Совсем неглавная героиня (СИ), стр. 42

— Всего-то лет на пять-семь младше тебя, — фыркнула я, но махнула рукой, не став продолжать бессмысленный спор. — Они не разлей вода едва ли не с пеленок. Всегда везде вместе, друг за друга стоят горой, куда один, туда и второй. Неудивительно, что они близки…

— Я не осуждаю, у каждого свои предпочтения, — пожал плечами лис, ехидно блеснув глазами. — Мне вот больше девушки нравятся…

— Дурак! Не физически — духовно близки, как братья, потому стена их и пропустила. Единение! Забыл? — выпалила я.

Лис задумчиво почесал подбородок, но на его лице также отразилось понимание.

— Гу Юнжень и Ланлинь связаны на магическом уровне, плюс оба избранные. Потому их тоже пропустили, но это мы выяснили вчера. Ну что ж, я один в семье, сестру никогда не хотел. Артефакта у нас тоже нет, но, если хочешь, можем, конечно, обвязать наши запястья хвостом Баосы…

— Мря-а?!

— Ну вот, он против, этот вариант тоже отпадает. Остается одно, самое очевидное: ты все же обязана выйти за меня замуж. Баосы, тебе как самому близкому нам и единственному существу в этой пещере придется сейчас провести обряд бракосочетания. Не волнуйся, это просто: промяукай что-то пафосно-вдохновенное и благослови, а дальше погуляй вон в той части пещеры, пока мы будем узаконивать наш брак, — закончил этот засранец невозмутимо.

— Да я тебя сейчас просто придушу! — не выдержала я, как только ко мне вернулся дар речи. — Вон за тем камнем в пыли прикопаю, после чего в обнимку с Козявкиным и выйду из пещеры. Вот у нас с ним точно единение!

— И с чего это вдруг у вас единение?! Ты сколько раз его за это время навещала, а? Раз на рынке потискала, потом возле лавки врать научила… Да и все! Кто его все это время кормил, поил, лапы ему мыл, морду от крови чистил… — с пол-оборота завелся Сан Линь с такой бурей возмущения, что не всякой матери-одиночке дано.

— Вот именно! Вместо того чтобы нормально дитё воспитывать, ты учил его убивать. Самому не стыдно? Чистую и невинную душу сразу в пучину порока бросил… — не осталась в долгу я.

— Мау-у-у… — жалобно и пронзительно завыли рядом, сбивая с мысли и заставляя растерянно оглянуться. Козявкин, крепко зажмурившись и раскачиваясь из стороны в стороны, продолжал выводить скорбные рулады.

— Вот! — Уже наглаживая между ушей с трудом успокоенное дитятко, я другой рукой обвиняюще ткнула в сторону надутого лиса. — Смотри, до чего ребенка довел!

— Я довел?! — снова взвился Сан Линь. Шепотом взвился. Впрочем, и я сама на него шипела вполголоса.

— А кто? Ругаться при ребенке нельзя, у него от этого будет психологическая травма, которая может ему всю жизнь сломать. А ты что делаешь?!

Сан Линь только рот от возмущения открыл, но не издал даже звука. Я невесело ухмыльнулась: тоже мне, победила, называется. Демагогиня и вообще злобная мегера, довела ребенка и…

— Ладно, иди сюда. — Я потянулась и дернула лиса за рукав, подтаскивая к себе поближе. Заметила, что Баосы приоткрыл один глаз и хитро скосил его на мою руку. Тут же отпустила шелковое одеяние «мамули» и погрозила мохнатому симулянту кулаком. Потом вздохнула и поверх тигриной головы, уложенной мне на колени, посмотрела на лиса серьезно:

— На самом деле, у нас проблема, и все невесело. И я не знаю, что делать. Не умею изображать единение с тем, кто этого не хочет, знаешь ли.

Лис вздрогнул и посмотрел на меня… странно. Потом нахмурился, прикусил губу, отвернулся и вроде бы о чем-то задумался.

Я только усмехнулась про себя. Ну да, ну да. Одно дело весело вредничать и шутить про три поклона, а совсем другое — всерьез думать о том, чтобы как-то там связать свою судьбу с совершенно, по сути, незнакомым человеком. И не добровольно связать, а под принуждением: или «единитесь», или помирайте тут с голоду.

Рыбы в озере надолго не хватит, учитывая аппетиты Козявкина. В моем рюкзаке, конечно, есть запасы. Но и они не бесконечны. А еще ж беспокойство по поводу Пылинки и Ко… но даже ради этого мне странно и неприятно принуждать Сан Линя к тому, чего он сам не хочет. А он точно жениться ни на ком не собирается. Это в оригинале новеллы его лотосом, бедного, ушибло на всю башку. Здесь, слава всем богам и, кажется, мне лично, товарищ остался полностью вменяемым. Это хорошо, потому что я не хочу видеть, как он гибнет в конце сюжета…

— Давай ты не будешь решать за меня? — Я аж вздрогнула, когда Сан Линь это сказал. Подняла на него глаза и оторопела: лис придвинулся почти вплотную и смотрел прямо на меня, в упор.

— Вот именно этого я делать и не хочу. — Отвернуться не получалось, и голос прозвучал как-то жалко, совсем на меня не похоже.

— Чего ты не хочешь? — Напряжение вокруг лиса все нарастало, я физически чувствовала мелкие колючие искры, бьющие от него в меня.

— Сан Линь, ну перестань. — Усталость вдруг навалилась на плечи, и я склонила голову к притихшему Баосы, прижавшись щекой к его пушистой макушке. — Не хочу, чтобы ты на мне женился только из-за того…

— Не хочешь?! — Лис буквально взвился, с настоящей такой злостью. Я едва успела поймать его за ханьфу. Хотя, конечно, никуда он не делся бы из пещеры. Но мне важно было удержать его сию секунду, не дать сбежать даже на несколько шагов.

— Не хочу, — повторила твердо, глядя прямо в злые сузившиеся глаза. — Не хочу насильно. Не хочу, чтобы вот так…

— Как?! — опять перебил Сан Линь. Его хвосты мелькали черными молниями, я кожей чувствовала создаваемый ими ветер.

— А вот так! — Теперь злость пришла и ко мне. — Не строй из себя дурака, все ты прекрасно понимаешь! Одно дело — дурачиться и дразнить друг друга, как ты это делал все время, а совсем другое…

— Дурачиться?! — буквально прошипел он. А потом неожиданно и так быстро дернул меня к себе, что я не успела среагировать. И…

ГЛАВА 19

Сан Линь

Да если бы он сам знал! Чего хочет от этой ненормальной… все слишком сложно и непонятно. Он не собирался жениться, и уж тем более не на взбалмошной девице из богатой известной семьи. Такой, которую избаловали вниманием с детства. С которой придется всю жизнь носиться, как с фарфоровой вазой позапрошлой династии.

Однако Джейсин… какая угодно, только не избалованная. И не девчонка. Еще тогда, в подвале, Сан Линь невольно ощутил ее как минимум… равной? Нет, старшей не ощущал! Нет, сказал!

Равной. Да. Взрослой, разумной и очень себе на уме. В этой де… женщине больше загадок, чем в лабиринте Мерцающей Звезды. Ее тайны раздражали, даже бесили. И интриговали так, что кровь кипела.

Словно в вены перца впрыснули. Хотелось прибить на месте или… или поцеловать. Особенно когда она с непробиваемой наглостью смела решать за Линя — хочет ли он на ней жениться всерьез или просто играет в странную игру!

Перец в крови обжег так, что Сан Линь не сдержался. И уже через секунду эта поганка, только что утверждавшая, что не пойдет за него замуж, отвечала на поцелуй с таким пылом, что они могли бы проплавить пол в пещере и провалиться на другой уровень только силой страсти.

В голове помутилось, Линь даже не заметил, куда делся Баосы, который вроде бы устроил свою здоровенную ушастую башку у Джейсин на коленях. Сколько времени прошло — тоже не понял, только женщина оказалась у него на коленях, и они продолжили целоваться, как в последний раз перед смертью. Кажется, Линь рычал. Кажется, она отвечала тем же, а еще оставила четыре алые полосы на его шее, когда он попытался отстраниться на секунду — только чтобы притянуть ее еще ближе.

Кажется, Линь порвал ее ханьфу. А потом…

— Ай! — Джейсин вскрикнула от неожиданности, а лис прямо в воздухе попытался извернуться, чтобы упасть правильно: оказаться внизу, защитив девушку от удара о камни. Слава всем небожителям, провалились они неглубоко — хотя у Линя все равно перехватило дыхание, когда он врезался спиной в наклонный пол, по которому оба и заскользили дальше вниз.