Совсем неглавная героиня (СИ), стр. 4

ГЛАВА 4

Джейсин

Честно говоря, количество нервных клеток, сгоревших во время этого приключения, я даже считать боюсь. С ума сойти, я ж приличная женщина, преподаватель с ученой степенью. И чем в итоге занимаюсь? Скачу ряженая по чужим крышам, ворую трупы с кладбища и бью по голове ни в чем не повинных лисов.

Хотя, конечно, последнее утверждение — перебор. Если Сан Линь невинная овечка, то я — признанная балерина с оперным голосом. И все равно за шишку на лисьем затылке меня мучает совесть.

Ведь нет никакой гарантии, что Сан Линь поступил бы ровно так же, как в дораме. Вполне возможно, он не стал бы убивать женщин и детей. Только в этом-то и проблема. По сюжету дорамы поместье Мун было вырезано до последнего человека и сожжено. Поднебесная содрогнулась от ужаса и… уважения. Да, вот так странно тут устроено. Священное право мести признают все, хотя это вовсе не значит, что, попадись Сан Линь властям или просто кому-то из сильных мира сего, ему не предъявят счет за убийства и не казнят.

Но зато все, кто знал о преступлениях и нездоровых пристрастиях Мун Вейджо со товарищи (а знали многие, только помалкивали. Потому что либо сами сволочи, либо силенок не хватило бы что-то с гадом сделать), содрогнулись и приняли к сведению: сила и деньги не всегда равны безнаказанности.

Но как же я перенервничала… и устала. И что? И ничего. Покой нам только снился. На ближайшее время лис занят, Гу Юнжень ждет результатов его мести и тоже пока не дернется, по идее, зато у меня на повестке дня Пылинка и тот самый зверский артефакт, который пальцем не тронь, глазом не глянь, но в академию верни.

В академии ее нет, а поскольку вместе с ней пропали и Юань Шуай, и Да Сьон, логика и знание сюжета подсказывают мне, что искать всю компанию надо на землях клана домашнего лиса. Собственно, также имеется одно интересное местечко, где заветный артефакт можно либо спрятать, либо подзарядить, на выбор.

Беда только в том, что дорама — это одно, а подробная карта местности — другое. Где искать таинственную пещеру, возле которой можно будет поймать нашу троицу, — это еще мозги как следует поломать. Ну и что, что я помню, как выглядит эта дыра в горе снаружи и изнутри? Саму гору крупным планом в ноуте не показывали, и вряд ли на ней нарисована красная стрелочка, чтобы я точно не промахнулась.

Напрягая мозг, я попыталась вспомнить все подробности и нюансы из дорамы. Что вспоминала — сразу и быстренько записывала на листочек мелкими русскими буквами, чтоб никто не догадался.

Итак… вроде бы от центрального поместья лисьего клана до горы наши герои на экране добрались меньше чем с обеда до темноты. Но! У этих троих короедов с внутренними силами все в порядке, особенно после того, как я перестала рисовать им печати на одном интересном месте. Они и в дораме, и сейчас, в реальности, летали на мечах, а не таскались по буеракам на своих двоих.

С горем пополам удерживать равновесие на этом небесном аналоге чокнутого скейта я тоже научилась. Вот только скорость… Короче, за троицей мне не угнаться. И как рассчитать их среднюю скорость, я тоже не знаю. Вот направление с трудом, но выудила из памяти — вроде как на запад они летели по сюжету. Эх, как сложно жить… без реактивного самолета!

Зато у меня есть своя лампа Аладдина с сидящим там джинном. Пускай не личным, пускай вредным, пускай не всегда доступным… Зато желаний не три! Правда, если верить Сияну, в гробу он видел исполнение еще хотя бы одной моей хотелки… Ну да то уже мелочи. Да и вообще, на безрыбье и рак рыба.

* * * * *

— Сиян! Прием-прием! — взывала я к нему уже добрых минут сорок, тщетно вглядываясь во вполне сносное изображение вредного божка на каменной глыбе.

Ее мне вручили сразу же после того, как узрели мои собственные художества. И даже толкнули высокопарную речь на тему того, что это часть какого-то древнего алтаря, у которого ему некогда поклонялись. Причем с такой экспрессией этот кирпич сунули в руки, что я прям прочитала в глазах Сияна, что с гораздо большим удовольствием он бы в меня швырнул им. Пришибить в своем нигде не пришиб бы, все же я там, в отличие от него, бесплотная сущность, но налаживать контакты после этого ему определенно было бы сложнее.

Правда, наличие довольно симпатичной картинки на каменюке на качество связи никак не повлияло, учитывая, что абонент упорно отказывался быть абонентом.

Чертыхнувшись, от нечего делать уставилась пристальнее на изображение Сияна. И вот чем это художество лучше моего? На моем он больше угадывался, как по мне. А тут ему очень и очень льстили.

Нет, отдаленное сходство, конечно, было. Например, тога как настоящая получилась. У меня даже закралось невольное подозрение, что она у него единственная. Штопанная, видать, перештопанная уже. Стирал ли хоть, сердешный? Кхм… Ладно, фиг с одежкой. Но разве вот этот широкоплечий рослый красавец с золотыми кудрями, аристократически высоким лбом и точеным профилем Сиян? Ну видела ж его. Родственник — возможно… Хм… Может, потому сигнал и не проходит, что изображение не соответствует действительности?

Можно было, конечно, сразу бросить всю эту затею, взять уже собранные для похода вещи, навестить ректора и сообщить ему, что вынуждена отправиться к родителям, ибо соскучилась — сил нет, а от усталости просто валюсь с ног, к тому же мазей для целителей наделала с запасом. После чего двинуться по примерному направлению за компашкой полудурков, даже не потрудившихся официально прикрыть свой побег, и надеяться на авось. Мол, на месте разберусь что и куда… Нет, стратегия не хуже прочих, но очень уж не хотелось идти вот так вот сразу в непонятное нигде.

А посему берем кинжал, которым можно выцарапывать на камне узоры, взываем ко всем своим тщательно спрятанным художественным талантам и…

— Ты совсем сбрендила?! Чего творишь?! Последнее мое изображение, выполненное моими почитателями! — взвыл Сиян над самым ухом так внезапно, что я едва не вонзила этот кинжал себе же в руку с перепугу.

А самое главное, что, хоть я и слышала божка, при этом находилась по-прежнему в своем домике. Я на всякий случай ущипнула себя, проверяя, не переместилась ли в его нигде, где он сделал новую перестановку. Но нет, боль от щипка ощущалась вполне реальная. Сияна, правда, рядом не было. Что не мешало мне слышать его громкие причитания об одной криворукой дуре, которая…

Кхм! А следом рядом со мной вдруг проявилось его голограммное просвечивающееся изображение! А говорил, что вот совсем нельзя никак иначе со мной связываться, только вводить в летаргический сон. Ох, Сиянушка, что-то рушатся твои крепкие догмы одна за другой. А когда кто-то пойман на очередной лжи или даже, скажем, оговорке, это означает одно. Джейсин, тебя таки ожидает новая плюшка!

— Что-то новенькое, однако, — пробормотала я. — А почему не переместил к себе, как обычно?

— Не прибрано у меня! — съязвил он. — Чего хотела?

— Спокойной мирной жизни, желательно без тебя и связанных с тобой проблем. Но это так, из глобального. Из насущного: ковер-самолет, — выпалила я.

Причем изначально я собиралась просто уточнить адрес. Но этот долгий дозвон так утомил меня, да еще и Аладдин с его джинном… В общем, все один к одному и сошлось.

— А почему сразу не ступу с помелом? — уточнил Сиян на удивление спокойным тоном, давая понять, что с нашими сказками знаком не понаслышке. Тем лучше, не надо будет объяснять в подробностях. А так и сочившийся в его словах сарказм, будем считать, я не заметила.

— Вместительность не та, лишнего с собой не утащить, пассажира сажать особо некуда, да и в управлении сложновато, думаю, к тому же даже не сесть… Так что? — поинтересовалась я деловито и, раз уж в гости меня не позвали и угощать ничем не собираются, достала из своих запасов пакетик «три в одном». Под этот ароматный напиток нудение Сияна воспринималось как-то легче.