Не та... (СИ), стр. 32

Увидимся ли мы ещё? Теперь уже не знаю. А что мне ей сказать? Спасибо за то, что вытащила? Вернись? А надо ли? Нет, я понимаю, что со мной она не жилец, и она это прекрасно понимала, когда заметала следы. Тогда пять лет назад, через неделю после покушения на меня, в Москве были убиты три мужчины, когда пробили обычные мужики, но кому понадобилось убирать среднестатистических мужчин из винтовки на расстоянии двести метров и практически в один промежуток времени? Одного я, конечно, знал, самого молодого, встречался лет десять назад, пытался меня завербовать в типа государственную контору и именно он привлек мое внимание, и именно здесь я почувствовал, что без Агаты не обошлось. Когда начали рыть под них, ничего не нашли, обычная жизнь, обычные трудяги, простота, как в случае Алмаза, не подкопаешься. И вот это «шито-крыто» всегда навлекает на мысль.

Возможно это к лучшему, что момент моей жизни с присутствием Агаты был такой короткий, и уж точно я никогда его не забуду. Зачем ищу? Хрен его знает, но так ломает взглянуть хоть одним глазком, где она.

Мои мысли прервал Илья, вломившись в кабинет.

— Надо в Женеву смотаться, там счёт переоформить, — сообщил, кидая мне папку с доками.

— Давай когда?

— На выходных, а то просрочим.

— Нормально, только не больше двух дней, не люблю Женеву.

— А че? Лебедей покормишь, тебе по возрасту само то, — подъебал меня с грядущем днем рождения.

— Не далеко ушёл, вместе кормить будем.

— Ладно, поехал, а то Анька опять всю кровь свернет, — заулыбался он.

Когда брат открывал дверь, я спросил:

— Что по Парижу?

— Тишина, — замер он, слегка повернув голову ко мне.

— Ладно, сворачивай там все, Ане привет. — Мне показалось, что Илья выдохнул с облегчением.

Женева как всегда встретила меня не лучшей погодой, хотя весна была в самом разгаре, цветочки там всякие, зелень, но почему-то меня бесил этот город, может просто старый стал. Закончив дела в банке, решил прогуляться, все-таки погода разъяснилась, как-то надо время скоротать, дошел до Лемана, посмотрел на лебедей, вспоминая Илью. Случайно забрел в первую попавшуюся кафешку, чтоб согреться кофе, народу была тьма, практически все столики заняты, я подошёл к барке заказал американо, решив выпить его прямо тут.

— Влада! Подойди, пожалуйста, ко мне, давай покушаем спокойно! — услышал я знакомый голос.

Меня просто прибило к месту, это был ее голос, голос Агаты, я немного обернулся, посмотрел вниз, и встретился глазами с малышкой, с моей мини копией, у меня так сердце никогда не билось, тут реально можно инфаркт заработать. Стоял, как вкопанный, смотря на нее во все глаза, а она на меня, с любопытством в глазах-хамелеонах, совсем как у мамы. Влада значит.

— Привет, — поприветствовала меня малышка на чистом английском.

— Привет, — выдавил хрипло из себя.

— Меня зовут Влада.

— А меня Влад, — улыбнулся я ей.

Тут к ней подошел высокий мужчина, и взяв девочку на руки, сказал мне:

— Извините.

Я даже ответить нечего не смог, настолько был поражен тем, что происходит, проводил взглядом удаляющуюся малышку и наткнулся на Агату, она так же как и я была поражена. Застыла, смотря на меня во все глаза, без испуга, просто удивление, мы оба не ожидали такого поворота, малая начала, что-то говорить ей на ушко и показывать на меня, Агата лишь слегка улыбалась, не отрывая от меня взгляд. Мир сузился до одной точки, все звуки и шумы заглушал гул в ушах с ударами сердца, сквозь пелену я слышал голос бармена, который звал меня, мимо мелькали люди, но мы видели только друг друга. Слеза скатилась по ее щеке и она проморгалась несколько раз. Красивая даже без своей копны волос, вместо них красовался обесцвеченный ежик, отчего ее глаза казались еще больше и ярче, тощая, что покормить охота, а во взгляде тоска-печаль, вся боль, не высказанная за эти годы. Слёзы катятся уже дорожками по ее личику, а я не могу сделать шаг навстречу, залезть в ее спокойную жизнь, в их жизнь. Мне все понятно без слов, ее немая просьба застыла в глазах, и я не могу перейти эту грань, чтоб вновь перевернуть наши жизни. У нее спокойная жизнь, семья. А у меня? А у меня как всегда. Я улыбаюсь слегка, и она тут же отвечает, так же приподняв уголки своих пухлых губ, закрывая глаза. Наш контакт разрывается, выводя нас из наваждения. Я перевожу взгляд на мужчину пытающегося накормить неугомонную Владку, с беспокойством поглядывающего на Агату. Мой кофе давно остыл, достаю несколько купюр не глядя, бросаю на барку и ухожу с каким-то чувством удовлетворенности, что у Алмаза все в порядке. Вот и заглянул одним глазком…