Карбон (СИ), стр. 1

========== Пролог. Объект ==========

Борис мог признаться хотя бы самому себе - объект на этот раз попался странный.

Даже слишком.

Зачем он понадобился Лидеру? Объект никак не был связан ни с государством, ни с политикой… Разве только с идеологией, хотя и это - сомнительно.

Но, наверное, что-то в нем было. Что могло помочь Делу.

Борис не спрашивал. Он никогда не спрашивал. Наставник говорил ему с раннего детства, что думать - это не его задача. Он обделён этой способностью. Лишён интеллекта, достойного высших эшелонов власти. Брорис и не думал. У него был другой путь в этом мире. Он был оружием. Руками, а не головой в едином механизме. Борис был исполнителем. «Солдат - это достойно» - так говорили ему.

Борис не спорил. У каждого свой долг, который надо оплачивать.

Когда Бориса подобрали на улице (ему не было и пяти), его счётчик пошёл. Он плохо помнил, что тогда произошло, - слишком мал был. Но Борис знал, что был совсем один. Его бросили. А ещё… Он помнил смерть. Это странно - не выразить словами. Но, кажется, тогда она была совсем близко. И даже будучи ребенком, он чувствовал это.

А потом… Потом Борис начал жить. У него появилась семья. И чувство долга. Только став старше, намного старше, Борис понял, что так, как жил он, жили далеко не все люди. Борис служил благому делу, а остальные - нет.

Когда-то давно люди жили в золотом веке, легко и свободно. Царили всеобщее равенство и благоденствие. А потом горстка фанатиков совершила революцию, и к власти пришла толпа. А хуже толпы, которой можно управлять, ничего быть на свете не может. Толпа привела к разгулу анархии. Люди думали, что настала свобода, но свобода оказалась лишь вседозволенностью. Скрепы общества рухнули, и началась деградация, полный упадок. О морали и не вспоминали.

Семья и любовь обесценились. Деньги стали решать все. Ребёнок без родителей никому больше не был нужен. Бориса выбросили, как щенка, на улицу. Но, слава Лидеру, не все общество кануло в пучину разврата и увядания. Люди, которые были не согласны с новым положением вещей, не сдались и на время затаились. Они были борцами за свободу и за лучшую жизнь. Они могли умереть за справедливость, за равенство.

Эти люди подобрали маленького Бориса.

Так он попал в Карбон.

На самом деле, Борис не знал, почему у их общества было такое название. Он, вообще, мало что знал. Это и понятно - их существование было тайной. Борис никогда и Лидера Карбона не видел - непогрешимого борца за справедливость.

До восемнадцати лет Бориса воспитывал наставник. А после он попал в ячейку Карбон 366. С ним в связке оказались сначала два юноши, а потом произошла перетасовка, и он стал работать с двумя девушками. Именно они являлись в их тандеме головой. Борис отвечал за ударную силу.

Раз в неделю к ним приходил осведомитель, каждый раз разный, и давал им задание. В основном, оно касалось разведки. Им нужно было добыть информацию, полезную для Дела, для свержения нынешней диктаторской власти.

Это была задача девушек. Они внедрялись в общество политиков и бизнесменов разными способами, а затем добывали нужные сведения.

Роль Бориса была маленькой. Он вмешивался лишь в крайнем случае. Борис был чистой силой.

Их легенда была идеальной - три неудачника, которые когда-то пытались добиться успеха. Не вышло. Их выгнали из университета. Жизнь повернулась куда-то не туда. Сцепленные общим невезением, они снимали квартиру и брались за любые работы. Это было очень удобно. Они изворотливо следили. Просто подслушивали. Никто не смог бы ничего доказать. Их некомпетентность объясняла то, что они постоянно меняли профессии. Идеально.

Борис совершал ошибки на работе «для вида» чисто специально. Ронял груз, неправильно красил стены, был плохим уборщиком.

Его ругали, но Борис давно не обращал на это внимание. Главное - это Дело, верно?

Борис не был силен в идеологии. Обделён интеллектом, уже говорил. Но знал, что Карбон - это благое дело. Они стремились к лучшему.

Поэтому Борис просто выполнял долг.

Он дожил до тридцати лет, и все было в порядке.

Борис изредка видел тех людей, за которыми они следили, и понимал - их тайное общество право от начала до конца.

На некоторых примерах Борис утвердился во мнении, что те, кто находился сейчас у власти, - это плохие люди. Они лгали, изменяли, не ценили близких, заботились только о себе…

Это было ужасно.

Борис выполнял свой долг с удовлетворением и гордостью.

Но потом…

Потом им достался новый объект.

Борис мог признаться хотя бы самому себе - объект был странным.

Уже только потому, что это был далеко не политик. Не бизнесмен. Не сильный мира сего. Это был… Музыкант?

Очень странный музыкант.

С этого все и началось.

========== Глава 1. Давид Феретти ==========

В тот дождливый день, когда Карбону 366 поступило новое задание, Борис работал «для вида». Делал мебель. Поэтому осведомителя он пропустил. Не сказать, чтобы он сильно был опечален из-за этого. Осведомители производили не всегда хорошее впечатление. Наставник, который обучал Бориса, был совершенно другим.

Впрочем, может, это были даже не члены общества. Детали - не его ума дело.

Так что о новом объекте Борис ничего не знал. Он, вообще, о задании не догадывался.

Только когда Борис подходил к их старому общежитию, он заметил, что у входа его ждут напарницы - Кати и Тимея.

На самом деле, по документам они были Анжелика Джейкобс и Сильвия Моро. А сам Борис - Майклом Брауном. Но свои настоящие имена они прекрасно знали.

Хотя…

Борис сомневался, что Тимея назвала им свое настоящее имя. Слишком она была сложной. Но опять же - дела Тимеи Бориса не касались.

Его должно было интересовать только одно - задания. И кажется, сейчас намечалось одно из них.

- Что случилось? - спокойно произнес Борис, забегая под козырёк и прячась от дождя, - У нас изменились планы?

- Мы идём на концерт, - с нажимом произнесла Тимея.

Тон ее голоса был таким, что становилось сразу ясно, - музыка их должна интересовать в последнюю очередь.

Борис кивнул. Концерт так концерт. Сильные мира сего часто бывали на подобных мероприятиях. Это было модно - интересоваться искусством.

Борис снова шагнул под дождь. На его правом локте быстро повисла Кати.

- Говорят, этот музыкант, который выступает, очень популярен, - на автомате лихорадочно шепнула ему на ухо Кати, - Его зовут Давид Феретти… И билеты на его концерт стоят баснословных денег. Когда осведомитель принес билеты, я сначала не поверила…

Кати всегда все знала.

Это было правильно и неправильно одновременно. Правильно - потому что врага нужно было знать в лицо.

Неправильно - потому что Кати слишком интересовалась тем, с чем они должны были бороться.

Это снова было не его дело. Но вопреки разуму, Борис беспокоился.

Ему должна была нравиться Тимея. Идеальный член Карбона. Всегда собранная, серьёзная, строгая. Никогда не сомневающаяся. Спокойная. Кажется, такие лица Борис видел когда-то в храме. Борис не признавал религию. Он знал, что вера - орудие рабства, но эти лица, изображённые на фресках, въелись ему в сознание. Одухотворённые и печальные. Но одновременно - решительные. Такой была Тимея. Лучший член организации. Тихая и незаметная, но умная. Лучшего шпиона было не найти.