Чёрный лёд (СИ), стр. 22

— Предок, ты хочешь сказать, что создатель подарил им Оро?

— Да, все именно так. Но немного сложнее. Понимаете, создатели не даровали Оро всем по отдельности. Они создали Оро, безукоризненный и совершенный интеллект, не знавший себе равных. То была сущность по уровню знаний не уступающая самим создателям. И все же, несмотря на свое могущество, был в ней и изъян. Ее существование было лишено всякого смысла. Вот смотрите, вы рождаетесь и постоянно познаете мир от самого своего рождения и до самой смерти и даже после нее. Но если вы родились и уже знаете все на свете, чем вы будете заниматься? Ради чего жить? Тернистый путь к знаниям, который вознаграждает тебя за ошибки и победы, вот что наполняет жизнь смыслом. У Оро не было такого смысла. Поэтому оно разделилось на маленькие части и распространилось по мирам черного льда. Каждое существо, обладающее потенциалом, получило свою часть Оро. Сделав это, Оро утратил свою цельность, но вновь обрел способность изумляться новому.

Новостей для одного дня было более чем достаточно. Сложно было переварить и справиться с такой информацией.

— Тем лучше. Если у нас есть Оро и у них есть Оро, значит мы должны истребить их и показать, что только мы достойны им обладать, что наше Оро имеет больше прав на существование. Просто подумайте об этом. Ну, есть у них Оро. И что с того? У них нет ни нашего развитого языка, ни наших домов, коллекции, законов, ни наших хранилищ для пищи и наших песен. Они в своем развитии недалеко ушли от обычных животных. А еще их тела. Вы все его видели. Кхрока в нашей коллекции. Да они же просто не приспособлены для нормальной жизни. Они с трудом перемещаются по льду. Если бы не их способность летать, мы бы расправились с ними в два счета. Все что их спасает это то, что они живут высоко и летают над нашими головами, стреляют в нас, пока мы не можем их достать. Ведут себя как жалкие трусы. Истребили целое наше племя, пока все спали. Разве так ведут себя те, у кого есть Оро? Где моральные принципы? Где честь, достоинство, отвага, что являются проявлениями разума? Их нет! И все тут!

В общем, я не знаю какое там Оро им досталось, но очевидно это была его самая маленькая и дефективная часть. Иначе быть не может. Мы истребим этих проклятых кхроков, присвоим себе часть их Оро, и покажем создателям, чего мы стоим на самом деле. — Роно говорил быстро, хлестко, чеканя слова. Голос его был полон решимости и кровожадной враждебности. Настрой его был заразителен и быстро передался другим гуррам.

— Подождите. Не нужно так торопиться. Есть и другие способы доказать свое превосходство. Не обязательно для этого убивать их. Кроме того… — заговорил было предок, но гул голосов оборвали заткнул его. Порядок старшинства оборвался. Гурров больше не интересовали условности этикета. Они хотели вернуть себе свою уникальность. Ярость Роно не утихала.

— Не обязательно убивать говоришь? А как ты думаешь, что сделают создатели, когда прилетят сюда? Они прилетят, чтобы выбрать, кого из нас двоих убить. Это очевидно. Или ты думаешь, что значит «лишить нас права на вечную жизнь»? Вечно живет лишь наше Оро. Если нас лишат права на вечную жизнь, то и на жизнь в белых льдах у нас прав не останется. А жизнь без Оро — жалкое существование. Уж, лучше смерть! И если выбирать, кому эту смерть подарить, то я выбираю кхроков. И я не вижу причин, почему я должен считать как-то иначе. Ты ведь сам гурр или был им когда-то и должен понимать наши чувства. Так что нет никаких не обязательно. Мы должны и убьем их, это наш долг перед самими собой, перед нашими предками, что ждут нас в черных льдах и перед нашими детьми, которые должны будут туда последовать после нас. Мы убьем их ради нашего будущего.

Старейшины одобрительно защелками хвостами об лед. Они поддержали Роно единогласно. Все жаждали войны.

— Но вы не можете решать это за всех. Многие погибнут, в том числе много гурров, если вы решите объявить кхрокам войну. Подумайте, стоит ли решать все насилием. Подумайте о ваших детях, ваших подругах. Спросите их мнения об этом хотя бы.

— Многие погибнут и что с того? Пока у нас есть Оро и вечная жизнь в черных льдах, мы не боимся умирать. Мы даже окажем услугу кхрокам, подарив им вечную жизнь, пока создатели не рассудили иначе на их счет. Все от этого останутся только в выигрыше, — волю Роно было не сломить. — А ты, Ксаф, если будешь и дальше молоть эту чушь про ненасильственные способы, мы тебя запрем где-нибудь подальше и скажем, что ты покинул нас так же быстро, как и пришел к нам. По какой-то причине ты не покидаешь Марака. Вот и будешь вместе с ним заперт в мыслительной или еще где похуже. Может быть, ты и наш предок, но нам лучше известно, что творится на белых льдах и как нам лучше жить и поступать. Вот и решать будем мы.

Предок больше ничего не сказал в тот день. Он излучал все тот же яркий непроницаемый свет, но казалось, что мерцание его изменилось, в нем поубавилось былой радости.

На следующий же день старейшины собрали все поселение в музыкальном зале и озвучили им вести, которые узнали от предка. Они опустили некоторые подробности. К примеру, они не сказали остальным о том, что у кхроков есть Оро и что те общаются между собой. Они посчитали, что такое знание никак не пригодится гуррам на войне. Лучше пусть враг их будет неразумным и немым, как это было всегда. Пусть ненависть не встречает преград и не знает сомнений.

Они сказали лишь то, что им нужно объединится с другими гуррами, построить большое поселение и тангурр и истребить кхроков, чтобы раз и навсегда доказать предкам, что они лучшие охотники в этих белых льдах и других таких нет. Всех это вполне устроило. Гурры верили в то, что объединившись, они смогут без проблем одолеть кхроков, им ничего не угрожало, и обстоятельства были на их стороне. Только дети были слегка напуганы. Их Оро еще не окрепли настолько, чтобы ненависть их стала фундаментальной.

Предок не одобрял действия своих потомков, однако, как и обещал, рассказал лучшее место для построения города и также выдал местоположения других поселений. После чего Марака вместе с Ксафом все-таки закрыли. Из уважения к Мараку их поместили не в «мыслительную», а в одно из подледных помещений, которое раньше использовали для хранения еды, и которое долгое время уже пустовало. Предварительно туда лишь установили дверь потяжелее. Старейшины решили, что так будет безопаснее. Не хватало еще, чтобы предок стал распускать свое говорло или что у него там и поведал все детали племени. На такой риск накануне величайшей в истории войны они не могли пойти. К тому же предок уже сделал все, на что был способен. Он рассказал им, что их ждет в дальнейшем и помог найти решение. Больше от него ничего не требовалось. Марак такому решению не противился и сопротивления не оказал, однако и не выступил за него. Как и предок, он склонялся к пацифистскому варианту развития событий. Он не хотел войны и убийств ради убийств. Он был убежденным сторонником идеи об убийстве лишь во имя пропитания. Однако, как показала практика, большинство уважали и прислушивались к мнению старейшин, только если оно соответствовало их собственным убеждениям и взглядами. Следовало ему пойти вразрез, и старость сразу же становилась глупой, отсталой от жизни и ничего не смыслящей в современных реалиях, а, стало быть, и неспособной принимать разумные решения.

Роно так и сказал ему перед заточением:

— Марак, мы бездействовали столетиями, и посмотри, к чему это нас привело. Сотни гурров погибли от игл кхроков, и тысячи могут погибнуть в будущем, лишенные права на вечную жизнь. Ваше поколение не смогло справиться с проблемой. Значит, это сделаем мы. Оставайся тут с предком и ни о чем не беспокойся. Мы обо всем позаботимся.

Глава 13. Общий сбор

Действовать нужно было быстро. До прибытия создателей оставалось чуть меньше года, время поджимало. Старейшины это прекрасно понимали, но не могли друг с другом договориться о порядке действий. Драгоценные несколько дней были потрачены на бесконечные собрания и споры, после которых, наконец, они решили разбиться на группы, у каждой из которых было свое направление деятельности. Обеспечение, переселение, строительство, война. Роно вошел в военную группу. Из всех старейшин он был наиболее воинственно настроен и выказывал яркое желание уничтожить всех кхроков на белом льду. Помимо прочего, у группы военных действий была и особая задача — идеологическая работа, которую им нужно было провести, чтобы собрать все гурров вместе, убедить их действовать слаженно и подчиниться общей цели. Если у них не получится это сделать, о строительстве города можно будет забыть, как и о победе в войне. Они должны были в лепешку разбиться, но настроить всех на объединение. Для этого им нужно было отыскать поселения других гурров и выступить перед ними, привлечь на свою сторону других старейшин, чтобы за ними последовали остальные. Перед каждой из групп стояла грандиозная цель, но желание победить кхроков и войти в историю были сильнее страха провала. Все рвались в бой.