Проект «Геката» (СИ), стр. 1

Обратный отсчёт: Проект "Геката"

Часть 1. 29.09–11.11.39. Луна, кратер Драйден, база «Геката»

29 сентября 39 года. Луна, кратер Драйден, научно-исследовательская база «Геката»

Люк открылся полностью; Гедимин, шагнув с пружинящей поверхности на ребристую, не почувствовал разницы действующих на него сил — компенсаторы гравитации внутри просторного помещения работали на полную мощность, и даже предположить было нельзя, что оно расположено на Луне. «В Луне,» — поправил сам себя сармат, с интересом оглядываясь по сторонам. Прохладный ветер коснулся его кожи — вентиляция, как и гравикомпенсаторы, не прекращала работу ни на секунду.

За спиной сармата с тихим гулом захлопнулся люк. Прибывшие встали тесной группой, едва не прижимаясь друг к другу. В опутанном вентиляционными трубами коридоре их уже ждали. Сармат в массивном скафандре шагнул навстречу, легко вскинув руку в приветственном жесте. Это был полноценный «салют Саргона» — все четыре пальца над правым плечом.

— Tza atesqa!

«Экзоскелет? Что за модель?» — Гедимин, изумлённо мигая, разглядывал бронированного сармата. От яркости окраски и странных зубчатых орнаментов на броне едва не зарябило в глазах. Скафандр был трёхцветным — чёрным, красным и жёлтым; узоры на нём выглядели совершенно бессмысленными, но их вид вызывал смутную тревогу. «Не экзоскелет. Просто такая броня,» — быстро понял Гедимин. «Но до её начинки далеко даже «Рузвельту». Интересно знать, как он всё это на себе носит, и кости не трескаются…»

Его больно ткнули под рёбра сразу с трёх сторон, и он, вздрогнув, перевёл взгляд с замаскированного выдвижного ракетомёта на плече «броненосца» на прозрачный щиток, прикрывающий верхнюю половину лица. Из-под брони были видны только яркие жёлтые глаза и узкая полоса тёмно-синей кожи с серо-стальным отблеском. Гедимин мигнул ещё раз.

— С прибытием на новое место работы, — встречающий слегка наклонил голову — к изумлению Гедимина, пытающегося понять, как сармат может двигаться в такой массивной броне без помощи пневмоприводов, и за счёт чего суставы и позвоночник сохраняют подвижность. — Надеюсь, перелёт не доставил вам серьёзных неудобств. Вижу, с вами обращались не так осторожно, как мне хотелось бы.

Он пристально посмотрел на плечо Гедимина. Сармат скосил глаз и увидел свежий кровоподтёк, оставленный «клешнёй» экзоскелета. Он с трудом заставил себя оставаться на месте — взгляд жёлтоглазого был цепким и неприятным.

— Ассархаддон, — почти беззвучно выдохнул за плечом Гедимина Линкен. — Живой. Тупые макаки…

Глаза встречающего на долю секунды сузились, и он перевёл взгляд на взрывника. Тот замолчал — Гедимин практически услышал, как он со стуком захлопнул рот.

— Располагайтесь как… дома, — сармат в скафандре небрежным жестом указал на просторный зал. — Вы на лунной научно-исследовательской базе «Геката». Прекрасное сооружение — спасибо Исгельту Марци и шахтёрам Коцита… и до некоторой степени — мне. Моё имя — Ассархаддон Криос. Запоминать его необязательно — для этого есть более важные вещи. Например, ваш новый проект. Я предложил для него название «Феникс». Прежде, чем вы им займётесь, придётся пройти подготовку. Я отведу вас туда, где она будет проходить, и дам некоторые пояснения — насколько хватит времени. Вы готовы идти за мной?

Кто-то из сарматов подтолкнул Гедимина в спину. Коридор они прошли в молчании; на середине пустынного зала ремонтник почувствовал сбоку от себя движение воздуха, не совпадающее с общим током вентиляции. Там шёл экзоскелетчик — один из шестёрки солдат в лёгкой броне, бесшумно окружившей «научников». С другой стороны Гедимин услышал удивлённый выдох — теперь охрану заметил и Хольгер. Он указал ремонтнику на экзоскелетчиков, тот молча кивнул, продолжая разглядывать их броню. Это не был ни один из известных Гедимину лёгких экзоскелетов; очень отдалённо он напоминал сильно модифицированный «Голем» с вертикальным взлётом.

— В чём они? — еле слышно спросил у Гедимина Хольгер. — Не помню, чтобы мне такое встречалось.

— Модификация «Голема», — неуверенно прошептал сармат. — Хорошая машина для тесных помещений.

— Так и есть, — подтвердил, повернувшись к «научникам», Ассархаддон. — «Гарм», одна из разработок «Гекаты». Простая надёжная машина. Жаль, для вашей работы она плохо подходит.

Стена перед ним беззвучно раздвинулась, и только сейчас Гедимин заметил люк, замаскированный под гладкую поверхность. Его створки без единого скрипа исчезли в стене; за ними было ярко освещённое пространство — три на пять метров, с узкими иллюминаторами и перилами вдоль них. «Автодрезина,» — это устройство Гедимин опознал с первого взгляда. «Видимо, «Геката» занимает очень большую территорию…»

Двое сарматов в «Гармах» последовали за «научниками» в дрезину. Они встали в кормовой части, оставив Ассархаддона на пустом носу транспорта. Едва люк закрылся, Гедимин услышал тихий свист и почувствовал, как его слегка прижимает к полу, — транспорт разгонялся на удивление быстро и легко. Никаких управляющих механизмов сармат не видел.

— Электрорельс «Космодром — Тренировочный блок», — пояснил Ассархаддон, глядя на «внутренности» механизма и то, что мелькало за иллюминаторами, почти с нежностью. — Мы въезжаем внутрь «Гекаты». Здесь было бы уместно показать вам панораму огромной базы, уходящей в глубину на сотни ярусов, и выставленные напоказ устрашающие механизмы, выгодно подсвеченные красным и синим. Да, не сомневаюсь, всё бы так и было, если бы её проектировали под руководством покойного Саргона… или ещё живого Маркуса — любовь к эффектам у них общая. Однако «Геката» — создание Исгельта, а он весьма практичен и лишён романтики. Никаких эффектов, — надёжность, удобство и скрытность.

«Исгельт Марци — конструктор? Он построил эту базу?» — Гедимин удивлённо мигнул — он смутно помнил бывшего губернатора Сахары, как одного из сарматских адмиралов, и знал, что Линкен относится к нему с огромным уважением, но его инженерные таланты никогда не упоминались. «Понятно, почему его вывезли первым. Хорошая маскировка — эти диверсии и теракты…»

Сквозь иллюминаторы видно было плохо — дрезина неслась, плавно меняя направление и постепенно спускаясь всё ниже, и коридоры просвистывали мимо один за другим; Гедимин мог только понять, что база огромна.

Его ткнули сзади — несильно, но чувствительно; обернувшись, он встретился взглядом с Кененом. Учётчик подмигивал ему и слабо шевелил пальцами. Гедимин пригляделся к его жестам и растерянно мигнул.

«Смотри, атомщик. Здесь твоя зарплата за одиннадцать лет,» — просигналил ему Кенен и снова прищурил один глаз. «Твоя и всех сарматов на территориях. Нравится?»

«С чего ты взял?» — спросил ремонтник. Кенен широко ухмыльнулся.

«Кто вёл всю отчётность? Из того, что приходило с материка, до вас доходили жалкие капли. Остальное — здесь. Смотри, на что ты работал.»

— Я собирался вывезти вас на три месяца раньше, как только вы закончили работу над реактором Гедимина, — снова заговорил Ассархаддон, когда дрезина начала сбавлять ход и спускаться вниз странными скачками; она по-прежнему двигалась тихо и мягко, не скрежеща и не лязгая, и ремонтник не сдержал одобрительной усмешки. — Но Маркус потребовал «надёжных доказательств полезности» — да, он часто так выражается. Лично я в полезности вашего центра не сомневался ни секунды с момента его учреждения. Что же, вы не подвели меня. Теперь вы здесь, и у меня — у всей сарматской расы — есть для вас серьёзная работа. Выходите, мы на месте. Не опасайтесь охранников — они здесь для вашей безопасности.

Шестеро «Гармов» встречали дрезину в пустом коридоре. Выйдя из вагона, Гедимин понял, что этот участок — небольшая ровная площадка посреди галереи, изгибающейся плавной дугой. «Защита от взрывной волны?» — он заинтересованно сощурился. «Интересно, что должно было взорваться — чужая бомба или свой… объект экспериментов…»