Одержимость Грешника (СИ), стр. 12

— Ты заболела? — спросил Алекс, выслушав меня.

Сердце упало в пятки.

Алекс?!

Какого чёрта Алекс? Я же Кате звонила. Ничего не поняла.

Отняла от уха смартфон и посмотрела на дисплей.

Вызов действительно осуществлён абоненту “Северов”. Он был предпоследним, с кем я говорила, и список звонков при разблокировке экрана прокрутился — такое иногда бывает с моим телефоном. В моём состоянии я даже не вглядывалась в буквы и ткнула на номер Алекса…

Блин!

— Ой, — смутилась я. — Извини, я ошиблась контактом. Я Кате звонила.

— Кто такая Катя? — задал он новый вопрос.

— Вот это тебе зачем знать? — огрызнулась я.

— Отвечай на вопрос, — услышала я холодный приказ.

— Слушай, приказывай своим подчинённым, а не мне, хорошо?

Вот умеет же вывести из себя за две секунды! Это талант.

— Кажется, так звали твою бывшую домработницу. Ты её вернула?

Я только и открыла рот от изумления. Он знает, как зовут мою помощницу по дому? Феноменальная память.

— Да, — коротко ответила я.

— Послушная девочка, — хмыкнул Алекс, а меня перекосило. Пусть своих девок, которых менял при мне не раз как перчатки, так называет… — Такой ты нравишься мне больше.

— У тебя всё? — холодно отозвалась я. — Я так и не дозвонилась Кате, а мне нужны лекарства.

— Ты врача вызывала?

— Нет.

— Почему?

— Не хочу.

— Что значит “не хочу”?

— Да зачем он мне нужен? Что я — без него себе “Аспирин” не куплю?

— Тая, ты маленькая, что ли? Ну, хотя бы затем, чтобы удостовериться в том, что ничем серьёзным ты не больна, и чтобы квалифицированный врач назначил подходящие препараты, а не ты сама играла в доктора.

— Тебе так важно, чтобы я не болела? — уколола я его. — А то ведь игрушка сломается, правда? Хотя, если ты хочешь, я приеду с соплями и температурой. Я теперь очень горячая девчонка и вся теку… Правда, из носа, но…

— Так, прекрати, — оборвал он меня. — Это не смешно.

— Ну извини, — хмыкнула я. — Я всё делаю не так. Зачем тебе только со мной общаться такой?

— И мне правда важно знать, что ты здорова.

Желание смеяться отпало. Неужели в самом деле переживает? Сложно поверить в такое...

— Значит, так, — заговорил Алекс снова, когда я провалилась в свои мысли. — Я вызову врача. И после осмотра куплю тебе лекарства сам и привезу. Пусть Катя ухаживает за тобой. Ребёнок где?

— В саду, — ответила я, обалдев от того, что происходит.

Алекс… заботится обо мне и моей дочери?

— Забрать её оттуда сможет твоя Катя?

— Да… Я позвоню в сад и предупрежу, что приедет за ней Катя. На такси.

— Тогда жди врача. Пока.

Он завершил разговор.

5.

Вскоре приехала Катя.

— Ой, да вас совсем прямо знобит, миленькая, — приложила она к моему огненному лбу мокрую холодную тряпку.

— М-м… — застонала я от ощущения прохлады на лице и закрыла глаза. — Да, что-то мне совсем нехорошо. Потому я тебя и позвала. Никак мне не справиться одной…

— Я с вами, Таечка, не волнуйтесь, — погладила меня по плечу Катя. — Всё будет хорошо.

— Кать, сейчас приедет доктор. Откроешь ему дверь, ладно?

— Конечно, — кивнула она, поднося мне воды в стакане. — Ну-ка, пейте. Больному организму нужна водичка. Давайте-давайте… Вот так, красавица вы наша. Поставим скоро вас на ножки, и снова побежите по дорожке.

Глянула на неё и улыбнулась. Словно вторая мама. Такая тёплая и уже родная. Поймала себя на мысли, что скучала по этой большой и мягкой женщине.

— Вот так. Ложитесь.

Она помогла мне улечься в постель и укрыла одеялом.

— Нужно будет забрать Ксюшку из садика, — сказала я, устраиваясь поуютнее в своём гнёздышке.

— Заберём, не волнуйтесь. А сестра ваша может привезти малышку?

— Не знаю… — пожала я плечами. — Сейчас позвоню ей.

— Давайте, — сказала Катерина, вставая с кровати. — А я пока бульончика куриного сварю. Худая вы стали, Таечка… Так нельзя.

— Спасибо, — ответила я ей, понимая, что в моём состоянии смогу съесть лишь пару ложек чудесного бульона Кати, и то — потому что она очень старалась для меня. Что не шло мне в горло, так это еда.

Катя ушла, а я развернула меню телефона и набрала номер Юлии.

— Алло, Юль!

— Привет, сестра моя.

— Привет. Ты... — заговорила я и тут же закашлялась.

— О-о… — тут же всколыхнулась она на том конце провода. — Заболела, что ли?

— Блин… Да, — прогундосила я в трубку. — Ваще звездец полный…

— Врача вызвала?

— Алекс вызвал.

— Алекс?

— Так, давай без подколок, — тут же одёрнула я Юлю. Заведёт сейчас свою шарманку… Эта песнь о принце Алексе мне порядком успела надоесть! — Он совершенно случайно узнал о том, что я заболела.

— Как это? — не поняла Юля.

— Ну, я звонила Кате...

— И что?

— Попала к Алексу.

— Что, прости? — рассмеялась эта коза. — Как можно звонить Катерине, а попасть к Северову? Ну-ка, расскажи, даже интересно стало.

— Вот так, — вздохнула я. — Тыкнула куда-то не туда и ему выболтала, что больна.

— Шарик, ты балбес, — продолжала ржать Юлька. — Только ты так могла бы сделать!

— Да ну тебя…

— А ведь это судьба, Тай, — уже без смеха сказала Юля.

— Что я попала к нему?

— Да.

— Нет, — отмахнулась я. — Просто Шарик — балбес. Я что звоню-то… Ксюшка в саду, а я свалилась с тридцать девять почти. Ты сегодня сможешь забрать её?

— После смены смогу.

— Отлично. Тогда спасибо и жду.

— Ага. А ты давай врача жди и список лекарств мне кидай, я привезу.

— Да Алекс купит.

— А-а… — протянула сестра. — Понял. Третий — лишний.

— Типа того.

— Ну и ладно. Пусть везёт. Лишний повод ему тебя увидеть.

— Да какой там повод… Просто привезёт лекарства мне.

— Ты серьёзно полагаешь, что такой мужик будет ездить за лекарствами тебе или ребёнку? — спросила она.

— А что?

— А то, что это забота. И ухаживание за небезразличной женщиной. Иначе Алекс ни за что не стал бы тратить своё драгоценное время.

— Это его проблемы и желания. Я его об этом не просила, — снова пресекла я тему разговора.

Мне и так тяжело от этого всего, даже просто думать об этом всем, а Юля словно нарочно заставляет меня говорить о нём.

— Деревянная ты, Тайка, — сказала Юля. — Прямо как Буратино. Ничем тебя не пронять.

— Слушай, ты меня с ним уже достала! — Нахмурилась я. — Если тебе Северов очень нравится, то забирай. Хватит мне о нём говорить!

— Да я бы с радостью забрала, — вздохнула она. — Только он не забирается. Алекс мне в тот вечер сказал, что тебя любит. Тебя, Тайка.

Я зависла с трубкой в руке, глядя в одну точку впереди себя и хлопая ресницами.

Неужели так и сказал?

Не верю.

Такие не могут любить своим камнем в груди. У них там даже не камень, а счётчик денег.

Но с другой стороны — а зачем Юле мне врать? Какой резон? Она в этом вопросе лицо незаинтересованное, скорее, наоборот…

— Юль, я спать хочу, — выдавила я из себя, чтобы закруглить неловкий разговор. — Забери Ксюшу.

— Заберу, не переживай. И доставлю в лучшем виде. Кстати, когда Паша вернётся?

— Завтра, по идее. Но точных сроков мне не называли.

— Понятно. Будешь встречать?

— Ну, конечно, буду. Только, видимо, лёжа…

— А Кате чего звонила, Тай?

— Пока болею, временно её вернула. Чтобы тебя не дёргать.

— Всё с вами ясно. Ну, до вечера, у нас планёрка начинается.

— Пока, Юль.

Я завершила диалог.

***

Врач осмотрела меня, дала рекомендации и уехала. Как я поняла, она отправила список лекарств Алексу сама по смс и уехала. Я успела задремать, когда меня начала будить Катя.

— Тая… Таечка… К вам приехали, — мягко трясла она меня за плечо.

— Что? — распахнула я сонные глаза. — Кто приехал?

— Алексей Сергеевич, — ответила она. — Внизу ждёт. Лекарства привёз. Я их прибрала в аптечку уже.