Клинок предательства (СИ), стр. 1

Клинок предательства. Том I

Пролог

Одна тысяча девятьсот девяностый год.

Мир изменился навсегда.

Двадцать девятое июня.

День, после которого мир уже никогда не станет прежним.

Открылись первые врата…

Пролог

11 июля 2000 года.

Десять лет спустя.

Индийско-Пакистанская граница.

Ночное небо тонуло в густой дымке. Захлёбывалось в ней, словно утопающий в океане.

Сколько прошло времени?

Восемь часов с того момента, как они ушли туда? Больше? Сколько ещё будет продолжаться этот ад?

Генерал Мэтью Гарт прижимал окуляры бинокля к своим усталым, покрасневшим глазам. Резиновые наглазники врезались в кожу. Гарт старательно вглядывался в даль. Туда, где индийская земля исчезала под разрывами сотен артиллерийских снарядов. Туда, где человеческих мир сгорал в огне термобарических бомб и касетных боеприпасов.

Сегодня люди достали всё, что только было у них запрятано в чуланах на «чёрный день». Самые разрушительные типы оружия, что только были у них в наличии ради того, чтобы удержать границу Пакистана. Разве что только ядерные заряды оставались пока не тронутыми…

Гарт перевёл бинокль чуть в сторону. Огромная, высотой с пятнадцатиэтажное здание тварь, больше напоминавшая помесь минотавра и осьминога, продвигалась к позициям русских.

Широкая песчаная коса озарилась мимолётными огнями дульных вспышек сотни танковых орудий, исторгнув из себя настоящий шквал снарядов. Оставляя в воздухе трассирующий след, они стальной пощёчиной ударили по приближающемуся монстру, рвя его плоть на части и оставляя на теле глубокие, кровоточащие раны.

Раненая тварь взревела с такой силой и яростью, что даже со своего места Мэттью услышал этот жуткий, пронизывающий до самых костей рёв.

Всего двадцать — тридцать лет назад, кто-то мог бы ошибочно подумать, что случился самый страшный кошмар в истории человечества. В те давние времена, которые теперь американский генерал будет похоже вспоминать с теплотой и ностальгией. В то время, никто не хотел, чтобы «холодная» война стала «горячей».

Но происходящее сейчас было в стократ хуже.

— Генерал! Штурмовики подходят с северо-запада!

Крик адьютанта потонул в грохоте артиллерийской канонады. Но Гарту не нужно было слышать его, чтобы понять, что именно происходит. Он уже видел их.

Десятки. Нет! Сотни.

Они с ужасающим, разрывающим ночное небо воем проносились над головами солдат, ослепительно сверкая вспышками своих двигателей. Американцы. Британцы. Русские. Немцы. Французы. Более тысячи ударных самолётов неслись на бреющем полёте, над головами объединённая армии ООН, буквально заполоняя собой небо.

Мир содрогнулся, когда пилоты сбросили с внешней подвески свой смертоносный груз прямо на головы наступающей орде. Кассетные бомбы. Напалм. Белый фосфор. Фугасные авиабомбы. В ход шло всё, что могло наносить урон. Разве что химическое оружие так и оставалось на складах.

Против них оно всё равно было бесполезно.

Сверкнула вспышка. Ослепительная в ночной тьме. Алый, словно мерцающий на солнце рубин, луч прорезал ночную тьму. Он прошёл по небу смертоносной косой, оставляя за собой жёлто-оранжевые всполохи. Обломки горящих истребителей и фронтовых бомбардировщиков начали сыпаться с неба.

В отсветах этих взрывов Гарт увидел крошечные медузы парашютов. Его пальцы сжали бинокль с такой силой, что казалось вот-вот его сломают.

— Когда подойдут бомбардировщики?

— Через пять минут, генерал.

Выжившие пилоты будут мертвы задолго до этого момента.

«Ублюдочные, высокомерные индийцы. Вы кичились своей силой и количеством поганых пробуждённых. И посмотрите теперь, к чему это привело!»

От рвущейся к позициям армии орды начали подниматься крошечные точки. Такими они казались с того огромного расстояния, с которого за ними наблюдал генерал. На сам же деле, каждый из них превосходил размером штурмовики, что сейчас бомбили подступавших чудовищ. Они поднимались в небо, набрасываясь на не успевшие вовремя отойти истребители, рвя металл своими когтями и клыками.

Сотни драконов заявили свои права на человеческое небо.

Генерал испытал острое желание сплюнуть прямо на землю, но сдержался.

Рядом послышалось тихое движение. Мэттью никогда бы не поверил, что кто-то с такими габаритами может двигаться так тихо и незаметно.

Чёртовы пробуждённые…

— Мои танки отступают, Мэтт. Мы несём слишком большие потери.

Генерал-лейтенант российской армии. Сергей Смирнов.

Пробуждённый B-ранга.

«Оловянный солдатик»

— Сергей, если вы это сделаете, то…

— А если не сделаем, то останемся без техники, — оборвал его Сергей, — твари расширяют своё ЭМ-поле или чем эти сукины дети пользуются для того, чтобы поганить нашу электронику. А в моих отрядах слишком мало высокоуровневых пробуждённых, чтобы позволить им сражаться без поддержки техники против такого количества противников.

— Дьявол… Хорошо, Сергей, отходите назад. Мы сдвинем линию обороны по всей границе, но…

— Да, — кивнул Смирнов и так прекрасно понимая, что хочет сказать его товарищ, — если так продолжится, то мы не сможем их сдержать.

Тёмноволосый здоровяк смотрел на разворачивающееся впереди поле боя. Зрачки его глаз двигались из стороны в сторону, отслеживаю происходящее без какой либо помощи.

Гарт прекрасно знал об этой особенности своего российского напарника.

Способность «Наблюдатель». Возможность создания призрачных глаз, что взирали на поле боя с высоты, позволяя своему хозяину охватить одним взглядом всё поле боя.

Бесконечные разрывы окрасили ночь жёлтым пламенем. Вспышки взрывов освещали отдельные участки, на краткие мгновения срывая завесу тьмы с того ада, что творился под её покровом.

Но вместе с этим, генералы замечали и другое. Росчерки алых и фиолетовых лучей. Змеящиеся разряды ослепительных молний. Появляющиеся на земле и в небе руны и светящиеся энергией круги, мерцающие потусторонним светом.

Даже за прошедшие со дня Первого Пробуждения десять лет, Мэттью так и не смог до конца принять то, что люди теперь с лёгкостью называли магией.

— Слишком много тварей, — произнёс наконец русский, — они теснят нас и давят на позиции. Если немцы не отойдут, то их зажмут в клещи.

Гарт кивнул и махнул рукой своему адьютанту, слышавшему каждое слово. Тот лишь кивнул и быстро исчез, чтобы отдать приказ.

— Я удивлён, Сергей, что ты здесь а не на передовой.

— Мои способности гораздо полезнее в управлении боем, чем в прямом столкновении, Мэтт. Ты же знаешь.

— Знаю. Сергей, знаю. Я должен тебе сказать. В случае, если мы не удержим их в пределах Индии, то моё руководство применит ядерное оружие.

Сказанные слова камнем упали между двумя мужчинами. Сергей несколько секунд молчал, прежде чем ответить.

— Это было ожидаемо, — наконец произнёс он, ни на секунду не прекращая отслеживать происходящее.

— Что поделать, — пожал плечами Гарт. — Трудные времена требуют тяжёлых решений. Как дела в Китае?

— Мы справляемся, — только и произнёс Смирнов, продолжая наблюдать за ходом боя через своих бесплотных слуг. — Продолжаем удерживать их в пределах монгольской границы. Похоже, что китайцы всё же смогут закрыть свои врата.

— Австралия…

— Я знаю, Мэтт, — Сергей не хотел слышать то, что и так уже прекрасно знал, — но здесь ничего поделать нельзя. Теперь это мёртвые земли…

— Генерал! Бомбардировщики!

Смирнов вместе с Гартом рефлекторно посмотрели вверх.

Туда, где скрытые за лёгкой облачностью летели тяжёлые бомбардировщики Б-52. Все, что были в распоряжении ВВС США. Более двухсот самолётов сейчас приближались к полю боя по всей протяжённости границы. Смирнов страстно бы хотел, чтобы и воздушные силы его собственной страны находились сейчас здесь, но большая часть российской армии находилась на границе Монголии и Китая, стойко сдерживая последствия прорыва.