Наследник для жестокого (СИ), стр. 47

— Это только первый ребёнок, — посмотрел он в мои глаза. — Но я желаю от тебя детей ещё. Дочку.

Мои глаза округлились еще больше. Что?

Глава 53

— Я думаю, это событие стоит того, чтобы отпраздновать, — сказал мне Гор, когда мы оказались в доме.

Он помог мне снять шубку, которую купил еще до свадьбы, снял верхнюю одежду сам, и теперь мы разговаривали в гостиной. Еще раз невольно отметила про себя, что Горский настоящий красавец — высокий, крепкий мужчина, широкоплечий, и темная водолазка очень подчеркивает его фигуру. И зачем я ему нужна? Неужели любовь в самом деле зла?

— Поедем сегодня в ресторан. Я хочу, чтобы все знали, что у меня скоро родится сын.

Непривычно слышать от него про ребёнка. Я сама пока не в силах принять мысль, что стану мамой, и скоро у меня появится тот, ради кого я стерплю всё что угодно.

— А если будет дочь? — спросила я.

— Значит, будем стараться, пока не родится сын, — спокойно отозвался Горский. — А дочь я буду любить не меньше.

Он прижал меня к себе, вдыхая запах волос. Хотелось отстраниться, но я не двинулась с места. Не хочу опять ругаться и злить его…

— Особенно, если она будет похожа на маму, — сказал он мне на ухо. — Буду тогда очень сильно любить.

Он отпустил меня и взглянул на время на телефоне.

— Так, пора за дела, — сказал он. — До вечера отдыхай, я тебе скажу, когда пора собираться. И будь готова — в ресторане будут мои друзья.

— Андрей, я хочу увидеть Зарему, — заговорила я с ним, пока он не ушёл в свой кабинет. — На свадьбу к ней ты не пустил меня. Дай хотя бы так увидеться. Сказать ей, что у нее появится племянник или племянница.

— Ты прекрасно знаешь, почему туда не попала, — строго ответил он. — Одна ты туда не пошла бы, а Самир не рад мне.

— Я знаю, — спокойно отозвалась я. — Но на твоей территории можно? Мне это необходимо. Я очень скучаю.

— Хорошо, я позвоню ей сегодня, — ответил он после продолжительного прямого взгляда. — Моей жене можно многое. И теперь препятствовать общению с сестрой я не буду. Но только если её муж отпустит свою жену.

Да, может не отпустить. Самир так же "нежно любит” Гора, как и он его.

— Ты спроси, — попросила я. — А если не позволит — дай хотя бы позвонить ей.

— Я куплю тебе телефон. Будешь звонить ей сама, когда захочешь.

— Правда? — округлила я глаза.

— Конечно, — ответил Андрей. — Ты будешь ездить к врачу. Ты должна быть на связи. И ещё… Ты больше не моя пленница, Ясмин. Ты моя жена и мать моих детей. Теперь у тебя будет совершенно другая жизнь. Если, конечно, ты не захочешь всё испортить. Потому что в ином случае… Я тебя сломаю.

Он ушёл, не оборачиваясь. Как просто он говорит такие страшные слова. Впрочем, я уже не боюсь. Потому что он УЖЕ меня надломил так, что я больше никогда не стану той, которой была до встречи с этим падшим Люцифером.

Весь день без дела слонялась по дому. То плакала, то улыбалась, поглаживая свой пока ничем не примечательный живот. Да, от него детей я не хотела, но в целом я не была против них. И женские инстинкты одерживают верх — я начинаю испытывать радость от того, что во мне растет и развивается маленький человечек, мой ребёнок. Я первая услышу его плач, возьму его на руки, приложу к груди. От мыслей об этом наворачивались слезы на глаза. Маленький, теплый комочек. Такой родной, мой. Или моя. И уже неважно, каким путём он был зачат. Ребёнок не виноват, его я любить стану так, как только смогу, насколько вообще способно любить моё сердце. Возможно, когда-то я смогу принять и впустить в своё сердце и его отца, но пока это будет только любовь к малышу.

К восьми была готова к выходу из дома. Всё, как любит Горский — красивое черное платье по колено, легкие волны на волосах, идеальный макияж. Только сегодня нет любимых им шпилек, вместо них удобные и изящные лодочки без каблука — я беременна и бегать на шпильках пока не стану.

Когда я еще раз оглядывала себя критичным взглядом, в спальню вошёл Горский. Выглядел он уставшим, но вполне довольным. Переоделся в новый костюм, ему тоже хочется выглядеть красиво. И ему удаётся.

— Чудесно выглядишь, жена, — остановился он у дверей, чтобы как следует рассмотреть меня. После свадьбы он постоянно зовет меня так. Словно наслаждается и смакует. Неужто правда влюбился? Горский? В меня? Смешно.

— Ты тоже, — не осталась я в долгу.

— Такому бриллианту нужна правильная огранка.

Только обратила внимание на коробочку для украшений в его руках. Он поставил ее на комод и раскрыл. Внутри оказалось настолько потрясающее колье и серьги, что рот открылся сам собой. Я таких дорогих вещей не только не носила — даже не видела никогда. Мне хватает и дорогущего браслета, который по настоянию Горского я ношу постоянно, и на который постоянно пялятся все кому не лень.

Андрей подцепил пальцами украшение и подошёл ко мне. Мягко собрал мои волосы и перекинул их на одно плечо, обнажая шею Холодный металл коснулся кожи, а сзади на шее защёлкнулась лапка колье. Потом он помог мне вставить в уши длинные серьги, которые просто потрясающе ниспадали вниз и подчеркивали шею, делая ее еще более длинной и изящной. Как же красиво… Я видела себя в отражении зеркала. Потянулась машинально рукой к сверкающим камешкам. Теперь я выгляжу не просто красиво, а шикарно, изысканно. Очевидно, что я — женщина могущественного мужчины.

— Тебе очень идут эти бриллианты, — его губы коснулись моего уха. А потом перешли на шею, минуя серьги. — Хочу, чтобы ночью на тебе остались лишь чулки и эти безделицы. Спасибо за сына.

Не ответила. Вяло улыбнулась. Красиво, да, просто безупречно, но кто сказал, что мне это нужно? Нужно от него. Только не я.

— Поехали, — потянул он меня за руку. — Веселье нас ждёт.

Мы приехали в ресторан, расположенный в одном из казино Горского. Конечно же, претенциозный и пафосный, никак иначе. Расположились за большим столом, зарезервированным в вип-ложе, а чуть позже стали подтягиваться и другие гости. Мужчины в основном, иногда со своими женами или спутницами. Все холёные, в эксклюзивных вещах, словно Горский друзей выбирает исключительно по стоимости наряда.

— Итак, друзья, — поднялся Гор на ноги с бокалом шампанского, когда все гости заняли свои места. — Сегодня мы собрались по прекрасному поводу.

— А что — тебе нужен повод, чтобы бухнуть, Гор? — перебил его речь один из мужчин, и другие стали тоже галдеть и смеяться.

— Иногда не нужен, — вернул себе внимание аудитории Горский. — Но сегодня повод есть. И он для меня особенный.

Он сделал паузу и обвел загадочным взглядом гостей.

— Ну, что там? Акции, что ли, на фондовом выросли твои? — спросили его.

— Нет, лучше, — улыбнулся Андрей. — Намного более важное событие в моей жизни.

— Тогда новый инвестор, — сделал предположение другой гость. — Тебя так радует только крупная рыба в делах бизнеса.

— Нет, — ответил Гор. — На сей раз речь идёт именно о моей жизни. И жизни моей Ясмин. Мы узнали сегодня, что ждём малыша.

— Особенно ты, Андрюх! Ну, поздравляем! Круто.

Полетели тосты, поздравления и звон бокалов… Всем было весело, а меня, как назло, постоянно тошнило. В момент, когда уже не было сил терпеть, я встала со своего места.

— Я в уборную, — сказала я Горскому.

— Миха, за Ясмин, — тут же дал он указ одному из охранников.

Практически в паре — впрочем, я уже и привыкла к этому — мы двинулись в сторону женского туалета. Там мне стало заметно легче. Уже и так воду одну сижу пью, и всё равно выворачивает. Надо бы сказать об этом врачу. У меня так обезвоживание наступит. Ополоснула лицо водой, закрутила краны и вздрогнула, а сердце забилось так, что плохо стало — из зала в отдалении явно слышались звуки стрельбы.