Сводная Чужая (СИ), стр. 25

  — А позволил остаться потому, что для него важна репутация. Если он выгнал бы дочь пропавшей жены, то на него бы косо смотрели. По этой же причине и тебя не выгнал сразу, Яр.

  Я посмотрел задумчиво на Нину. Действительно, даже после всех оскорблений Геннадий не указал мне сразу же на дверь. Не любит сора из избы выносить. Но это сейчас на руку. Мне нужно время, чтобы понять, как ей помочь.

  — Мне жаль, что все вышло так…

  Внезапно Нина сама потянулась к моим губам. Легкий поцелуй, даже чмок, так взбудоражил, что я не смог её отпустить. Придвинулся ближе и продолжил поцелуй. Старался не напирать, чтобы не причинять боли её раненой губе, но сдержаться было сложно.

  Провёл языком по ещё свежей ранке, и она тихо застонала. Чёрт, что я творю, это сейчас не к месту…

  Уложил её на матрас и продолжил поцелуи. Она отвечала, доверчиво прижимаясь ко мне.

  — Ты все еще хочешь, чтобы я выполнил твою просьбу, Нина? — спросил я, сжимая ее ягодицу. — Я тебя хочу.

  — Ярик… — она приподнялась и надавила мне на плечи, чтобы я отодвинулся. — Мы должны остановиться.

  Я отпустил ее и сел на кровати, пытаясь выровнять дыхание. Нашёл время, дурак.

  — Я хочу, чтобы мы переспали, — негромко сказала она.

  Повернул к ней голову. Я не ослышался? Тогда почему сейчас остановила меня?

  — Но не сейчас. Отец скоро вернётся.

  Она снова сама потянулась за поцелуем, распаляя меня сильнее.

  — Завтра отец уедет в командировку, — шептала она под мои поцелуи, которыми я осыпал ее шею. — Приду. Ночью.

19.

  — Мам, — утром постучал я в комнату матери и Геннадия, когда тот уехал на работу.

— А? — отозвалась она. — Заходи.

  Я вошёл в комнату и прошёл к креслу у окна. Мама крутилась возле туалетного столика.

  — Как дела, сынок? — спросила она, глянув на меня в отражение зеркала.

— Нормально, — ответил я, не зная, как начать разговор, который маме точно не понравится.

— Давно не видела тебя. Со своим гаражом совсем пропал, — ворчала она.

— Как и ты со своей новой крутой клиникой.

— Ой, да, — снова оторвалась она от нанесения туши на ресницы. — Отличное место для меня выбил Гена. Но ответственность, конечно, огромная. Там жены депутатов беременность ведут, представляешь?

— Да, круто, — почесал я в затылке. Как ни странно, для моей мамы этот Гена действительно старается. — Насчёт Гены... Есть разговор.

— Ярик, — повернулась мама ко мне, не докрасив второй глаз. — Не начинай, пожалуйста. Он мой муж, я люблю его.

— Хорошо, — кивнул я. — Но ты должна знать, кто он на самом деле. Я понимаю, что эти новости тебя не порадуют, и поверь, я был бы рад, если бы твой муж оказался хорошим человеком. Но... В общем, слушай.

  Я включил ей запись на телефоне с нашей ссорой с отчимом. Мама внимательно прослушала, а потом побледнела и села на край кровати.

  — Мам, плохо, да? — засуетился я и налил ей воды из графина на тумбочке. — На водички.

  Она молча взяла стакан и отпила немного. Потом сжала его в пальцах и подняла глаза на меня. В них плескалось... Разочарование.

  — Он правда её бил? — спросила она, никак не желая принять правду.

— Да, мам, — кивнул я. — И делает это периодически, так что ей приходится потом надевать все эти уродские глухие шмотки, лишь бы синяков не видно было. А вчера он ей губу разбил. Сама увидишь сейчас в кухне... Он мразь. И я боюсь, что однажды он ударит и тебя. Или вообще... Что ты исчезнешь, как мама Нины.

— Исчезну? — округлила мама глаза от страха. — В каком смысле?

  Я коротко пересказал ей то, что услышал вчера от Нины. Мама пребывала в полном шоке и явном расстройстве.

  — Я, конечно, не вправе лезть в их отношения с Ниной, но разве можно бить женщин? Если он так поступит и со мной — я терпеть не стану. Разведусь сразу же.

— Я рад, что ты меня услышала и трезво смотришь на вещи, — сказал я ей. — Вообще-то, я думал, ты и на это не обратишь внимание, будешь повторять как околдованная, что любишь.

— Уже не знаю, — провела она задумчиво по волосам рукой. — Того ли я люблю? То, что ты мне рассказал, и что я услышала — не имеет отношения к тому Гене, которого знаю я. Но я тебе верю.

— Мам, — взял я её за руки и заглянул в глаза. — Обещай, что не позволишь ему себя обижать. И сразу скажешь мне, если он руки распустит.

— Конечно, не позволю, — возмутилась она. — Я с твоим отцом жить не стала из-за рукоприкладства. И никакого другого терпеть тоже не стану.

— Вот и умница, — поцеловала я её в щеку. — Помни, что тебя есть кому защищать — у тебя есть я.

* * *

  Еле дождался вечера, когда её папаша смоется из дома. Договорились, что Нина придёт ко мне, так как моя комната находится в отдалении от других, и возможный шум будет не так хорошо слышно.

  Пока ждал её, поправил одеяло. Ещё раз проверил, не забыл ли пиво поставить в холодильник. Постелил свежее постельное белье. Негромко включил музыку. Хочется, чтобы ей было комфортно со мной здесь. Есть ещё свечи, но это, наверное, уже перебор?

  Стук в дверь. Я выдохнул. Ну, вот и настал момент икс.

  — Привет, — открыл дверь и отошёл в сторону, пропуская Нину.

— Привет, — ответила она со смущённой улыбкой на губах.

  Она мялась на пороге, чувствуя себя неловко. Да и я испытывал некоторое напряжение. Впервые я как-то очень рационально договорился о сексе с девушкой, но предвкушения от этого не меньше.

  — Проходи, — указал я ей на небольшой диван.

  Она, разглядывая с откровенным любопытством мои вещи, прошла по комнате и села на мягкое сидение.

  — Музыка какая прикольная играет, — сказала она. — Люблю этого исполнителя.

— Правда? — улыбнулся я. — А у нас много общего, оказывается.

  Нина снова улыбнулась. Я старался разрядить атмосферу. Для меня это самое настоящее свидание, и мне бы хотелось, чтобы мы оба получили удовольствие от общения.

  — Как твоя губа? — спросил я.

— Ничего, — ответила Нина. — Заживает.

— Это хорошо. До сих пор злит, если честно.

— Знаю. Но я прошу тебя с ним не связываться. Иначе он выгонит тебя. А при тебе он ведёт себя тише. Получается, что ты сейчас моя единственная защита от него.

— Правда? Обычно он ещё хуже?

— Да. Совсем звереет...

— Вот же сука... Как так можно? Урод!

— Ладно, — тряхнула головой Нина. — Давай не будем об этом. Просто если ты хочешь помочь — не лезь на рожон. Оставайся в доме, сколько сможешь...

— Хорошо, — кивнул я. — Я постараюсь что-нибудь придумать для тебя.

— Что? — с любопытством она вгляделась в меня.

— Пока не знаю. Но я не могу смотреть, как он тебя лупит.

— Ты ничего не сделаешь, Яр. Но спасибо за попытку помочь. Давай сменим тему, пожалуйста.

— Ок, — кивнул я, продолжая кипеть внутри и желая разбить его башку чем-то тяжёлым. — Пиво будешь?

— Пиво? — переспросила она, словно я предложил ей нечто необычное.

— Ну да. Есть в холодильнике. Или ты не пьёшь пиво?

— Я вообще не пью, — пожала она плечами.

  Блин. Всё-таки просчитался. Шампанское надо было брать, наверное.

  — Неси пиво своё, — подняла она голову на меня. — Сегодня я буду очень плохой девочкой.

  Нина улыбнулась, словно опытная соблазнительница. Или мне так кажется, потому что я уже давно хочу секса с ней?

  — О да, детка, — пошел я к холодильнику. — Такой настрой мне нравится.

  Вернулся с двумя бутылками светлого и открыл их. Одну протянул Нине и сел рядом. Вблизи мне она кажется ещё более красивой. Как я мог сразу этого не заметить? Да нет, я заметил, просто дружить с такими девчонками мне было не по статусу. Но вся моя прошлая жизнь будто потеряла свой смысл и свою прелесть. Бывшая компания стала раздражать, со многими рассорился, да и мне просто гораздо интереснее обсуждать с Ниной преподов из универа, чем проводить время с "друзьями".