Наследник для жестокого (СИ), стр. 46

— Чувственная девочка, — сжал он мои бедра и развел их в стороны, освобождая место для себя. — Я знал, что не ошибся в тебе.

Губы Гора оказались на самой вершинке чувствительной плоти. Они настаивали на ласке, целовали, втягивали в себя нежную кожу, а я дрожала и металась по простыням от удовольствия. Горский облизнул свой палец и ввёл его в меня. Быстро стал двигать им, продолжая пальцем другой руки мягко, но настойчиво надавливать на клитор и массировать его. Я разлетелась криками удовольствия, когда меня накрыла волна огразма, я не могла даже воздуха вдохнуть — настолько меня захватили ощущения. Но отойти Горский не дал. Заменил палец своим твёрдым членом и стал двигаться во мне, словно это последний секс в его жизни — быстро, резко, глубоко, с глухими стонами наслаждения, которые будоражили и меня еще больше. Я сжимала руками его плечи, пока он, удерживая мои бедра и закинув себе за спину мои ноги, вбивался в меня снова и снова, даря глубокое и сжигающее напрочь удовольствие нам обоим. Особенно глубокие толчки — и Горский застонал громче, пульсируя во мне, закрыв глаза, пока его сперма не заполнила меня.

Я открыла глаза и встретила горячий взгляд темных глаз.

— Поздравляю с первой брачной ночью, жена. Горская Ясмин.

Да, теперь я его жена. Я взяла его фамилию — он настоял. Да, это странное сочетание моего имени и русской фамилии — но что поделать, капризы Хозяина не обсуждаются. И уложить меня в постель он имеет полное право. Когда захочет и КАК захочет. Хотя этот факт перестал меня настолько сильно волновать — даже если Гор всегда сам инициатор секса, но каждый раз ему удаётся сделать так, чтобы я захотела тоже. Он знает, как приласкать женщину. Знает, как приласкать меня.

— Завтра поедешь к врачу, — сказал он мне, вставая с постели. — Нужно знать наверняка. Может, нас уже трое Горских.

Глава 52

Утро добрым не бывает. Открыла глаза, резко подскочила, запуталась в одеяле, роняя его на пол, понеслась в ванную.

О боже… как же меня вывернуло… Кажется, ещё один признак беременности налицо. Или вчерашние креветки в лимоне были несвежими? Даже не знаю, что из этого лучше.

— Как ты? — услышала я и обернулась.

Нервно прикрыла глаза. Чёрт, ну почему надо стоять и смотреть? Дверь я в таком темпе вальса, конечно же, закрыть не успела. Горского, видимо, до глубины души поразил мой внезапный забег в уборную с характерными для рвотных позывов звуками, и он пришёл следом. А я не в самой лучшей позе, не в самом лучшем виде.

Утёрла рот салфеткой и встала.

— Вырвало.

— Я вижу. Легче стало?

— О да.

— Тогда собирайся. Сейчас же едем к врачу, сразу после завтрака.

Андрей не поехал в офис. Он решил сопроводить меня в клинику, а точнее — проконтролировать и узнать из первых уст, наступила ли беременность.

За завтраком всё поглядывал на меня и на живот. Неужели он действительно ждёт этой беременности? Или так одержим своей местью моему отцу? Хотя он ведь уже сказал, что женился на мне по-настоящему. Значит, и малыш ему тоже нужен. Никак не могу отделаться от мысли, что мне приятно это знать, хоть и лично в мои планы беременность от Горского точно не входила и могла произойти только в параллельной вселенной, но Гор сделал так, что параллельные прямые всё же пересеклись, и вот — я его жена и, возможно, даже уже ношу его наследника. Наследника для жестокого.

При выходе из дома кутал меня теплее — не хочет, чтобы мама его ребенка заболела. Он лично обо мне печётся, или как раньше сказал — тело для вынашивания его дитя должно быть здоровым и крепким? Спросить я бы не решилась. И вообще мне очень страшно, что же скажет сейчас врач. Я понимаю, что когда женщина занимается сексом с мужчиной и не предохраняется, то она беременеет, но всё равно мысль о том, что я ношу Горского-младшего, меня повергла в шок. Точно не могу сказать, чего именно я боялась, но боялась жутко, до дрожи в пальцах. Наверное, непонятного будущего рядом с Горским. Как ни крути, а он криминальная единица, и я очень боюсь строить с таким семью, боюсь за этого ребёнка, который у нас наверняка родится — с его-то рвением к процессу.

В кабинет гинеколога частной клиники, той самой, в которой мы уже бывали с Андреем, вошла с дрожащими пальцами и подкашивающимися ногами.

— Проходите на кресло, — указала рукой на него женщина в белом халате, после того как Андрей объяснил причину нашего визита — понять, наступила ли беременность.

С волнением ждала её, устроившись в кресле. Доктор зашла за ширму, надела перчатки и спросила:

— Тест делали?

— Нет.

— Тогда с чего решили, что беременны?

— У меня задержка. И вырвало сегодня. Тошнить стало часто.

Она остановила на моём лице внимательный взгляд.

— Сколько дней задержка?

— Восемь дней.

— А последний цикл когда был?

Я назвала все свои даты касаемо цикла, и она кивнула.

— Ясно. Сейчас посмотрим.

Закусила нижнюю губу и ждала её вердикта.

— Матка увеличена, — сказала она мне. — Похоже, беременность присутствует. Только срок не очень большой. Недели четыре. Идёмте, сделаем УЗИ.

Мы перешли на кушетку возле аппарата ультразвука, и женщина осмотрела меня уже изнутри.

— Да, — кивнула она. — Вот он, плод. Один. Живой. Смотрите.

Она развернула монитор к нам, и мы оба уставились в него. Внутри меня в самом деле находился крохотный кружочек. Неужели это и есть ребёнок? Такой маленький?

— Через пару недель можно будет услышать его сердцебиение. Пока еще слишком мал, — снова повернулась ко мне врач. — Поздравляю. Вы станете мамочкой.

Я, ошарашенная, какое-то время бестолково пялилась в монитор. Потом перевела взгляд на Горского. Он… любовался. Разглядывал мягким тёплым взглядом этот совсем еще крохотный комочек. Шумно вдохнула воздуха и уставилась на свои сцепленные напряжённые пальцы. Я беременна. Я всё-таки беременна. От Гора. Я буду рожать. Буду рожать сына или дочь Горского… Даже звучит странно и нелепо, словно из фантастики…

— Вас тоже поздравляю, папа, — улыбнулась она и Гору. — И теперь, начиная с восьмой недели, необходимо наблюдать ребёночка, его развитие. Будете приезжать сюда чаще. Сейчас я дам все-все необходимые инструкции.

Затем она снова повернулась ко мне.

— Соблюдать их нужно. Вы теперь несёте ответственность не только за себя, но и за здоровье малыша. И ещё купите вот этим витамины — они очень хорошо подходят для беременных на ранних сроках.

— Можно идти? — спросила я.

Очень хотелось уйти отсюда, закрыться в ванной и порыдать. Меня разрывали эмоции, причем настолько полярно разные, что я просто не понимала, как они все уместились в одной моей голове, и как я еще не сошла с ума от такого раздвоения личности! Я рада — и не рада. Я хочу его — и не хочу. Всё слишком сложно. С ГОРСКИМ всё слишком сложно…

— Да, конечно, — отозвалась та. — Мы позвоним вам, когда необходимо будет явиться на первую консультацию по ведению беременности.

— Спасибо, — вяло ответила я.

Мы забрали необходимую документацию из рук врача и покинули кабинет. Горский молчал, пока мы не оказались на заднем сидении его комфортабельного автомобиля с водителем. Сначала изучал меня какое-то время своим тёмным взглядом, словно впервые увидел. Я чувствовала на себе его энергетику. Но не смотрела в ответ. Я не знаю, как говорить с ним о беременности. Я сама не понимаю еще, что испытала. Я не приняла пока эту мысль. Всё как будто не со мной происходит, с кем-то другим.

— Принцесса, — притянул он меня к себе властным движением. — Я же говорил, что всё будет так, как я сказал — ты беременна. Моим ребёнком. Моя жена.

Он тянул меня к себе, словно медведь, поймавший желанную добычу. Я не ответила. Не готова об этом говорить с ним сейчас.