А я тебя нет, стр. 12

Кристина вскинула руки и тут же обреченно их уронила.

– Э-э-эль…

– Я же сказала, что подумаю. – Элли кивнула в сторону витрины. – Иди. Тебя ждут торты.

Она отвернулась к проезжей части, остановилась у края и стала высматривать такси. Несколько мгновений ничего не происходило. Но вот за спиной хлопнула дверь.

Из лёгких вырвался тяжелый выдох. За ворот куртки пробрался слабый ветер и остудил шею. Захотелось обнять себя за плечи, но Элли удержалась от этого жеста. Были времена, когда Кристину хотелось задушить подушкой: она вредная, настырная и умеет заставлять людей делать так, как ей нужно. Но хорошее в ней всё-таки перевешивает. И хороших воспоминаний намного больше, чем плохих. Просмотр ужастиков по ночам, когда приходилось прятаться под одеялом от родителей. Выпускной Кристины, на котором та нашла для Элли красивого рослого брата подружки, и он даже пригласил её на свидание. Защита диссертации, после которой Кристи с горящими глазами рассказывала всем прохожим, какая умная у неё сестра…

Далеко на горизонте замаячила синяя точка. Она стала медленно приближаться в потоке машин, увеличилась, обрела форму такси. Вовремя. Можно пойти навстречу, подальше от этого места, и избежать еще какого-нибудь разговора.

Да, так будет лучше всего.

Элли сделала шаг, придержала сумку, уже собралась поднять руку, чтобы обозначить себя, но не успела.

– Элли, постой.

А она и не услышала, как дверь кондитерской снова распахнулась. Нужно было бежать отсюда еще минуту назад. Рядом почудилось движение, в поле зрения появилась фигура в чёрном, и Элли вопросительно выгнула брови. В груди на секунду что-то сжалось, но тут же отпустило.

– Просто хочу сказать, что я тебе не враг, – Хитклифф подошел ближе и остановился напротив. – Мы вполне можем сработаться.

Конечно, не враг. Всего лишь никто.

– Не сомневаюсь, – она всё-таки подняла руку и махнула приблизившейся синей машине. – А теперь я хочу уехать, если никто не против.

Хитклифф сунул руки в карманы куртки и вытянул мотоциклетные перчатки.

– Я еду в Редленд смотреть квартиру, а то приходится жить у родителей… – он чуть пригнулся, пытаясь заглянуть в лицо. – Могу подбросить.

Смешнее было бы только, если бы он предложил секс по старой дружбе.

Такси моргнуло поворотником и остановилось у тротуара. Только сейчас Элли позволила себе на секунду посмотреть в карие глаза.

– Я уже нашла транспорт… – конец фразы как-то затух.

Ветер смахнул со лба Хитклиффа отросшие волосы, открывая выразительную длинную бровь. Заходящее солнце впервые за обе встречи подсветило едва заметный, рассекающий поперек шрам. Шрам? Элли прилипла к нему взглядом. Откуда шрам? Когда он появился?

– Ты не думаешь, что глупо ехать в одну и ту же сторону, но на разном транспорте? – бровь со шрамом иронично выгнулась.

Чёрт! Нельзя так долго пялиться! Элли сделала шаг к машине, дёрнула за ручку и быстро нырнула в салон.

– Пока, Хитклифф. Если мне понадобится помощь, я обязательно тебе напишу, – она потянула на себя дверь. – Или нет.

Дверь хлопнула. Хитклифф отскочил в сторону и такси медленно влилось в поток.

Элли посмотрела в зеркало заднего вида. Тёмная мужская фигура осталась стоять на месте, спрятав руки в карманы косухи. Пристальный взгляд не оторвался от багажника до самого поворота. Прямо дежа вю. Когда-то давно этот взгляд так же внимательно прожигал закрывшуюся дверь дома Элли, после чего исчез, казалось бы, навсегда.

Лучше бы он исчез навсегда.

Глава 4

– Ребят, помните Хита? – заорал высокий тощий парень, едва не скатываясь с крыльца. – Он нас всех развезет.

– Тебя уже развезло, Марк, – хохотнула кудрявая шатенка Мими.

Марк поднял указательный палец.

– Еще не до конца.

Пошатываясь, он доплелся до пикапа, хлопнул Хита по плечу и свернул в сторону кузова.

– Привет, дружище! – в нос ударил стойкий запах плохого пива. – Я еду здесь, а то заблюю твоему папаше обивку.

И приятель двинулся вперед наощупь, придерживаясь за борта. Хит изломил губы в ухмылке, привалился спиной к пассажирской двери и проследил за размазанными движениями.

– А говоришь, не развезло, – хмыкнул он.

– Не до конца, – повторил Марк.

Компания на крыльце, восприняла это, как отмашку. Ребята начали неверным шагом спускаться по ступенькам, матерясь и толкаясь. Всех их Хит знал. Марк, приятель по кулинарным курсам, с какого-то хрена решил, что раз Хиту разрешено таскать ключи от отцовского ведра с гайками, то его можно использовать как извозчика.

Да он в принципе и не был против…

– Привет, Хит, – Трейси, вторая девчонка в компании, тоже хлопнула его по плечу и нырнула в темноту салона.

– Привет-привет, – буркнула Мими, последовав за подругой.

– Хи-и-ит, мужи-и-ик, – пьяно протянул Калеб.

И его лохматая голова тоже скрылась из виду. Консервная банка забита, можно трогаться. Хит захлопнул дверь за последним алкашем, развернулся, чтобы обойти пикап, но затормозил.

Взгляд споткнулся о тонкую, хрупкую фигурку, застывшую на нижней ступеньке крыльца. Лет шестнадцать на вид, осиная талия, цветастое летнее платье… Девчонка обняла себя за голые плечи, светлые длинные волосы упали на кукольное личико с большими голубыми глазами. Абсолютно трезвыми. Она с лёгким испугом следили за всем, что происходило у машины, в то время как за спиной во всю гудела вечеринка.

Но вот взгляд остановился на лице Хита. Губки бантиком чуть приоткрылись.

Господи, кто швырнул ангела в этот адский котёл?

– Привет, – прошелестел тихий робкий голос.

И вывел из ступора. Хит удивленно дернул бровями.

– Привет.

– Я Эль… – девчонка нервно махнула рукой в знак приветствия. – Не знаю, как с ними оказалась, – она мотнула головой в сторону задней двери пикапа.

Её красивые губы дернулись в нервной улыбке. Не знает, как оказалась? Её сюда несли? В открытое заднее окно высунулась каштановая голова Мими.

– О, точно, совсем забыла! Это Элли, моя соседка, – выдала она, чавкнув жвачкой. – Нам в одну сторону.

И голова тут же снова скрылась в темноте салона.

Ну, это, по крайней мере, что-то объясняет. Хит выгнул брови и оглянулся на забитую машину. Одно место там еще осталось… Он резко повернулся обратно к девчонке.

– Я Хитклифф. Садись вперед.

Подойдя к пассажирскому месту, он дёрнул за ручку и распахнул дверь. Придержал. Девчонка как-то замялась. Ночной ветер поднялся и прихватил цветастый подол платья, тот всколыхнулся, и она вздрогнула, как лист на дереве. И только тогда сделала нерешительный шаг к машине.

– Хорошо, спасибо, – опустив голову и уставившись под ноги, пробормотала она.

Тенью скользнула мимо и просочилась на место рядом с водительским. Её точно подбросили к этому сброду. Иначе не скажешь. Хит хлопнул дверью, сунул руки в карманы джинсов и быстро двинулся в обход капота. Добрался до своего места, влез в кресло, завёл двигатель. Пикап затарахтел, как старый маленький трактор.

А девчонка рядом вздрогнула и будто незаметно попыталась оттянуть пониже подол в цветочек.

Dio mio!

Хит нахмурился, крутанулся назад и вытянул руку вглубь заднего дивана, наткнувшись на какой-то пьяный мешок с костями.

– Подвинься, гопник, – он размахнулся и всадил кулак в тощее колено.

– Э-э-э… – протянул мешок, но с места всё-таки сдвинулся.

Пальцы нащупали рядом мягкий свёрток, Хит схватил его и забрал себе. Уличный фонарь осветил клетчатую ткань пледа.

– Возьми, – он протянул ей свёрток. – Не волнуйся, чистый. Еще даже мамин гель для стирки не выветрился.

Секунду ничего не происходило. Но вот девчонка коротко кивнула, перехватила плед и начала осторожными движениями разворачивать на коленях. Светлые волосы завесили лицо, и она тут же убрала их за ухо.