Цель оправдывает средства. Том третий (СИ), стр. 508

Глава 61

Рукописи не горят

Спалили рукопись мою,
Но лишь сильней она в бою!
Дым от страниц сплотится в яд!
Рукописи не горят!
Живёт идеей мой сюжет,
В нём для безумцев места нет!
Как статуэтки все стоят!
Рукописи не горят!
«Спектакль Джо» — «Рукописи не горят».
Девятые сутки после воскрешения Бессмертного Императора.

Проследив в окуляр оптического прицела с компьютерной системой приближения передвижения гаморреанского охранника, Семецкий слегка отклонил голову в сторону, позволяя глазам восстановить фокус.

Сколько дней отряд «Вешок» в количестве двух человек — его и неубиваемого Джа-Джа — наблюдал за станцией Джагсмук? Единственный космопорт на планете, да еще построенный так, чтобы в нем могли проживать негаморреанцы — коренное население планеты. На вид — создан из дерьма и палок, но нет, все же что-то из себя представляет. Даже хранилище топлива имеется.

Рядом с этой станцией располагается одноименное поселение Джагсмук, правительница которого, собственно, и вложилась в свое время в строительство космопорта. И тем самым обеспечила своему клану близость к торговым операциям. Да и мужчины из ее клана намного чаще в прошлом нанимались залетными вербовщиками на работу. Так что поселение явно не бедствовало.

Конечно, какие-то деньги планете приносили и гоночная трасса, проходящая через живописные (по местным меркам) места: руины древних поселений, храмов, даже через какое-то поле битвы. Но по сравнению с доходов от космопорта — это мизер.

Немудрено, что Джагсмук — неофициальная столица Гаморра. И крайне неплохо защищена. Чего только дефлекторное поле, защищающее территорию свинорылых, стоит?

За дни наблюдения, «Вешок», потеряв двоих бойцов в прямом столкновении при краже данных из резиденции матроны поселения Джагсмук, смогли определить численность противника, окопавшегося в городе и космопорте. Сосчитали и передали в 305-й корпус маршалу Мифиспи и генералу Нелуан данные о вооружении и техники гаморреанцев. В общем, коротали время как могли, пока штурмовики выжигали огнеметами и артиллерией поселение Нудскутч. И сейчас, когда захват планеты подходил к финальной стадии — нужно быть как никогда собранными.

Формально, на тот момент, когда отряды «Вешок» и «Инферно» прибыли на планету для сбора информации и проведения диверсий, предвосхищающих захват Гаморра, единого правительства здесь не существовало. Поселения возглавлялись военачальниками или матронами, жили сами по себе, торговали, да непрерывно отправляли отряды бойцов в Джагсмук, откуда их отправляли в Пространство хаттов.

Штурмовать в лоб космопорт — дело глупое. Учитывая, что поселения могут выдвинуть значительные силы для снятия осады. А без последней взять Джагсмук фактически не реально. На том и строился план командования — высадиться в других частях планеты, сравнять с землей постройки и перебить гаморреанцев, после чего всеми силами выдвинуться к столице, взять ее в блокаду, после чего захватить космопорт. Само поселение Джагсмук никого не интересовало, да и космопорт — дрянь. Но запасы топлива… Это слишком ценный ресурс, чтобы вот так просто взять и проломить дефлекторный экран орбитальным обстрелом и взорвать все к хаттам.

Поэтому маршалу Мифиспи ничего не оставалось, кроме как разделить свой 305-й корпус на подразделения, пропорциональные силам гаморреанцев, и начать параллельную (насколько это возможно) зачистку планеты.

К этому времени Нудскутч и Джагсмук — последние поселения гаморреанцев, не захваченные имперцами и не преданные огню. В первом — ожесточенное сопротивление, ибо тамошние жители решили, что они самые могучие воины на Гаморре. Собственно, по этой причине они и «послали» предложение матроны Джагсмука, направленное ко всем гаморреанцам на планете сразу после того, как имперцы огнем и тибанной прошлись по первым поселениям на планете.

Как итог, централизованных очагов сопротивления на планете всего два: Джагсмук с его космопортом, где осели значительные силы гаморреанцев, сторонники матроны, правящей этим поселением, и Нудскутч, где собрались все несогласные. По факту, осада и разорение Нудскутча — это репетиция захвата Джагсмука. И чтобы не допустить тайных передвижений противника между этими двумя поселениями — коммандос из отрядов «Вешок» и «Инферно» находились сейчас на задании по разведке. Мало ли, вдруг гаморреанцы из Джагсмука захотят потрепать занятых уничтожением их собратьев в Нудскутче клонов. С планеты местным однозначно не сбежать — корабли Вечной Империи под командованием капитана Монти надежно стерегут орбиту. Превратив в металлолом предварительно все, что хоть отдаленно напоминало вооруженные звездолеты противника.

— Сэр, — раздался в наушнике голос Джа-Джа. — Тут такое дело…

— Ты активировав термодетонатор и не знаешь что с ним делать? — вздохнув, спросил Семецкий.

— Нет.

— Перепутал емкости и хлебнул нергона-14, по счастливой случайности оставшись в живых? — предположил капитан.

— Нет же! Я…

— Если ты игрался с гарморреанским вибротопором, метнул его в сторону моей позиции, и он вот-вот отрубит мне какую-нибудь часть тела…

— На связи штаб, — наконец перестал наводить интригу Джа-Джа.

— Как интересно, — хмыкнул командир отряда. — Соединяй.

В связи с потерей двух бойцов, обязанность по обеспечению отряда связью с командованием Юрий Семецкий возложил на единственного оставшегося у него подчиненного. С портативной станцией связи он вряд ли мог что-то сделать, а вот демаскировать удобную для наблюдения позицию в горах рядом с Джагсмуком — однозначно. Скажем, случайно пальнет из сигнальной ракетницы, или подорвет боеприпасы к тяжелому вооружению в ходе инвентаризации — кто знает, чем этот клон может удивить союзника в следующий момент.

По этим причинам Семецкий планировал договориться с новым командующим ИКССН Альфой о том, чтобы отныне в отряд «Вешок» не присылали пополнение — все равно долго не протянут.

Вероятно, что Гаморр не первая и не последняя планета, где местный рельеф и состояние атмосферы затрудняют использование комлинков на дальних дистанциях. Потому и приходилось использовать переносную нештатную станцию связи, занимающую больше половины места в рюкзаках коммандос.

— Вообще-то я с ними уже переговорил, — преподнес новость снайпер.

Капитан всеми своими внутренностями почувствовал неладное.

— Так понимаю, нам даны какие-то новые указания? — поинтересовался он.

— Нет, сэр, — вновь удивил Джа-Джа. — Просто кому-то стало скучно в штабе, или может перебрали люмин-эля. Чепуха одним словом.

В самом деле. Естественно кому-то в штабе делать нечего, и они решили попроказничать.

— Перешли мне аудиозапись разговора со своего комлинка, — потребовал капитан. Пару секунд спустя его комлинк пискнул, сообщая о получении файла. Воспользовавшись голографическим дисплеем шлема совей брони «Ратник», Семецкий услышал голоса в шлеме.

— «„Маленькая сестра“, прием», — так… Какой штабной говнюк подумал, что подобный позывной для отряда спецназа — лучший? Похоже в командовании корпуса обосновался какой-то шутник с лишними зубами.

— «Э-э-э… Это отряд „Вешок“, у нас нет тут ничьих сестер», — кто бы сомневался, что Джа-Джа столь прямолинеен. Юрий мысленно воззвал к своему терпению. Ибо одной этой фразы хватало для понимания — дальше снайпер будет «обнимать тупого» до последнего.

— «Не понимать буквально!», — потребовали из штаба. — «Дксунские дрекслы парят и сообщают, что клыкастые гунганы двигаются к Священному месту с гор».

Так, значит штабисты используют самый простой шифр — не было времени на подготовку кодированного сообщения. Да и у спецназа при себе дешифровщиков отродясь не водится — слишком лакомое оборудование для противника в случае провала хотя бы одного бойца.