Бродяга (СИ), стр. 62

— А можно мне сказать? — прошептал Яр. — Вдруг он пока ещё здесь, и заметив меня, возможно, твой бог меня ещё и услышит. Если услышит — тогда пусть он тоже простит меня. … За то, что я люблю девушку, которую любить не имею права. За то, что я полюбил чужую невесту. За то, что я люблю тебя Кьяра. И если ему не сложно, пусть он тоже подскажет мне что делать.

К Яру перед смертью вернулась его ирония, но девушка просто оторопела от услышанного. Кьяра знала, что нравится ему, но, чтобы любовь!

Она просто смотрела на него округлившимися глазами с отвисшей челюстью, забыв на время как из себя можно извлекать звуки.

Из этой неловкой ситуации, от этих въедающихся в неё синих глаз — её отвлекла ожившая связь.

— Борт «меч — 554», на связи база Юкатан, просьба подтвердите голосовую идентификацию.

Это была стандартная процедура. Для вызова санитарного крейсера личностного кода было мало — нужен был голосовой контакт, чтобы сверхчувствительная компьютерная программа смогла опознать и подтвердить личность, и что эту личность не заставили говорить принудительно. Кьяра об этом знала и решила пойти на хитрость. Приложив запястье оглушенного пилота к идентификатору, она умышленно прохрипела в передатчик:

— Я … умираю, — а затем добавила уже нормальным голосом, прервав связь, пытаясь возобновить разговор с Яром, не затрагивая тему, на которой они остановились. — Это собьет программу с толку, но они не смогут проигнорировать сигнал о помощи и вышлют санитарный крейсер. Гуманитарии они ведь частично смертники, так что их всё равно бросят в этот квадрат. Ты ведь продержишься, верно?

Глядя на неё, он просто кивнул. А так как он смотрел безотрывно и пристально, Кьяра понимала, что должна ему всё-таки что-то сказать.

— Наши отношения с тобой, — судорожно вздохнула девушка, — складывались очень сложно. Сначала ты презирал меня, мы дрались, затем ты начал потихоньку впускать меня, и я почувствовала в тебе друга, а потом ты просто начал заигрывать, дразня Ровера. Но ты сказал, что у скворан так принято, что это правила круга. Я воспринимала твоё поведение как обычные скворанские заскоки. Я, конечно, допускала мысль, что могу нравиться тебе, но я не думала, что вот …так серьёзно. Я понимаю, что это чувство нельзя пригласить специально, и от него невозможно избавиться только по одному твоему желанию. Оно приходит, и ты уже не принадлежишь себе. Иногда мне кажется, что ты необычайный кретин, но ты мне нравишься, несмотря на все твои выпады. Я привязалась к тебе, я готова рисковать жизнью ради тебя. Ты удивительно тонко чувствуешь меня. Между нами есть какая-то связь, но я люблю Ровера. И я не знаю, как теперь быть.

— Расслабься, — выдавил Яр, бледнея. Действие порошка подходило к концу, и его состояние резко ухудшалось. — Я просто захотел, чтобы ты это узнала. Жизнь такая короткая и обманчивая штука, что будет слишком скверно уйти, не сказав главного. …Посмотри на радар!

Неподалёку действительно опустился санитарный корабль. И в сторону их крейсера направилась бригада быстрого реагирования из двух человек. Обычно это были высококвалифицированные специалисты, оказывающие первую помощь, вызывающие подмогу только если ситуация нестабильна, если раненных оказывалось больше, чем рук, и, если была нужна транспортировка баракамерой. Оставив «входную дверь» открытой, Кьяра наблюдала за ними по монитору.

— Ты не поверишь, Ярос. Я думала, хуже уже быть не может, — пробормотала она. — Этот дерьмовый день бьёт все рекорды! Яр? — но тот уже был без сознания.

Первого ступившего на борт крейсера Кьяра пропустила, второго уложила на месте, переключив свой пульсар на оглушение.

- Ты сейчас же сообщишь на свой корабль, что ситуация стандартна и что ты остаёшься для стабилизации раненого. Пусть они не ждут. На базу тебя доставит этот патрульный крейсер. Живо Хайди! — рявкнула Кьяра, наставив на сестру своё оружие. — А теперь спаси его. Если ты всё ещё моя сестра, если всё ещё считаешь меня своей семьёй, спаси жизнь тому, кто тоже стал частью моей семьи.

Хайди была врачом по призванию, она часто оказывалась в опасных боевых зонах, видела множество боли, оторванных конечностей и глупых смертей, поэтому умела реагировать быстро и профессионально, без лишних вопросов и эмоций. Раскрыв свой переносной набор инструментов — она тут же принялась за дело, никак не выдавая своей взволнованности по поводу вот такой вот встречи с сестрой.

— Он потерял много крови, мне нужна плазма, его нужно поместить в реконструктивную капсулу, у него задеты внутренние органы. Ты думаешь достаточно просто зашить? — вскинулась через время Хайди, хмурясь зыркнув на сестру.

— Нет, я всё понимаю, но у нас нет такого роскошества, поэтому сделайте всё что сможете доктор Сноу! — резко бросила Кьяра в ответ, одолеваемая тысячей разных эмоций. Она горевала за Ровером, волновалась за Яра, была рада видеть сестру и в тоже время злилась на неё. — Он молодой и сильный. Он восстановиться если ты всё правильно сошьешь. Как бы мне ни хотелось — одна я бы не смогла захватить санитарный корабль, а сами имперцы вряд ли бы снизошли до того, чтобы приглашать нас на борт.

— Имперцы? Ты уже не причисляешь себя к нашему народу?

— Благодаря тебе нет. Благодаря тебе сестрёнка, я стала невестой скворанина и бродягой. Но во всём этом есть и положительная сторона — я полюбила жизнь и удивительного парня.

— Что ты собираешься сделать с пилотом и с моей медсестрой?

— Они очухаются и вызовут подмогу. А мы погрузим Яроса на носилки и переправим на наш корабль. Он тут рядом, просто хорошо замаскирован, ещё одним гениальным парнем, которого захватил патруль. … Они схватили Ская … и с каждой секундой мне всё тяжелей дышать, — отвлеклась девушка, на секунду окунаясь в свою боль. — Ты полетишь со мной по своему желанию либо же я заставлю тебя силой! — усилием воли Кьяра снова взяла себя в руки. — Мне ещё понадобятся твои профессиональные знания.

— Ты изменилась Кьяра.

— Да, но уже благодаря им.

Когда Хайди наложила последний шов, Кьяра запустила носилки на воздушной подушке.

— Лицом к стене, руки поднять над головой, ноги расставить. В общем, сестра ты знаешь. И не дёргайся! Я должна обыскать тебя. Мне не нравится, когда мне неожиданно втыкают иголки в шею. Твой чемоданчик я тоже заберу на всякий случай. Прости Хайди, но тебе придётся на время забыть о своей службе и отправиться на каникулы. Возможно, я сломаю тебе жизнь, но мне пришлось сделать выбор. И я выбрала моих парней.

С самым угрюмым видом Хайди толкала перед собой по воздуху носилки с Яром, Кьяра шла сзади, неся оружие и медикаменты. Размер трагедии Кьяры был гораздо глубже, но её лицо тем не менее оставалось бесстрастным. Девушка из последних сил заставляла себя держаться.

«Я слишком далеко зашла. Теперь я совсем одна. Ская и Тана нет. Яр без сознания. Сестру придётся запереть. Мне нужно самой поднять корабль. Я справлюсь, ради Ровера я всё выдержу»

Раньше ей приходилось наблюдать как это делает Ровер, и она проходила курс навигации в академии, поэтому Кьяра вывела корабль на орбиту, рассчитала дальность примитивного гиперскачка, введя необходимые координаты, но на этом её возможности и знания ограничивались. Чтобы управлять таким кораблём — нужна была команда и определенные навыки. Ну, или хотя бы один или два скворанина рядом. Поэтому выйдя из гипертуннеля, Кьяра доверила управление автопилоту, отправившись дежурить к постели Яра.

— Проклятье, — услышала она среди ночи и чуть не подпрыгнула на месте от радости. — Чёрт, почему всё так болит? Где мы?

— Дома, то есть на нашем корабле. Я приведу доктора.

— Стой! — поймал он её за руку. — А где именно наш корабль? — Яр сощурился то ли от боли, то ли от подозрения.

— Я смогла вывести его на нейтральную полосу, — пожала плечами Кьяра.

— Сама? — теперь скворанин откровенно удивлялся.

— Ну да, сама плюс моё огромное желание и твоя моральная поддержка, хоть ты и был в отключке.