Наследник для жестокого (СИ), стр. 18

Закрыть глаза, закусить губы и перетерпеть боль.

Почему-то я верила ему, его обещаниям и словам. Возможно, мне просто больше не на что было опереться, опытом в сексе здесь обладал только Гор. Но я поверила, что надо потерпеть немного, и боль уйдёт.

Он почувствовал, что я пошла ему навстречу, постаралась, как могла расслабиться и дала ему войти глубже. Когда он оказался почти весь внутри меня, Гор начал совершать осторожные толчки. От резкой и острой боли слезы замочили уже всю подушку, но с каждым новым толчком моё тело словно привыкало к его члену, и боль стала превращаться в тупую и ноющую. Появилось что-то ещё. Очень далеко, где-то на краю сознания, снова забрезжили те приятные эмоции, что я испытала совсем недавно.

Он словно слышал моё тело. Едва мне удалось отпустить себя, как Гор начал терять осторожность. Ему хотелось глубже, жёстче, и временами он не смог сдерживаться, наполняя меня чередой более глубоких толчков, но видя мои слезы от боли первого раза, все же тормозил. Наверное, он неплохой любовник, мне сложно сравнить, но несмотря на моё положение и полную перед ним зависимость, он не обидел меня. А эта боль… Она была бы и с моим женихом. Больнее морально. Я больше не Невинная. Теперь я Никто. Теперь я Его.

— Больно, — шептала я губами, искусанными до крови, после череды особенно бешеных толчков.

— Да… Да, — стонал он, вбиваясь в меня.

Я почувствовала, как изливается в меня его сперма. Я никак не защищена. Ещё несколько таких ночей, и он выполнит свой план — заставить меня носить его ребёнка.

— Извини, кончать потихоньку я не умею, — сказал он. — Придётся принять это. А в первый раз всем больно, это нормально. Совсем боли избежать было нельзя.

Он встал с постели и снова посмотрел на меня, сжавшуюся в ком и перевернувшуюся на бок. Все тело ныло. Но гаже всего было в душе.

— Поздравляю, — тёмные глаза с откровенным наслаждением и триумфом поймали мой взгляд. — Ты больше не девственница.

Глава 23

Захотелось снова послать Горского куда-то очень далеко вместе с его поздравлениями, но я смолчала. Это ему сегодня было хорошо, и это его победа, а я сегодня умерла для всех. Для семьи. Для будущего. И даже для себя.

Прикрыла тело простынёй, чтобы просто скрыться от его взгляда, которым он так и продолжал трогать меня, пока не ушёл в душ.

Словно издалека слышала шум воды. Он, кажется, пел? Ему весело? Конечно, весело, это же только меня убили сегодня, только у меня траур. Я даже до конца не осознавала суть случившегося — я стала женщиной, я занималась сексом с мужчиной… С Гором. Гор может быть нежным и внимательным.

От целого ряда открытый меня трясло словно я лежала не на кровати красивой и мрачной в своём стиле спальни, а на морозе в открытой местности прямо на снегу. Каждый звук я ловила словно раненое, загнанное в угол животное. Остро. Чутко. Реагируя на любой шорох.

Я слышала, как он закрутил краны и через время пошёл по комнате. Шаги босых ног остановилось прямо рядом со мной. Я специально не смотрела на него — вдруг он снова голый? Я не готова видеть это опять.

— Сходи в душ, — сказал он, словно отвесил мне невиданную щедрость с барского плеча.

Все жутко ныло, и каждое движение отзывалось болью, мне не хотелось лишний раз шевелиться. Но в душ просто необходимо. На простыне чётко проступали пятна крови.

Осторожно села, потом встала и пошла в направлении ванной. Всё же зацепила взглядом Гора — слава богам, он в полотенце. Однако его обнажённый рельефный торс и мощная грудь в капельках воды заставили покраснеть. Не уверена, что когда-то привыкну, что рядом со мной… полуголый мужик. К этому вообще можно привыкнуть?

— Ясмин, — услышала я его глухой голос в тишине комнаты, и словно запнулась о воздух.

Медленно обернулась и осторожно взглянула на него. Почему-то мне было страшно даже просто смотреть в его глаза, настолько они были нереальные и бесчеловечные. Тёмный взгляд пересёкся с моим и словно проник в меня, под кожу, в самую кровь, как редкий индийский яд. Кажется, даже на попе кожа покрылась мурашками.

— Хорошо помойся. Кровь нужно удалить.

Он беспокоится обо мне или ему просто не нужны лишние трупы? Они здесь точно бывали. Чего стоит подвал в доме, на бетонном полу и даже стенах которого в некоторых местах проступали алые следы. Это была ещё одна из причин, почему мне было так дурно там находится.

Я кивнула в ответ и вошла в ванную. Уставилась на дверь и поняла, что здесь нет щеколды. Это логично, конечно. От кого здесь закрываться Гору? От самого себя? Персонал уж точно сюда не войдёт, если горит свет и льётся вода. А вот меня этот факт не порадовал. Я с опаской посмотрела будто бы сквозь дверь, на хозяина особняка. Пыталась понять, какие причины могли бы заставить ворваться его сюда. Да никакие. Зачем ему это надо?

Понимаю, что эти мысли глупые, потому что Андрей уже видел меня без одежды. Но мысль, что он увидит меня такой снова и снова, меня очень волновала и заставляла смущаться.

Решив, что если буду слишком долго здесь копаться, он вернее ввалиться в ванную, учитывая какой он беспардонный варвар, и поспешила в душевую кабину. Бросила с корзину для белья простынь, измазанную следами первой ночи с мужчиной, и вошла в кабину.

Струи горячей воды стекали по моему телу, а я мечтала, чтобы смыло не только следы спермы, крови, но и его касания и ласки, хоть они и не были мне противны. Просто это не мой мужчина, не моя жизнь, не моя судьба. Но я не вольна выбирать. Будущее меня страшит. Настоящее меня убивает. Прошлое вызывает грусть и слезы. Один человек изменил мою жизнь раз и навсегда, похитив чужую невесту из-под венца.

Я вздрогнула, когда дверь ванной комнаты распахнулась, и я услышала через запотевшее стекло его низкий голос:

— Выходи. Или я присоединюсь, и не без последствий.

Дверь захлопнулась обратно, а я, переведя дыхание, поспешила вытереться полотенцем, и обернувшись им вокруг себя, вышла в комнату.

Гор сидел в кресле в одних боксерах. Я отвела взгляд. Неужели нельзя было одеться, или он… Хочет продолжения?

— Что так долго плескалась, рыбка? — спросил он с усмешкой. — Боялась, что потребую ещё?

Все тело разом заныло, представив ещё один сеанс любви с ним. Я не то что боюсь, переживаю, что вообще не выживу. Точно ли потом не так больно? А то ведь ужас же. Или это потому что у Гора слишком большой..?

— Потребую, — продолжил он и я невольно вжалась спиной в дверь, у которой я и остановилась. — Обязательно. Но не сейчас. На сегодня с тебя хватит. Спать ложись.

Я выдохнула и даже немного расслабилась. А потом задумалась над сказанным, и снова душа словно окаменела.

— Я расплатилась с тобой, — сказала я громко, но твёрдо.

— Кто тебе сказал? — изогнул он бровь, и я снова ощутила как падаю куда-то в ледяную пропасть.

— Уговор был об одной ночи, — подняла я глаза на него. Он ведь обещал!

— Когда я такое сказал? — сузил он свои тёмные глаза.

— Я сказала, что сегодня сделаю то, что ты хочешь. Ты хотел секс — ты его получил. И ты пообещал не трогать Зарему.

— Верно, — кивнул он. — И я её не трону. Но ты не выполнила условие.

Накатили слезы. Что он такое говорит? Неужели все зря?

— Я не понимаю…

— Ясмин, — поменял позу Гор и вперил взгляд в меня. — Вот именно — ты не поняла. Речь шла не об одной конкретной ночи. А о наследнике. Если его не подаришь мне ты, то подарит твоя сестра. Мне без разницы, кто из вас это сделает.

Внутри все похолодело. Я в самом деле не поняла. Я сама отчего-то решила, что все ограничится одним сексом. В любом случае, право выбора было лишь жестокой иллюзий.

В полном шоке я просто молчала и тяжело дышала. Гор словно чуял мой страх и шёл не него. Как зверь, втягивая воздух вокруг меня в свои лёгкие. Как хищник.