Цель оправдывает средства. Том третий (СИ), стр. 507

* * *

Адмирал Эгберт с интересом и недоумением посмотрел на Дарта Малгуса.

Орд-Радамцу казалось, что он ослышался.

— Сэр, но…

— Это воля Императора, адмирал, — тяжело дыша из-под респиратора, что явственно слышалось даже сквозь треск помех голопередачи, произнес тот.

— Но для чего все это было? — скрипнул зубами обычно спокойный военачальник. — Высадить на планету гигантские силы, понести огромные потери, и когда до полного истребления этих предателей нам остается всего лишь залить кровью их столицу — Восс-Ка. И… Остановиться? Да их осталось чуть больше ста тысяч! Я могу разбомбить их, сравнять столицу с землей!

— Император считает, что Восс получил наглядный урок и в полном истреблении не нуждается, — заметил Дарт Малгус. — Разместите на планете контингент, оставьте на орбите боевую группу поддержки, обеспечьте контроль над местными жителями.

— Есть, сэр, — стиснув кулаки, ответил Эгберт, зная, что голограмма не передает его изображение ниже пояса. Повернувшись к вахте, он скомандовал:

— «База-Дельта-Ноль» отменяется. Свяжитесь с наземным контингентом — пусть приостановят военные действия в Восс-Ка и затребуют парламентеров от местных.

— Мы прекращаем уничтожение воссов? — удивился вахтенный начальник. — Но как же…?

— Выполняйте приказ, лейтенант, — сухо и чуть резче, чем следовало, прервал подчиненного адмирал. — Даже если он вам не нравится.

* * *

— Как она? — Кайли, довольно мило пережевывала питательный батончик, вглядываясь в данные аппаратуры, стоящей в изголовье кровати твилечки-летанки.

— С уверенностью могу сказать, что ничего постороннего в ее крови и тканях нет, — произнесла она, посмотрев на меня. — Все та же Атрокса, что и была. По крайней мере — физически.

— А психически? — поинтересовался я.

— Не знаю, — призналась Дочь. — Для этого нужно прекратить подачу транквилизаторов и разбудить. Но… Я хоть и изучила голокрон КсоКсоан, но… Скажем так — я не мозгоправ.

— Изучила весь голокрон? — удивился я. — Быстро ты.

— На самом деле, Ксо хоть и вредная сука, — призналась бывшая целестийка, — все же может сотрудничать когда хочет.

— Занятно, раньше за ней такого не замечалось.

— Раньше ее Призрак Силы, заключенный в голокроне, никто и не пытался развоплотить, — улыбнулась Кайли.

— А ты вот прям не церемонишься, — хмыкнул я. — И как, много полезного узнала?

— Это знания Темной Стороны, — развела руками девушка. — Там все ново для меня.

— Раз он тебе больше не нужен, верни мою игрушку, — протянул руку я. Сила вложила в нее алую пирамидку, которая тут же скрылась в кармане плаща. — Буди.

— Если что — я не виновата, — предупредила девушка.

Пробормотав нечто нечленораздельное, я устроился на краю медицинской койки, наблюдая за тем, как аппаратура прекращает подачу прозрачных жидкостей в тело летанки. Потребовалось никак не меньше получаса, прежде чем она открыла глаза. Повела ими из стороны в сторону, затем сконцентрировала свой взгляд на мне.

— Повелитель, — тихо произнесла она, облизнув пересохшие губы. — Рик… Мне жаль…

— Атрокса, — подав ей стакан с водой, наблюдал за тем, как она жадно поглощает жидкость. — Как себя чувствуешь, Королева Темного Улья?

— Прости, — она потупила взгляд. — Я… Я просто хотела жить… А когда стала частью улья… Что-то щелкнуло в голове… Как будто мой разум мне совсем не принадлежал… Но я рада, что все обошлось.

— Ага, — хмыкнула Дочь. — Подумаешь, Рику пришлось умереть, — летанка округлила глаза. — А в остальном все хорошо, прекрасная Атрокса.

— Умереть? — вытаращила глаза девушка. — Как это…

— Долгая история, — махнул рукой я. — Сейчас меня интересует всего один вопрос.

— Какой? — сглотнула ком в горле девушка.

— Могу ли я тебе доверять, разумеется, — самое очевидное и первостепенное из всего, что меня волновало в настоящий момент. — Не волнуйся, я уже знаю о твоих договоренностях с Абелот. Ее я тоже уже убил.

— Я… Я уверена, что да, я, как и прежде, хочу служить тебе, — произнесла девушка. — Но…

— Но?

— Я боюсь, что мой страх смерти, мои амбиции, моя натура вновь подведут меня, — призналась она. — Ты даже не представляешь, какой тварью я себя чувствую, понимая сейчас, что заманила тебя в ловушку…

— А что последнее ты помнишь? — полюбопытствовал я.

— Как пыталась сделать тебя «примкнувшим», — наморщила лоб девушка. — Потом… Темнота…

— Вообще-то ты покопалась в моей голове, — напомнил я.

— Если и так, то теперь тут, — она наклонила голову, — ничего об этом уже нет. Так и должно быть?

— Вообще-то, нет, — призналась Кайли, отвлекаясь на записи показаний летанки. — Амнезия не свойственна таким травмам… Хотя, может быть феромоны килликов…

— Нет, — уверенно произнес я. — Этих знаний у нее в голове больше нет. Как и того, что она получила от килликов.

— Вот как? — спросила Кайли. — Ты подчистил ее память?

— Да, — без обиняков ответил я, встречаясь с летанкой глазами. Она не помнит, что подобная чистка в ее разуме проходит не в первый раз. — Возражения?

— Никаких, — мотнула головой Атрокса. — Но… Я могу попросить тебя кое о чем, Рик?

— Слушаю, — сложив руки на груди, с интересом посмотрел на девушку. Что ж там она захотела?

— Я… Я изменила тебе. С одним наемником, — она отвела глаза в сторону, вновь облизнув губы. — Ты тогда еще не говорил, что ни с кем кроме тебя…

— Да, помню, был такой сюжет, — кивнул я. — Так в чем просьба?

— Сотри это из моего разума, — глядя куда-то в пол, произнесла летанка. — Я… Не хочу этого помнить.

— Почему? — спросил я.

— Каждый раз это воспоминание напоминает мне о том, что я предавала тебя, — произнесла девица. — Теперь уже дважды… С этим тяжело жить. Знать, что стала причиной твоей смерти, что досталась кому-то кроме тебя… Это… Невыносимо. Мне в самом деле тяжело вспоминать все это. Прошу…

— Похвальная мотивация, — оценил я. — Но — нет. Измена и предательство останутся с тобой до конца. Твой личный ад, который станет подходящим наказанием за твои промашки. До конца своей бесконечно долгой жизни ты будешь вспоминать это и терзать себя угрызениями совести.

— Жестоко, — оценила кайли.

— Зато справедливо, — заметил я. — Третий раз станет для тебя фатальным, Атрокса. Советую хорошенько подумать над своим поведением.

— Мой персональный ад, — горько усмехнулась Атрокса. — Да, с каждым годом ты становишься все более изобретательнее в вопросах наказаний.

— А ты думала, что после того, как твой тупой поступок едва не поставил на край бездны все, что создавалось, я обойдусь простым ББПЕ? — риторический вопрос. Атрокса поняла, что ответа я от нее не жду.

— И еще кое-что, — я поднял ее лицо за подбородок, повернув к себе. — Вижу, старых закладок было недостаточно. Поэтому сделаю кое-что для большей гарантии.

Прежде чем кто-то смог что-то произнести или отреагировать, я всадил инъектор с раствором серебристого цвета в шею девушки. Поршень автоматически впрыснул содержимое в кровь.

— Это особый вид жидкой взрывчатки, — принялся я выполнять роль пояснительной бригады. — По случаю собрал один интересный персонаж, но это к делу не относится. Так вот, что касается твоей персоны, Атрокса. Подведешь меня еще раз — будешь умирать долго, сгорая изнутри. Доступно объяснил?

— Да, — она в очередной раз облизнула пересохшие губы. — Я… Больше не подведу.

Не прощаясь, поднялся с кровати и направился к выходу.

Покинув медицинское крыло, подкинул на руке пустой инъектор, еще раз глянул на маркировку «Витаминизированный коктейль на основе боты и рилла», после чего с помощью Силы смял устройство до состояния небольшого металлического шарика, который выбросил в ближайший молекулярный утилизатор.

Эксперимент «Наеби ближнего своего, ибо не на. банный тобой, он на. бет тебя и возрадуется» начался. А вот над названием стоит еще подумать.