Берсерк забытого клана. Стезя судьбы, стр. 8

– Может хватит уже? И подай мне одежду, – я снова взглянул на искренне улыбающуюся девушку и улыбнулся строптивой амазонке, рассмотрев ситуацию с иного ракурса, с правильного.

– Ага, ты не дёргайся!

Она бесцеремонно стащила с меня одеяло, благо по пояс, и очень строго мотнула головой, остерегая меня от сопротивлений. Скарлет аккуратно размотала бинт, обмотанный вокруг моего торса, и принялась за осмотр.

Я повиновался, сочтя эту процедуру важной.

Да и дань уважения девушке нужно отдать. Ей же важнее меня врачевать с беспристрастием, без стеснения и боязни моей непредсказуемой реакции. Она даже прощупала рёбра. Вдумчиво, одно за другим. И вовсе не щекотно, а чуть болезненно.

– Ну вот, вроде сработало, – подвела итог амазонка, беря мою одежду, чтобы подать её мне. – Все поделились жизненной силой и магической энергией. И всё одно, Феликс, у тебя самого поразительное восстановление смертельных ранений, – в её интонации я уследил некое восхищение, сопряжённое с толикой зависти. – Кстати, поутру прибыл нарочный от Маркиза, – Амазонка перешла к нашим общим делам. – Сам Сэр Бартоломей, сославшийся на личное знакомство с тобой. Он опечалился, узнав, что ты спишь, ведь мы не стали распространяться о твоих ранениях, полётах над городом посередь ночи, как и о схватках с демонами.

– Мило, – я напялил штаны, не вылезая из-под одеяла, что чертовски неудобно. – Может выйдешь, раз диагностика болезного закончена, а? – я намекнул на пикантность ситуации. – Я всё ещё парень, и снова здоровый, почти, – добавил я, наблюдая за её выражением пофигистки. – Я понял, ты ещё не всё мне высказала… Скарлет, позволишь задать вопрос конфиденциального характера?

– Давай, проявляй любознательность.

– Сколько лет Рафаэлю? – я задал вопрос, который давно не даёт мне покоя. – Заверяю тебя – наша беседа останется только между нами.

– А с какой точки зрения? – она сделала встречное уточнение, но я угадал риторический смысл и воздержался с ответной репликой. – С человеческой, со стороны светлых или… Или же ты рассматриваешь его возраст как Тёмного Магистра, Варлода… П-ф, да он и сам тебе сможет ответить, но раз ты стесняешься говорить с ним об этом, – она пожала плечами. – Я могу рассказать его короткую историю, если ты хочешь? А ты хочешь, я это вижу – она кивнула, увидев улыбку на моём лице. – Вон, как глазки заблестели! Тогда слушай, – Скарлет скрипнула стулом, подсаживаясь ещё ближе ко мне. – Ему не более тридцати, после перерождения из светлого Приора в Тёмного Варлода. Он из Италов, мигрировавших сюда ещё до великого противостояния Столетней Войны, – ей с лёгкостью удалось заставить раскрыться мой рот. – Да-да, Феликс, Рафаэль когда-то был светлым Магистром, как и Артур, твой друг, Великий Князь Шереметьев. Но случай, о коем он сам не рассказывает, повлиял на него в такой степени, что он умер и однажды воскрес в теле погибающего мальчика. А мальчик являлся сыном великого мага, служившего баронству Сквайров Бейли, – девушка замолчала. – Магия Рафаэля произвела впечатление на всех, несмотря на иную суть. Но он стал противовесом Тёмному Маятнику Магии… От чего? Как? Я не знаю, – девушка замолчала и встала.

– Получается так, что он молод, э-мм, сравнительно, – проговорил я.

– Физически – да, – Согласилась Скарлет. – Но иногда у него проскальзывают мысли, изречения и умения Тёмного Магистра, коему, как минимум, есть пара сотен лет.

От такого откровения у меня мурашками покрылась кожа. Вот ничего себе, сколь долго живут Тёмные Варлоды. Здесь попахивает конкретной дискриминацией светлой стороны магии. М-да, есть над чем поломать головушку.

– Он тебе нравится? – ляпнул я не отдавая отчёт пикантности вопроса. – Ой, Скарлет, прости меня. Я залез не в своё дело, собственно и не то я имел ввиду, как выглядит в контексте…

Тут я проявил неосторожность в движении правой рукой, надевая рубашку так, словно абсолютно здоров. Резкая боль пронзила мне грудь сразу в нескольких местах.

– Дебил! Ну-ка, ляг! – последовала незамедлительная реакция Амазонки. – Лежи молча, я попробую снять твою боль! Только не шевелись, и посильнее глазки прикрой, ишь впечатлительный какой! – поступил ряд предупреждений и наставлений, требующих беспрекословного исполнения.

Я повиновался, лёг и сильно зажмурился, ожидая постановки Рун лечебного свойства. Однако, всё снова пошло наперекосяк…

Зашуршала ткань снимаемой одежды, пробуждая во мне смятение противоречивых чувств.

Я сжался словно боевая пружина, откровенно не понимая, как вести себя в таком случае… В случае… А в каком?

– Феликс, а Феликс? – спокойный голос амазонки слегка скорректировал моё состояние. – Ты это к чему приготовился? Х-ха! Вот умора, – продолжила девушка, не скрывая доброй иронии в голосе. – Глаза не открывай, – напомнила Скарлет важный пункт из заявленных условий. – Мне нравишься ты, а я тебе, хоть ты упорно и противишься такому повороту, – она попала в самую точку моих скрытых чувств. – Феликс-Феликс, твой эгоизм не позволяет оценить окружающих людей и их отношений, как к тебе, так и к остальным, – она продолжила, тихонько нажав мне на губы пальцем, чтобы я чего-нибудь не ляпнул раньше времени.

Я, вообще, охренел? Нет – я в конкретной панике от происходящего.

– Ивану Петровичу очень нравится Полина Николаевна, которая пока сопротивляется, как его чувствам, так и своим, – продолжилось моё посвящение в интриги нашего коллектива. – Сэр Рафаэль обращает внимание только на Шуйскую Марфу, чего ты тоже упорно не замечаешь. – Ксения верна только тебе, и обращает ревностные взгляды на меня и Полину Николаевну. Но! Мы уже всё решили, как это не покажется тебе странным. Когда придёт время, мы «разрулим» всю эту сложную ситуацию безо всяких потерь! А пока – терпи и мучайся, – её игривая интонация сразила меня наповал.

– Да вы, милые дамы, вконец заиздевались! – я дал эмоциональную характеристику всему услышанному от этой строптивой вредины, которою я что?

– Глаза! – вновь прозвучало напоминание.

– Глаза-глаза, так не честно! – заявил я нарочито обидчиво. – Тут такие дела творятся, а я и глянуть не могу на девушку, заявившую мне о моих скрытых чувствах, не забыв о своих. Но я не смогу оставить Ксению, не при каких обстоятельствах!

– В этом нет необходимости – мы всё сделаем правильно, – наставительно парировала Скарлет моё громкое высказывание, точнее заявление. – Мы трое, как ты упорно не отрицай, имели возможность выяснить всё между собой касаемо тебя. Решение принято, но! Но это пока тайна. Просто поверь, что моральная и юридическая стороны никак не отразятся ни на ком из нас, и не затронут ничьей репутации.

– Обалденное успокоение, – пробурчал я. – А моё мнение, как и всегда, никого не колыхает из вашего трио заговорщиц? Так?

Однако, ответа не последовало. Я открыл глаза и констатировал опустевшую комнату. И лишь когда опустил глаза, в поисках упавшей рубашки, я заметил на подушке кольцо, всегда носимое девушкой с невыносимо строптивым характером.

– Э-ээ, Феликс – тебе следует стать более внимательным в отношении чувств окружающих, – пробормотал я, ощущая прилив сил и лёгкость в теле. – Блин, а ведь действительно помогли все их странные чары…

Глава 5. И всё идёт по плану, или…

Кок-бы то ни было, но я стоически выкинул из головы все мысли о любовных треугольниках с квадратами. Собственно, как и о ромбах с параллелепипедами судеб.

Нужно заниматься делом и решать поставленные задачи, поэтапно исполняя все пункты своих и общих обширнейших планов.

Посему я поднялся и не спеша оделся, поглядывая в окно и наблюдая за нарастанием движения жизни выходного дня. Количество людей на улице постепенно увеличивается.

Тут и там появляются праздно гуляющие пары, избравшие своим развлечением посещение бесчисленного количества лавок Мастерового Посада. Есть и семьи, гуттаперчевые дети которых тычут руками в витрины и просят родителей купить что-нибудь этакое.