Совсем неглавная героиня (СИ), стр. 3

ГЛАВА 3

Сан Линь

Голова гудела так, словно неизвестный злоумышленник превратил ее в бронзовый котел, а потом со всей дури вмазал по нему поварешкой, так что звон пошел по всей Поднебесной. Во рту было сухо и пакостно, а чтобы расклеить слипшиеся веки, пришлось приложить нешуточное усилие. Сан Линь застонал, вспоминая: шутка про котел и поварешку оказалась шуткой лишь отчасти.

— Чтоб тебя! — прохрипел лис, пытаясь хоть пошевелиться. — Чтоб тебя, зараза такая! — от души добавил он, с трудом повернувшись на бок и открыв наконец глаза. — Ай! Не смей лизаться, предатель!

Конечно, Баосы и не подумал слушаться, от души несколько раз пройдясь шершавым языком от подбородка до лба. Он громко мурлыкал и заискивающе щурился, что само по себе уже давало разгадку всему тому дурдому, что с ним приключился.

— Что, опять папочка попросила и ты задом завилял, вместо того чтобы защитить родного человека? — Лис сам не понял, как осилил эту длинную и полную сарказма фразу. — Говори, морда предательская, за сколько кусков мяса меня на этот раз продал?!

Баосы обиженно насупился и отвернулся. Сан Линь наконец-то приподнял голову и огляделся. Он лежал на аккуратно застеленном шелковыми одеялами ложе, на подушках, раздетый до нижних штанов и заботливо укрытый еще одним одеялом. А под затылком чувствовалось что-то холодное — пошарив рукой, лис обнаружил там кожаный бурдюк с уже почти растаявшей ледяной крошкой.

Злой и раздраженный парень сел на своем ложе и не сдержался — громко и грязно выругался в пространство, нащупав здоровенную шишку под волосами.

Баосы, устроившийся подле кровати, вздохнул и вынул откуда-то из-под лапы лист бумаги, на котором было написано: «Не ори на ребенка!»

— Что?! — еще громче гаркнул лис. — Да ты! Ты!

Баосы снова вздохнул и вытащил следующую бумажку.

«Сам такой. Не ори, сказала. В другой раз не будешь умничать и нос затыкать. И вообще, скажи спасибо, что я сделала за тебя всю нудятину, оставив на десерт настоящую месть».

— В смысле?! — сбавил тон лис, все еще машинально растирая шишку и украдкой оглядываясь. Вокруг была довольно благоустроенная пещера, он даже смутно вспомнил, что когда-то бывал здесь и сам собирался устроить что-то вроде секретного логова на крайний случай. Тут еще должен быть соседний зал, в котором некогда промышлявшие на окрестных дорогах древние разбойники держали пленников в ожидании выкупа. Там даже не очень проржавевшие клетки остались от этого прибыльного дела.

Но сейчас логово выглядело совсем не по-разбойничьи — здесь можно было вполне комфортно жить, учитывая со знанием дела устроенную в каменной нише постель, драпировки на стенах, расчищенный очаг, дым из которого вытягивало в естественную щель на потолке, и прочую посуду — бочку для купания — запасную одежду.

— Это что, она тут для меня устроила? — растерянно спросил он у Баосы. Тигродракон утвердительно муркнул и сунул в руки «мамочке» следующую записку:

«Значит, так. Месть вышла ничего себе, народ впечатлился, и твое имя гремит на всю Поднебесную. Преступления семьи Мун я расписала в красках на всех стенах, что не обгорели. Трупов подбросила нужное количество. Короче, начальство твое будущее тоже оценит. Насчет остального — загляни в соседнюю пещеру».

— Что за хрень творится? — снова обозлился Сан Линь. — Трупы она подбросила! Мне не нужна была шумиха, мне нужен был… — Слова замерли у него на губах, когда лис откинул одну из занавесок и заглянул куда сказано — в соседнюю пещеру.

Он несколько раз сглотнул, глядя на скорченные мужские фигуры в клетках. И машинально взял из зубов тигра последнюю записку.

«Женщин и детей я забрала себе, думаю, для твоей мести они без надобности. А с этими сволочами делай что хочешь. Хоть умстись по уши. Невиновных среди них нет — все или делали, или помогали, или знали и покрывали. Даже братец главы, едва справивший совершеннолетие, оказался тем еще дерьмом, только не по маленьким мальчикам, а по маленьким девочкам. Короче, они твои. Но я бы первым делом кастрировала… впрочем, сам разберешься. Удачи!»

— Что она здесь вообще устроила? — пробормотал Сан Линь себе под нос. Первым порывом было подскочить к ближайшей клетке и привести в чувство лежавшего там мужчину, чтобы узнать больше о той, что притащила их сюда. Но во-первых, он тут же себя одернул, поняв, что вряд ли его нежданная спасительница, умудрившаяся столько времени скрываться от него и сейчас провернуть вот это все, так бездарно подставится и позволит потенциальному смертнику что-то узнать о себе. Во-вторых, на этих мразей в клетках у Сан Линя были совсем другие планы, и не факт, что во время их исполнения ему захочется разговаривать с кем-то из них. И в-третьих, рядом был более надежный источник информации: Баосы все время виновато вздыхал и пихал его теплым шершавым носом под руку.

Месть — блюдо, которое подается холодным. Сан Линь, несмотря на все эмоции, пылавшие в нем ярким огнем, ждал достаточно долго для того, чтобы позволить себе сейчас не торопиться.

Оценив, что пленники еще не приходят в себя, он вернулся пока в первую пещеру, где видел кувшин с водой.

Утоляя жажду, парень обратил внимание, что запас продуктов предполагает его нахождение в этом месте неделю, а то и больше. Так долго он здесь задерживаться не собирался, но вот на будущее — весьма и весьма неплохо. Сделав еще несколько глотков воды, в которой тонкими нотками угадывались какие-то травы, дарующие свежесть и легкий мятный привкус во рту, Линь почувствовал, что головная боль почти сошла на нет, а сознание прояснилось. Негромко хмыкнул, вновь вернувшись мыслями к загадочной незнакомке, которую, судя по всему, все же немало интересует его жизнь. Знать бы еще, почему и каким образом она знает о нем столько…

— Баосы, перестану обижаться, если расскажешь о ней то, чего я не знаю, — выдал лис, покосившись на друга.

Тот сел, забарабанив хвостом по каменному полу, всем своим видом выражая готовность помочь своему хозяину, и недоуменно мяукнул.

— Да ладно, ты второй раз с ней видишься, причем не в тесном подвале. Не может же она прям совсем-совсем ничего о себе случайно не сболтнуть, может, рукав платья задрался и ты увидел какую-то татуировку на ее руке или родинку? Шрам, нет? Ладно… Кстати! Она была со своим непонятным пузырем на голове или тряпкой? — спохватился Сан Линь. И едва не упал со своего места, когда тигродракон отрицательно мотнул головой. — Покажи!

Баосы, довольный, что мамуля больше не сердится, а папуля не оставляла никаких инструкций на этот счет, с готовностью передал картинку того, как девушка прямо поверх непонятной шелковой тряпицы на лице прикладывает протухшую медузу и становится лисом.

— Какого?.. — только и выдохнул Сан Линь, осознав, что и с Гу Юнженем тогда тоже все было не просто так. Он-то уже почти успел поверить, что девушка работает на него и все это заранее спланированная акция. Но нет, похоже, Гу Юнженя на крыше и не было. На фразе девушки о подарке Сан Линь разразился ругательствами, потеряв концентрацию и выпав из мыслеобраза тигродракона. Высказав в пустоту все, что он об этом думает, лис перевел дыхание и отпихнул Баосы, вновь полезшего ластиться. Но тут же сам и почесал его за ухом.

— Ладно, показывай хотя бы, чего вы там творили на пару, подготавливая мне «подарок», — хмыкнул парень и уже без перерывов досмотрел все до конца.

— Хм… Значит, по мнению людей, свою месть я уже совершил, причем, судя по тому, как и где были расположены тела, изощрялся я по полной… Что ж, тем лучше. Ну что, Баосы, пора распаковывать подарок, — протянул Сан Линь задумчиво и, неприятно улыбнувшись, перевел взгляд вспыхнувших ненавистью глаз на пещеру, из которой уже начали доноситься возгласы очнувшихся тварей…