Принеси мне, Санта, антидепрессанты (СИ), стр. 17

— Ты весь год был один? — спросила я наконец. Мне было интересно. Ведь «люди не всегда живут вместе, потому что у них любовь».

— Конечно, — пожал он плечами.

— Как же ты выдержал?

— Выдержал что? — не понял он.

— Ну… без секса… — Я, кажется, покраснела.

— Лучше спроси, как я выдержал без тебя. А искать заменитель, чтобы получить бледную тень того, что я испытываю рядом с тобой, — кому это надо?

— А что ты испытываешь рядом со мной? — спросила я, чувствуя, как ускоряется сердце.

— Любовь, Нина. Что же еще?

Он сказал это так просто, что у меня перехватило дыхание.

— Я…

— Ты тоже меня любишь. Я знаю. — Он наклонился и поцеловал меня. Очень нежно — но этот поцелуй был не менее сладким, чем те, другие — горячие и страстные. Мне нравилось рядом с ним все: и бешеный секс, и нежности, и разговоры. С ним было так легко говорить.

— Да…

— И выйдешь за меня замуж, — утвердительно сказал Максим.

— Кажется… да.

— И родишь мне много-много детей.

— Да.

Он все решил за меня. Но мне это нравилось. Потому что он знал, что я хочу.

— Как часто я буду жалеть, что мы упустили целых два года… — шепнул Максим, опрокидывая меня на мягкий ковер прямо под елкой. Его член терся о мое бедро, и я развела ноги, позволив ему скользнуть внутрь.

— Я тоже, — сказала я, ахнув, когда он толкнулся в меня. — Я тоже…

***

А следующий Новый год мы встречали в палате роддома, где на маленькой белой елочке висел самый волшебный в мире синий шарик. И у нашего сына оказались такие же синие глаза.

HAPPY END