Бродяга (СИ), стр. 53

— Ты мало видела меня такого. А такой я тебе совершенно не нравлюсь, — серьёзно заметил он, идя рядом с ней.

— Было бы странно, если бы мне нравились жестокие парни, браво шагающие по трупам, — проговорила она, коротко взглянув на него. — Но я успокаиваю себя, что, убивая — ты защищаешься. Тогда это оправданно. … Наверное.

— Ты слишком чувствительна, для такого образа жизни, Колючка, — с какой-то досадой произнес Ровер.

— Нет, я смогу! Правда! — Кьяра остановилась, ухватившись за края его куртки, вынуждая остановиться и его. — Может, я не привыкла бродяжничать и убивать, но теперь мне не важно, где и как. Важно с кем. Я хочу быть с тобой, Скай, — прошептала она последнюю фразу, ожидая, что он поцелует её. Так и случилось. Ровер каждый раз даже имя своё забывал, когда она вот так на него смотрела.

Глава 25

— Не знаю, к кому мне обратиться, — проговорила Кьяра, входя в рубку. — То ли к капитану, то ли к своему парню.

— Все зависит от твоего вопроса, — хитро улыбнувшись, ответил ей Ровер, играя бровью.

— Тогда я хочу заявить, что не честно держать меня в неведении. Если вы считаете меня членом своей команды — вы должны посвятить меня в свои планы. Я не хочу путешествовать по галактике пассажиром с детскими правами!

Скворане дружно рассмеялись, переглянувшись между собой.

— Как капитан я вообще не обязан отчитываться перед членом своей команды. Да и как парень, в принципе, тоже, — повел плечами Ровер, с интересом наблюдая за её реакцией.

— Ровер! — возмущенно взмолилась Кьяра. — Я не понимаю смысла, зачем ты летишь, куда ты летишь, что там ищешь! Почему ты до сих пор не доверяешь мне?!

— Не в этом дело. Зачем тебе все эти заботы и переживания, это напряжение и опасения? Я не хочу, чтобы моя девушка бродила с мрачным видом. Я люблю … когда ты улыбаешься.

Когда он произнес «я люблю» её сердце несколько раз перекувыркнулось, так необычно и красиво это звучало, хоть это и не было признанием.

— Но я хочу за тебя переживать! Волноваться и радоваться вместе с тобой! — воскликнула Кьяра. — Иначе мы не по-настоящему пара. Если нет искренности невозможно употребления слова «мы».

— Дай почитать дневник, тогда в ответ я посвящу тебя в свои планы, — вызывающе улыбнулся он, глядя, как вытянулось её лицо от недовольства.

— Нет, это совсем разные вещи! — запротестовала девушка. — Ты же не рассказываешь, как ты ко мне на самом деле относишься, что чувствуешь — это твоё личное. Дневник — это моё личное, а планы общие!

— Интересно ты загнула, а как же искренность, настоящая пара?! Ты, Колючка гребешь только в свою сторону! По-моему, у двоих … влюбленных, — при этом Ровер снова иронично усмехнулся, — не может быть «моё личное и твоё личное», а только общее. Так что давай дневник! — протянул он руку, испытывая её смеющимся взглядом.

Кьяра упрямо покачала головой, сложив руки на груди:

— Ты несносен, а временами так вообще прикидываешься придурком!

— Но это не мешает тебе сходить с ума от любви ко мне, я уверен именно это и написано в твоем дневнике! Давай, почитаем вместе?

— Иди к черту! — развернувшись, Кьяра вышла ни с чем, не замечая каким влюбленным взглядом провожает её Ровер.

— Вот скукотища бы была, если бы не она, да? — съязвил Тан. — А так любовный роман разворачивается прямо у нас на глазах. Реалити шоу! Мне одному кажется, что влюбленные глупеют? Обо мне б ты так заботился. Но вернемся к Соте. Космотория Скворана, наземные патрули, прочесывающие каждый населенный пункт, не говоря уже о базе, где находится распределитель. Наши объявленные к уничтожению рожи, знает наизусть каждый скворанский солдат. Как попасть туда, отделавшись малой кровью спрашиваю я?

— Я могу пройти, — проговорила Кьяра, вдруг выглянув из-за угла, подслушав их разговор. — Да, у меня не остается другого выхода, как подслушивать! — оправдывалась она в ответ на взгляд Ровера. — Если вам так позарез нужно пробраться на Соту — я могу, моя личность ещё не изучена сквораскими патрулями. Только мне нужно знать, ради чего риск?

— И думать забудь, ты не пойдешь! — решительно отрезал Ровер, тихо выругавшись себе под нос на скворанском.

— Нам нужно освободить одного из лидеров сопротивления, сотийца по имени Каван, — вдруг выдал Тан, наперекор решению Ровера не посвящать девушку в их планы. — Это крайне важно и по плечу лишь смертникам. Мало пробраться на планету, нужно попасть в распределитель, где держат пойманных нарушителей. Там нужно установить собранное мной взрывное устройство и посвятить Кавана в детали побега. Не смотри на меня так, Скай, у неё действительно может получиться.

— Нет! Нет и еще раз нет! — рявкнул Ровер. — Я не стану рисковать ею! Я сказал, что пойду сам! Послать туда Кьяру — это самое идиотское, что можно только придумать!

— Нет, это с твоей стороны идиотизм идти туда самому! Это самоубийство, Скай! — загорелась упрямством Кьяра. — Когда скворане поймут кто попался им в лапы — они стянут туда дополнительные силы, и тогда уже ни ты, ни этот Каван никогда оттуда не выйдете! Когда же ты, наконец, начнешь воспринимать меня серьезно?!

— Я против, потому что я слишком … серьёзно тебя воспринимаю, и прятаться за твоей спиной я не собираюсь! — их упрямые взгляды встретились, и Ровер был непреклонен.

— Ну, послушай, у меня получится. Я могу прикинуться дурочкой, разыграть патрульных. Мне будет проще выкрутиться и вернуться невредимой, если что-то пойдет не так! Позволь мне участвовать. Иначе я десять раз умру, пока буду ждать твоего возвращения! — настаивала Кьяра, обволакивая его своим обезоруживающим взглядом.

— Она права, — вздохнул наконец и Яр. — Риск, конечно, есть, но новичкам ведь везёт. Мы будем слушать, через постоянно включенный передатчик, что с ней происходит. Если ситуация выйдет из-под контроля — плюнем на всё, обнаружим себя и возьмем распределитель штурмом. Давай попробуем, Скай.

— Можно пробовать козий сыр, — выдавил Ровер, пристально глядя на сложившую ладони, в умоляющем жесте, Кьяру. — Думаешь, мне будет легче, когда ты там, а я здесь?! Ты можешь мне не верить, но рисковать своей девушкой — это для меня не естественно. …Хм, — мучимый сомнениями он покачал головой. — Нет, это испытание не для моей психики!

Обняв ладонями его лицо, заглядывая в глубину его глаз, Кьяра тихо произнесла:

— Я хочу быть девушкой своего парня, жить риском, которым ты дышишь, идти по грани, крепко держа тебя за руку, делить с тобой голод, муки совести, удачу и если придется даже смерть. Если ты сейчас разрешишь мне выполнить это задание — значит, ты признаешь во мне свою девушку, верную спутницу, если нет — игрушку!

— Бред! Это же чистый шантаж! Я боюсь тебя потерять, какая ещё игрушка?! Я не прощу себе, если с тобой что-нибудь случится! — воскликнул Ровер. — Ты нужна мне вот и всё! — и скворанин еле сдержал себя, чтобы не выдать рвущуюся из него ещё одну фразу — «Просто я люблю тебя больше жизни».

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Вместо этого Ровер тяжело вздохнул, и скрипя зубами добавил:

- Ладно, ты пойдешь. Потому что видимо в противном случае, ты своими упрёками высушишь мне все мозги и уже не захочешь быть моей девушкой. И заметь, Колючка, ты снова манипулируешь нашими отношениями.

— Вовсе нет, я просто даю тебе выбор! — улыбнулась она, повиснув у него на шее. — Спасибо, я вас не подведу!

— Радоваться будешь потом, — оттащил её Тан. — Иди сюда, слушай внимательно, важна каждая деталь.

После получасового инструктажа Кьяра уже была готова отправляться.

— Эй, лейтенант! — окликнул её своим ироничным тоном Яр. — Под занавес своей пафосной речи, теперь ты просто обязана притащить свою задницу обратно. Ты ведь не станешь огорчать меня?

— Мне приятно, что ты за меня переживаешь Ярос Ким, — усмехнулась девушка, остановившись перед шлюзовым отсеком, загораживаемым Ровером, словно он всё никак не мог решиться отпустить её.