Чёрный лёд (СИ), стр. 21

Глава 12. План действий

Хвосты поднимались и опускались со скоростью звука. Пожалуй, это было самое оживленное собрание за всю историю.

— 1 год, всего один год. И мы должны показать создателям, что мы достойны вечной жизни.

— Я думаю, что не стоит волноваться. Все-таки год — это долгий период. К тому же мы ведь не знаем, насколько сильно мы должны их впечатлить. За последние несколько лет мы добились неплохих результатов. У нас есть коллекция, чтобы обучать детей за закрытыми стенами и не подвергать их опасности. И у нас есть законы, которые также защищают многих от самих себя, то есть от глупостей, которые можно совершить, не подчиняясь законам.

— Я согласен с Буном. Времени еще много и не стоит пороть горячку. Однако я сомневаюсь в том, что создателей впечатлит наш уровень развития. Что их вообще может впечатлить? Что способно впечатлить тех, кто создал то, что испытывает впечатление?

— Ксаф, как много ты знаешь о создателях? — обратился к нему Марак.

— Не так уж и много если подумать. Я знаю, что они существуют с первого мгновения существования черного и белого льдов. Они всемогущи и всеведущи. Нет такой задачи, которую они были бы не способны решить, нет такого задания, которое они не могли бы выполнить, нет такого вопроса, на который они не знали бы ответа, нет такого…

— Замечательно! Похоже, что нет ничего, чем мы могли бы произвести на них хоть какое-либо впечатление. У нас нет шансов!

— Подожди, Васк. И не перебивай предка, когда тот говорит. Держи свои эмоции под контролем. Великий предок, продолжай, пожалуйста.

— Я больше не буду, — Васк виновато понурился.

— Нет такого обстоятельства, которое им не известно и нет такой судьбы, которую они не могли бы предсказать.

— Уважаемы предок, мы все поняли, что создателям мы и в подметки не годимся. Но что в таком случае мы, простые гурры, можем сделать, чтобы заслужить вечную жизнь?

— Никогда и ни за что вы не сможете сделать ничего, что могло бы поразить всеведущий интеллект создателей, — начал было Ксаф, вызвав волу негодования, мотиватор из него был не бог весть какой, — однако вы можете постараться и сделать все, что будет в ваших силах. Этого будет достаточно. Я вам в этом помогу. Перво-наперво стоит подумать о то, в чем вы по-настоящему сильны и развить эти идеи.

Тут старейшины стали перечислять свои достоинства:

— Мы отлично запоминаем слова и песни.

— Мы хорошо воспитываем наших детей.

— У нас прекрасный слух. Ничего от него не ускользнет ни на льду, ни под ним.

— У нас есть жилища и хранилища для еды.

— А еще коллекция.

— И законы.

— И мы отличные охотники.

Все напрягли свои Оро, пытаясь выудить в памяти свои сильные стороны, но больше ничего не находили. Возможно, и того что было хватит? Ксаф молчал. Тело его по обыкновению парило надо льдом и излучало ослепительный свет. Молчание его, наоборот, повергало во тьму. Казалось, ситуация была безнадежной. Через несколько минут размышлений он все-таки заговорил снова:

— Хорошо, я думаю, что у нас есть с чем работать. Возьмем, например, песни. В этом гуррам и правда нет равных. Однако до сих пор вы не использовали даже близко потенциал, дарованный вам создателями. Вы ограничились своим поселением. Но могли бы исполнить песню единства для всех гурров, которые живут в белых льдах.

— Для всех? — прервал его Васк, который еще недавно обещал больше так не делать, — но мы даже не знаем, сколько всего гурров проживает в белых льдах.

— О, в этом я могу вам помочь. Сверху мне было все прекрасно видно. По моим подсчетам, учитывая всех недавно рожденных, вас здесь проживает всего 22 тысячи 583 особи.

Гуррам с трудом давались большие числа.

— Это как 22 ваших поселения сейчас и еще половина, — видя всеобщее затруднение, добавил предок, — если бы вы могли создать тангурр побольше, чтобы все могли спеть песнь «единства», объединяющую всех гурров, это было бы большим достижением.

— Прости, Ксаф, но как это вообще возможно? Даже если мы создадим такой огромный тангурр, то как мы соберем всех остальных? Мы живем на расстоянии друг от друга и сходимся лишь во время поиска подруг, чтобы найти себе партнеров для жизни и для рождения потомства. Как мы убедим всех собраться в одном месте и в одно время? — высказал свои сомнения Роно.

— Да, и еще где мы соберем столько чернолита, чтобы сделать из него тангурр подобных размеров? Мы с трудом сделали тот, что есть у нас в поселении. И лишь потому, что наткнулись на залежи чернолита, когда строили себе жилище.

— Я помогу вам с этим. Сверху я видел многое. Я знаю, где взять достаточно чернолита и у меня есть идея о том, как собрать всех вместе.

В следующие несколько минут предок рассказывал старейшинам о месторождении чернолита, скрытого подо льдами в 10 километрах от их дома. Его нужно было добыть. Это была непростая задача, поскольку его сковывал толстый прочный лед. Одно поселение потратило бы на это несколько лет. И его нужно было доставить. Тащить тяжелые куски на себе было непросто. А перетащить такие объемы на расстояние в 10 километров было еще сложнее. После их все нужно было обработать, и лишь после этого приступить к созданию инструмента. Настройка его была такой сложной, что на это уходило еще полгода. 7, может быть, 8 лет — на такой срок они могли бы рассчитывать при удачном раскладе.

— Работа пойдет намного быстрее, если вы будете работать все вместе. Я имею в виду, все 22583 гурра. Поэтому для начала нужно собрать всех вместе.

— А еда? Крыша над головой? Как мы будем жить все вместе? — спросил у предка Марак. С тех пор, как предок стал говорить его голосом, ему было неловко вмешиваться в обсуждения. Откровенно говоря, он чувствовал себя не на своем месте.

— Мы создадим город.

— Что такое этот «город»?

— Можно сказать, что это увеличенное по размерам поселение. В нем каждому хватит места для жизни, — Ксаф говорил об этом так легко и весело, как если бы они каждый день строили города. — Я расскажу вам как это сделать. А всех вместе мы соберем, если у нас будет общая цель. Предоставьте это мне. А пока давайте пройдемся дальше по списку. Вы говорите, что вы отличные охотники. Отличные то отличные, против этого я ничего не могу возразить. Но не лучшие. Есть те существа, которые могут соперничать в этом с вами.

— Мерзкие кхроки, — прозвучал голос Роно, пропитанный ненавистью.

— Да, кхроки. Кроме того, это не единственная причина, почему вы должны считать их за своих соперников. Есть еще один немаловажный фактор. У них тоже есть Оро.

— Быть такого не может! Вздор! — выкрикнул Роно с силой ударив хвостом по льду.

Все остальные тоже разделили его чувства, и пришли в негодование. Им хотелось рвать и метать. Как такое могло случиться, что существа, ненависть к которым они взращивали поколениями, обладали Оро. Немыслимо!

— Но как? Ведь они не умеют мыслить, не умеют говорить. Мы ни разу не слышали, чтобы они общались между собой. Как это возможно? — вступил Марак. Его голос, который больше не принадлежал ему одному, вызывал двоякое ощущение.

— Да, мы ни разу ничего такого не слышали, хотя сталкивались с кхроками неоднократно. — поддержали его остальные.

— Они общаются между собой такими звуками, которые недоступны для вашего восприятия. Поэтому вы никогда и не слышали, как они разговаривают.

— А ты? Как ты можешь их слышать?

— Предки лишены тел и вместе с тем ограничений, которые они несут. Я наблюдал лично, как разговаривают кхроки, речь их отличается от нашей, но они точно говорят. Сомнений быть не может. У них есть Оро.

Гурров сместили с пьедестала почета. Они всю жизнь считали себя самыми умными, единственными в своем роде, они всегда гордились своим феноменальным слухом, который позволял им проделывать трюки, которые другими и не снились. После слов Ксафа они не утратили свой разум и не стали слышать хуже. Однако они утратили свою уникальность, которой так гордились. Это было намного больнее.