Берсерк забытого клана. Стезя судьбы, стр. 1

Алекс Нагорный и Юрий Москаленко

Книга Шестнадцатая. Берсерк забытого клана. Стезя судьбы

Пролог с Архидемонами

Встревоженная птица вспорхнула со шпиля и вознеслась в высокое небо, став крохотной точкой среди облаков. И, прежде чем совершенно исчезнуть из виду, тень птицы крылом зацепила участок стены заброшенной древней постройки.

Там содрогнулись тёмные своды старой часовенки, укрывшей от взглядов вход в лабиринт.

Стены сбросили часть штукатурки, несущей следы прошедших эпох. Вмиг фрески заплакали. Стон вырвался из темноты вместе с гнилостным запахом ветра, распугав племя тех пауков, которые выбрали это место пристанищем для своей скучной жизни.

И невдомёк птице той, что же таят недра Земли под древним Акрополем. И дай-то светлые силы, что так с ней случилось, с той перепуганной птицей, сейчас парящей в выси, над старой часовенкой…

Исчадия столкнулись среди каменных стен низкого свода. Взревели неистово, и с яростью бросились в битву.

Что послужило причиной? Всё то раздражение, что не позволило демонам остаться за гранью. Их просто выдернули из привычной реальности, дав разгореться адскому пламени в жалком подобии проклятых душ.

Дело сделано. Нет обратного хода. Вот только вызвавший их не учёл той опасности, что несёт появление обоих исчадий, не способных на мирное сосуществование ни с хозяином, ни даже друг с другом.

Демон-Гарпий треклятый ударил дырявым крылом, и рассёк темноту всполохом адского света. Лютой ненавистью вспыхнули очи второго. Архидемон взревел и нанёс ответный удар.

Ядовитая пыль поднялась с древнего камня, и окрасилась в алый, и огненный цвет.

В зале под каменным сводом нависла туманная взвесь и Медовик перекинулся, словно ком липкой субстанции, а затем и покинул арену.

Он не готов к смертельному бою. Ему нужно окрепнуть, хлебнуть небывалое количество крови, и забрать души воинов, коих нужно найти.

И вновь страшный стон пролетел по всем коридорам, заполнив пространства нескончаемой болью и злобой на всех.

Ещё долго эхо гуляло по уголкам древнего лабиринта, терзая страхом любого из слышавших их. Будь тот человеком, иль тем же исчадием мрака, пришедшим в сей Мир из-за прихоти магов…

Глава 1. Прибытие на место общего сбора…

Плату за проезд я уже внёс по пути к административному острову Верхнего Ляпина, посему до Мастерового Посада я доехал без каких-либо проблем. Карета остановилась в привычном месте, практически напротив владений господина Витаса.

– Спасибо, очень приятное путешествие, – я от души поблагодарил возницу и вызвал у него меланхоличное удивление.

Скорее он засомневался в моих словах, считая поезду привычной обыденностью, как для себя, так и для основного количества горожан.

– Пожалуйста, барин, – он учтиво поклонился, но не удержался от пожатия плечами. – Хорошего вам-с вечера! Н-но! П-шла-а, р-родим-ма-ая! – мужичок зычно прикрикнул на лошадку и щёлкнул кнутом на длинной рукояти.

Конь клацнул по каменной брусчатке копытами, высекая несколько искр, транспорт дёрнулся в старте и продолжил движение по маршруту.

Я дождался пока карета отъедет и только теперь оценивающе взглянул на обновлённый фасад бывшей пошивочной лавки Витаса. Кстати, недавно прозябающей в некоем упадке, из-за банального дефицита в заказчиках. Это ещё до моего путешествия в земли Сквайров.

Что я могу сказать? Впечатляет!

Свежесть красок и тканей оконных маркиз я оценил сразу, как и обновлённую вывеску. На этом рекламном постере, выполненным путём искусной резьбы по древесине, Витас с Тристаном попытались отразить полный спектр товаров, начальствующих на прилавках. Вместе с предоставляемыми услугами населению, наскоро оговоренными мной при составлении кратенького бизнес-плана.

Не обойдён стороной и главный вход в здание. Он претерпел серьёзный тюнинг. Я оценил увеличенный козырёк и дверное полотно, украшенное элементами ковки.

– Мой господин! – вскричал толстенький господин, буквально выскочивший из двери и побежавший ко мне навстречу.

– Тристан Алим! – я широко улыбнулся и поспешил прижать палец к своим губам. – Не кричи ты так, не привлекай излишнего внимания! – добавил я и попытался увернуться от обрадованного бегущего толстячка.

Ага! Не тут-то было! Меня всё-таки сцапали, совершенно пренебрегая ротозеями, таращащимися отовсюду. Сцена встречи грозит затянуться, не исключая ущерб здоровью.

Да он меня тотчас сомнёт! А там ещё и Барри подключится…

– Ну, всё-всё-всё, – я по-отечески похлопал слугу по спине, и высвободился-таки из его крепких объятий.

– Ф-у-ух, – Тристан-Алим наконец угомонился и облегчённо выдохнул, с настроением неприкрытого счастья и эйфории от встречи. – М-мой господин, – он приступил к выплеску чувств и эмоций слегка заикаясь от перевозбуждения. – А я-то, как услыхал новость-то, ну-у от ваших друзей о прибытии свово господина! Я как услыхал, да так и места себе не найду! Всё смотрю и смотрю, где он думаю, да как скоро покажется? А тут – вот и вечер занялся… Я…

Мне пришлось жестом остановить водопад его слов и кивком указать на двери нашего прогрессивного предприятия.

– А уж как растрогался Витас, – не унялся мой толстячок. – А как Нюня по вашему коню скучает… – он и про своего ослика вспомнил на радостях.

– Кстати, Тристан-Алим? – я решился на более радикальные методы затыкания его словоизвержения. – Господин Витас часом не раскодировался, от радости за успех?

– Э-ээ? – мой верный слуга забежал вперёд меня и развернулся, заглядывая в глаза с неподдельным непониманием заданного вопроса. – Господин, а-а-а… Что такое «раскодировался»? – правомерно поинтересовался толстячок.

Пришлось остановиться прямо на пороге, из-за перекрытого им прохода.

– Это когда чары наговора на трезвость снимаются, – я расшифровал смысл нового слова.

– Не-е-е! – Тристан оживлённо замотал головой, отрицая мою версию. – Ни в коем разе! – он наотмашь резанул рукой пространство перед собой. – Витас справляется с собой, и страх как не нарадуется трезвости жизни! – добавил Алим. – Прошу, господин Феликс, входите и всё сами увидите! – он потянул кованную ручку на себя, открывая тяжёлую дверь.

Я вошёл и…

– Приветствуем господина нашего, Великого Князя, Феликса Игоревича!

– Да продлятся его годы!

– Пусть ему покровительствует Демонесса Алайсига!

– Милости просим!

Посыпался гвалт приветствий вместе с пожеланиями добра и счастья, вкупе с небывалым везением в бизнесе. Ну а я чуть рот не открыл. Благо вовремя взял себя в руки, чтобы вконец не расчувствоваться от такого проявления радости.

Я мысленно захлопнул открывшийся рот и просто-таки залюбовался группой разномастной публики, тружениками и труженицами нашего предприятия. Одна общая деталь откровенно радует. Это то, что все работники одеты хорошо и опрятно. Я бы даже сказал о дороговизне этой рабочей одежды, пошитой качественно и в соответствии с модой.

– Господин Витас! – я протянул руку смущённому хозяину трёхэтажного дома. – Ваши успехи меня поражают!

– Эм-м… – у него не нашлось нужной фразы от переизбытка чувств, и он вдохнул побольше воздуха. – Мы очень радые, господин Феликс, возвращению вашему, – он-таки пожал мою руку. – Проходите, там в трапезной лавки, в нашей Пельменной, – продолжил Витас испытав прилив чувства гордости собой. – Там сейчас никого нет, окромя ваших друзей, господ, появившихся ранее с добрыми вестями о вашем прибытии… Там, значится всё и готово, и накрыто… – слова полились нескончаемой скороговоркой. – А у нас-то тут, дык всё налаженное, и мясорубок много, и сортименту пошива в полном достатке. Да и обувки, вот давеча, много размеров закуплено и новомодная галантерея…

– Погоди-погоди, уважаемый Витас, – я дружелюбно запротестовал. – С отчётами о успехах мы позже разберёмся, давай уже пройдём, в закусочную, – я аккуратно развернул его в нужную сторону, к открытым дверям левого крыла. – Мои господа-товарищи все у тебя в гостях? – поинтересовался я переступая порог новаторского предприятия из сферы городского общепита.