Якудза из другого мира. Том II (СИ), стр. 43

Рассказ занял весь путь до поместья Окамото. Масаши внимательно слушал, не перебивая и не переспрашивая. Он уставился на кончики своих пальцев и поджал губы. Когда же я закончил, то он произнес:

— Ну и гандоны же эти Мацуда. А старший комиссар… Вот уж никогда бы не подумал, что тот, кто должен охранять порядок, на самом деле нарушает его и подставляет других под удар. Это бесчестно.

— Да, но это так. Я ни слова не придумал. Даже ни чуточки не приукрасил, что со мной бывает нечасто.

— Изаму, тогда тебе тем более понравится сюрприз, — расплылся в улыбке Масаши.

— Надеюсь на это, — хмыкнул я в ответ. — А то ты так заинтриговал, что мочи нет держаться — так хочется увидеть его воочию. Я даже иголку приготовил, чтобы себя колоть. А то вдруг офигею настолько, что забуду родную речь? А тут укололся, ойкнул и пришел в себя.

— Стебешься?

— Да как можно? Ни сном ни духом.

— Ладно-ладно, вот как увидишь, так весь рот откроешь от удивления.

Я только фыркнул в ответ. Вряд ли такого прожженного спеца чем-либо удивишь…

Машина въехала во двор поместья и остановилась. Молчавший всю дорогу водитель быстро вышел из автомобиля и открыл дверь Масаши.

— Пойдем, поздороваемся с моими, а потом отправимся удивляться и поражаться.

— Идем-идем, — ответил я.

В достопамятной беседке сидели Окамото-старший и его сын. Напротив них, с пиалой на ладони, сидел пухлый мужичок пятидесяти лет. Охранники также, как и прошлый раз расположились по периметру.

— Прошу прощения за вмешательство в вашу беседу, — кашлянув, проговорил Масаши и поклонился. — Софу, чичи, господин Икудзу, мы с другом хотели поприветствовать вас.

Я тоже поклонился, храня непроницаемую маску вежливости на роже. Окамото-старший и Окамото-средний коротко кивнули в ответ. Господин Икудзу сделал более глубокий поклон. По всей видимости он был управляющим какой-то организации подвластной клану Окамото, если поглядывал так подобострастно на Масаши. Словно чувствовал кому в будущем придется подчиняться.

— Здравствуйте, Масаши и Изаму, — кивнул старший Окамото. — Вы прибыли нового чая отведать или запасы старого вина оценить?

Если перевести на нормальный язык, то получится, что софу Масаши спросил: «Вы по делам или от праздного безделья?»

— Мы чай хотим заварить. Говорят, что новый сорт очень бодрит. Если понравится, то и ребят угостим.

— Да уж, Масаши-сан мне все уши про этот сорт прожжужал. Сказал, что я буду весьма впечатлен, — сказал я.

— Тогда ступайте, там мастер Нагаи, он заварит его по всем традициям, — кивнул средний Окамото.

Мы ещё раз поклонились, после чего Масаши потащил меня за поместье. Туда, где у клана Окамото была тренировочная площадка. На краю площадки, возле четырех небольших ящиков копошился мастер Нагаи.

— Ну и где твой… чай? — спросил я.

— А вон, в ящичках уложен. Ждет своего часа, — широко улыбнулся Масаши.

Я поздоровался с мастером Нагаи. Тот кивнул в ответ. Выпрямился, показав закрытые коробки, похожие по размерам на переноску для кошек.

— Молодые люди, позвольте слегка ввести вас в курс дела…

— Мастер Нагаи, я уже в курсе, — перебил его Масаши.

— В таком случае вам разрешено не перебивать старших, — мягко улыбнулся Нагаи. — А прослушать вводную информацию ещё раз будет не лишним.

— Простите, — потупился Масаши. — Я не выдержал. Слишком уж…

— Хорошо, что у вас хватает такта признать свои ошибки, — кивнул Нагаи. — А я всё же перейду к делу. Со времён начала ведения войн у стратегов стояла самая главная цель — сохранить войска для ведения войны. И стратеги хотели защитить своих воинов разнообразными способами. Самыми суровыми и непробиваемыми считались рыцари и их доспехи. В своё время они были крепостями на лошадях. Их доспехи было трудно пробить даже с близкого расстояния.

Масаши вздохнул. Похоже, что это он уже слышал в пятый или шестой раз. Мастер Нагаи не обратил на вздох никакого внимания.

— После массового распространения пороха и огнестрельного оружия доспехи постепенно облегчались, пока не исчезли почти везде. Солдат «пороха и дыма» во второй половине XIX века не был защищен ничем, кроме мундира. Однако уже в эпоху мировых войн экипировка начала усложняться, а в наше время индивидуальная боевая экипировка вновь вышла на передний край технологий.

Я слышал похожее в своём мире. Тоже самое про экипировку и доспехи. И как мы умирали под брониками…

— Какой-нибудь сельский ополченец может и не понимать, для чего нужны средства защиты, но часто и опытные профессионалы отказывались от брони. В чем дело? Причина банальна: противопульный «броник» весит много и ограничивает подвижность. Поэтому броня современных жилетов конструируется с таким расчетом, чтобы использовать не только сталь, но и легкие материалы. Бронежилет — довольно сложное устройство. Его основу составляют бронепанели из стали, титана или специальной высокопрочной керамики. Однако пулю или осколок мало просто остановить. Летящий на высокой скорости кусок металла легко может нанести такой удар, что из формально непробитого бронежилета извлекут мертвого или тяжелораненого бойца.

— И бывало такое? — воспользовался я паузой и сделал вид, как будто ни разу такого не видел.

Да что там не видел… Самого едва не сделало инвалидом, когда в бочину воткнулся осколок гранаты.

— Бывало. На дело выходили даже в самых жестких бронежилетах, но после попаданий люди умирали от болевого шока, — кивнул мастер Нагаи.

— И можно перейти ближе к телу? — застенчиво попросил Масаши. — Ближе к нашему сюрпризу, а то Изаму может уснуть, пока слушает.

— Эх, молодежь… А ведь я ещё не рассказал про ботинки и шлем, про дополненную реальность и интеллектуальный прицел. Про самостоятельные поправки и прочее, прочее, прочее. Всё-то вы торопитесь, всё-то вы спешите, — с этими словами Нагаи отодвинул крышку ящика и извлек наружу содержимое.

Я уже успел понять, что сейчас мне продемонстрируют броник с различными гаджетами, но вот именно такое увидеть был не готов. Если вы сможете представить себе гигантскую медузу, которую натянули на человеческую фигуру и заставили эту форму сохранить, то вы почти увидите вытащенный на воздух костюм. Полупрозрачный, с едва видимыми пробегающими по поверхности искорками. Нелепый настолько, что только напрочь отбитый человек наденет его на маскарад. И то, если вдруг вздумает выступать в роли…

— Это шутка такая? — нахмурился я. — Что это за огроменный гандон?

— А ты примерь, — залился хохотом Масаши.

— Друг мой Масаши-сан, если ты хотел надо мной поиздеваться, то тебе это удалось. Если это твой сюрприз, то он довольно глупый. И ещё…

— Подожди, Изаму-кун! — воскликнул Масаши. — Лучше посмотри на это.

Он быстро скинул с себя верхнюю одежду и остался в трусах. Поджарая фигура приблизилась к мастеру Нагаи. Тот накинул костюм на плечи Масаши и я увидел странное дело — костюм расплылся и полностью покрыл фигуру младшего Окамото. Он стал как будто намазан маслом — мускулистое тело поблескивало в лучах солнца.

— Ну, как тебе?

— Эффектно, ничего не скажешь. Поместить себя в мыльный пузырь и потом болтать оттуда — да, это верх крутоты! И это ты хотел мне показать?

— Мастер Нагаи, покажите этому глупому человеку, как он ошибается, — улыбнулся Масаши и сделал мудры, заставив плясать на ладони небольшой вихрь.

— Обязательно покажу. Изаму-сан, отойдите на десяток шагов, а то рикошетом может зацепить, — сказал мастер Нагаи.

Он подал мне пример, отойдя на несколько шагов. После этого пожилой человек вытащил из скрытого отдела на груди небольшой пистолет и наставил его на Масаши. Я с улыбкой следил за этим спектаклем.

Неужели бахнет? Патроны холостые? Масаши успеет сделать щит?

И где-то в глубине ныл червячок — а ведь это всё правда, и мне показывают настоящее чудо техники.

Бах! Бах! Бах!

Три выстрела грянули один за другим. На теле Масаши потемнели небольшие пятна. Они расцвели черными розами, чтобы через секунду пропасть.