Якудза из другого мира. Том II (СИ), стр. 42

— Изаму-кун, я была плохой девочкой, — произнесла Кимико.

— О чем ты? — я сделал вид, как будто не понял.

— Я рассказала Сэтору, что ты хочешь уединиться со мной в подсобке.

Она провела пальцами по соскам и те моментально набухли, отзываясь на ласку.

— И зачем же ты это сделала? — спросил я, подходя ближе и вжикая молнией ширинки.

— Он предложил начать встречаться снова… А я запуталась в своих чувствах. Ты простишь меня за это?

Ладонями она подняла грудки и теперь они уставились на меня налитыми сосками.

— Не знаю, ведь прощение ещё нужно заслужить, — я вытащил наружу наливающийся кровью член.

— Я заслужу, — Кимико сползла на пол. — Я буду очень верно служить…

— Встань, — скомандовал я. — Раздевайся.

— Что? Вот прямо до гола?

— Да, прямо до гола. Хочу тебя видеть обнаженной. Что тут сложного? Или мне заправить мой тангенс обратно?

Кимико улыбнулась и начала расстегивать пуговку за пуговкой. Вскоре на полу оказался пиджак, блузка, лифчик, юбка, гольфы и трусики. Девушка чуть прикрывала грудь и пах, словно стесняясь.

— Убери руки, — скомандовал я.

Она взглянула на меня. В её глазах промелькнул страх. Она не знала, что Сэтору успел рассказать мне? Ну что же, это неплохо. Тем не менее, Кимико убрала руки.

Я помял немного груди, почувствовал, как соски отзываются на ласку. Член же скользнул в междуножье и начал тереться по мокрым губкам. Кимико простонала в мои губы и попыталась насадиться, но не тут-то было — я отдернул таз и заменил член рукой.

Пальцы начали исследовать влажные складки. Ритмично надавливал на сосредоточение удовольствия и отпускал. Надавливал и отпускал.

Кимико попыталась ухватить меня за член, но я только легонько шлепнул её по руке:

— Я хочу сначала доставить удовольствие тебе, а потом уже получить сам всё сполна.

— Хорошо-о-о, — простонала Кимико, стараясь удержаться на дрожащих и подгибающихся ногах.

Мы стояли в центре класса, где совсем недавно ученики получали знания, а теперь одна из них получала удовольствие.

Я внимательно следил за движениями глаз Кимико. Во время оргазма она их закатывала и снаружи оставались только белки. Жутковатое зрелище, но сейчас оно мне было на руку. Впрочем, на руку мне было не только оно — влажные пальцы продолжали скользить вперед и назад.

Её руки пытались обхватить меня, но неизменно получали легкий шлепок. Она хватала за пиджак и получала шлепок. Хватала за рубашку и снова шлепок.

— Я сам хочу ласкать тебя. Опусти руки.

— Но Изаму-кун… Я тоже хочу… Я хочу ощутить тебя внутри себя… Такого сильного, такого твердого…

— Ты ощутишь меня… Очень скоро… Сейчас я хочу увидеть, как ты кончишь…

Её тело начали бить небольшие судороги. Она подергивалась на моей руке, стараясь потереться пахом сильнее о ладонь и жадные пальцы. Я же сдерживал эти порывы и не отпускал её. Прильнул губами к соску и ощутил, как Кимико выгнулась назад, выставляя грудь как можно дальше.

Судороги сотрясали тело сильнее. Ага, значит, скоро её настигнет оргазм, но мне нельзя допускать этого, пока не узнаю нужную информацию.

— Ещё, ещё… Быстрее, — шептала Кимико, елозя по моей руке.

Груди подпрыгивали, как будто радовались приближению развязки. Глаза начали понемногу закатываться. Что же, пора.

Я резко убрал руку и громко спросил:

— Где живет Сэтору Мацуда и его отец?

— Что? — еле шевеля губами переспросила Кимико.

Я снова дотронулся до бугорка клитора, чем вызвал волну наслаждения и снова убрал руку, как только глаза пошли вверх.

— Мне нужен адрес — я хочу извиниться перед Сэтору.

— Продолжай, продолжай… — взмолилась Кимико.

Коснуться и убрать. Поддерживать балансирование на грани. Она попыталась было сунуть в промежность свои руки, но я был неумолим. Поймал их и завел за спину. Снова коснулся клитора, вызвав новую волну.

— Мне нужен адрес Сэтору. Скажи и получишь невероятный оргазм.

— Минато-ку Аояма-сантёмэ три-двадцать один… Квартира семь… Ну же, Изаму-кун… Ну же…

Я снова запустил жадные пальцы и за несколько движений бурный оргазм настиг тело Кимико. Она не смогла устоять на подкосившихся ногах и упала на пол, содрогаясь от накатывающих волн. Я смотрел на неё сверху и ни капли жалости не шевелилось в груди. Богатая самка, готовая пойти на всё ради удовольствия…

Что же, адрес я получил, теперь можно немного и развлечься.

— Так что ты там говорила про одинокую Пи? — я наклонился и легко поставил Кимико в коленно-локтевую позу. — Пусть же она соединится с моим тангенсом.

Толчок члена на всю длину вырвал крик из горла Кимико.

Глава 20

— Такаги-сан! Подожди немного, Такаги-сан! — раздался позади меня крик, когда я за четыре дня до «Черного кумитэ» вышел из школы.

Я обернулся. Ко мне спешил Масаши Окамото. Сильно спешил, только пыль клубилась под ногами.

— Привет! Чего ты так официально-то? — спросил я, когда он подбежал ближе.

— А как же иначе? — удивился Масаши. — На людях не нужно показывать нашу дружбу, чтобы при случае не могли ударить по тебе, чтобы сделать больно мне. И наоборот.

Во как! Далеко закидывает.

— Хорошо, учту, Окамото-сан, — подмигнул я ему. — Так чего ты хотел?

— Как твоя нога? Можешь бегать?

— Даже прыгать могу… Правда, невысоко и недалеко.

— Отлично. Этого должно хватить. Ты сейчас свободен?

— Ну, относительно… — уклончиво сказал я.

Не мог же я сказать, что Мизуки в этот вечер попросила меня встать в охрану ресторана «Солнечная сакура». Вроде бы и нет ничего такого, но как-то не хотелось говорить о таком.

— Если ты занят, то можем перенести сюрприз на другой день, — загадочно улыбнулся Масаши. — Помнишь, я говорил о кое-чем, что нам может помочь в одном предприятии. Но если ты занят…

Ну, не настолько я занят, чтобы переносить на другое время сюрпризы. Тем более от Окамото. Тем более касающиеся мести.

— Подожди, Окамото-сан, я сейчас отменю важную встречу. Надеюсь, что сюрприз того стоит.

— Тебе понравится.

У Масаши было такое ехидное лицо, что ему оставалось только потереть ладошки и сразу же станет похож на черного властелина, задумавшего какую-то пакость. Я набрал номер Мизуки:

— Алло, добрый день, боссиха… Да не босая, а боссиха — босс женского рода. Ладно-ладно, не буду больше так называть. Я вот по какому поводу звоню — молодой господин Окамото приглашает оценить сюрприз, какой он приготовил для одной из группировок. Да-да, именно по ней. Не загадочно, просто мне не очень удобно говорить, я нахожусь в публичном месте. Хорошо, как освобожусь, так сразу же направлюсь туда.

Масаши ждал чуть поодаль. По его лицу было невозможно сказать — слышал мой разговор или нет? Он с ожиданием взглянул на меня, а я кивнул в ответ.

— Вот и здорово. Поехали!

Масаши набрал номер телефона и к выходу из школы подъехал массивный «Мерседес». Мы нырнули в кожаную прохладу. Масаши кивнул водителю, после чего машина мягко тронулась с места.

— Так что там за сюрприз, Масаши-кун? Сейчас-то можно так тебя называть?

— Называть так можно, а вот по поводу сюрприза придется потерпеть. Я не могу тебе так сразу сказать, имей терпение, Изаму-кун.

Я только хмыкнул в ответ. Ну, не может, так не может. Пусть видит, как я изнываю от нетерпения увидеть, что он там приготовил. Меня порадовала легкость, с которой согласилась Мизуки. Порадовала и одновременно озадачила. Что-то странно, что она так просто взяла и разрешила. Как будто у неё много людей рвутся охранять ресторан.

Или она так стала ко мне относиться? А что? Последняя наша пьянка могла бы продолжиться постелью… Ну… Наверное…

Кто знает, что произошло бы дальше, не войди в это время сэнсэй Норобу?

— А что у тебя с Сэтору Мацуда? — спросил Масаши.

Я десять секунд молчал, раздумывая, сказать или не говорить о происходящем между мной и отцом Сэтору. Всё же решил сказать. Осталось всего три дня, так что могу и не вернуться обратно. У сэнсэя закончились сикигами, поэтому он сказал, чтобы я рассчитывал только на себя. Вот на себя я и стал рассчитывать, когда начал рассказывать про «Черное кумитэ».