Наследник для жестокого (СИ), стр. 17

— Ясмин, я теряю терпение, — слегка прикусил он мою кожу, и я испуганно всхлипнула.

Притянул меня к себе сам и опустил свои губы на мои. Он ничего не делал явно ожидая, когда я начну вести ласку сама. Но я… Не умею, я не знаю как. Что он хочет от меня сейчас? Или ему потому и забавно требовать от меня того, что я не умею?

Мужские руки ощутимо сжали мою талию, заставляя меня тем самым начать делать уже хоть что-то. Я стала без энтузиазма по очереди касаться его губ. То верхней, то нижней. В животе словно что-то защекотало.

— Ещё, — командовал он предельно низким от возбуждения голосом. — Смелее.

— Я не знаю… Не знаю как.

Гор посмотрел на меня со снисхождением и улыбкой в глазах.

— Разомкни губы. И позволь мне тебе показать.

Его губы снова обрушились на мои, не дав даже сделать глоток воздуха. Настойчивый горячий язык ворвался внутрь меня и с наслаждением, медленно, стал выписывать восьмёрки, задевая мой язык и сплетаясь с ним в причудливые узоры. Я пыталась расслабиться в его руках и подчиняться, буквально все мои силы уходили на то, чтобы не оттолкнуть его или не прокусить зубами его язык, что по-хозяйки гулял внутри моего рта.

Почувствовала, как он тянет пеньюар вверх, желая его снять и обнажить моё тело. Вся моя выдержка лопнула на этом моменте. Я вцепилась в ткань как в спасительную соломинку, пытаясь прикрыть ей грудь.

— Ясмин, — изогнул бровь он, настырно отнимая у меня мою защиту.

Неимоверным усилием воли позволила ткани просочиться сквозь пальцы и осталась стоять в одних трусиках. Неосознанно прикрылась руками, но Гор их тут же отвёл в стороны.

— Нет. Я хочу смотреть.

По коже побежали мурашки. Стало холодно и неуютно от хищного взгляда на меня, Гор даже втянул воздух, раздув ноздри, словно слушая мой аромат тела.

Собрал мои волосы на затылке и потянул их в сторону, обнажая шею. Горячие губы легли на тонкую кожу шеи, прокладывая дорожку до самой ключицы. Хищник тяжело дышал, наслаждался каждым моментом, упивался моей покорностью и видом моего обнажённого тела, и никуда не торопился. Вспомнились его слова о том, что ночь обещает быть долгой…

Глава 22

Спиной стал толкать меня к кровати и легко уронил на матрас. Мощное мускулистое тело легло рядом, чуть придавив меня к кровати. Губы подхватили мой сосок и втянули в себя, заставив его немедленно превратится в твёрдую бусину. В ответ меня снова пробил до нервной дрожи импульс. Я дрожала, закрыв глаза, но позволяла ему лакомиться моим телом, временами куда-то уплывая из сознания. Слишком острые и непривычные ощущения не могли оставить меня равнодушной к происходящему.

Гор удивил меня своей неторопливостью и бережными ласками. Я чувствовала, как сильно он возбужден, его твёрдый член упирался в моё бедро, слышала, как глухо он дышит, сдерживая себя. Он обещал мне быть нежным в мою первую ночь с мужчиной, и не обманул.

Резко распахнула глаза и собралась в ком, когда пальцы Гора коснулись моего самого запретного и чувствительного места на теле через белье. Жар прокатился под кожей от понимания, что меня касается мужчина, касается ОН.

— Нет, — вцепилась изо всех сил в его руку, пытаясь убрать от себя. — Я не могу.

Он взял в ладони моё лицо, придавив своим телом к кровати меня, и останавливая внезапно вспыхнувшую истерику.

— Успокойся, — сказал он мне. — Ты уже согласилась. Дороги назад нет. Согласилась?

Я молчала в ответ.

— А Зарема? Ты все ещё готова спасти её?

— Да. Готова.

— Ну значит, согласна? — Гор заглянул в мои глаза. — Я не насильник. Ты должна согласиться сама. Если ты передумала — сделки не будет.

На волне страха я позабыла обо всем, даже о сестре. Мне хотелось только одного — сбежать из стальных объятий Хищника, которые вместе с тем меня пьянили.

— Я согласна. Я сделаю все, что ты скажешь…

Темные глаза снова победно сверкнули. Застыла на месте, заставляя себя позволить ему пройти дальше, уже под белье.

— Не бойся. Это не больно. Я хочу поласкать тебя. Увидеть твоё первое удовольствие. Расслабься. Поверь, со мной ты кончишь, почувствуешь вкус секса, и будешь просить ещё и ещё сама.

В моей голове не укладывалось, что такое вообще возможно. Я боялась неизвестности и возможной грубости Гора, я стеснялась, что он увидит меня…там. Что он будет трогать меня.

Бельё он снял с меня и стал расстегивать брюки. Я снова перполошилась и заворочалась под ним, начав опять хныкать от бессилия.

— Я же сказал пока не боятся. Когда будет больно — я скажу. Сейчас будет только приятно.

Он снял с себя всю одежду, и я смущалась даже смотреть на его нагое тело, но все же кинула пару любопытных взглядов. Он большой и красивый. Везде… Такой мужчина может получит любую женщину. Зачем ему я, которая брыкается?

Развёл мои ноги и спустился ниже. Я совсем разволновалась, пытаясь увидеть, что он собирается делать. Он…собрался меня целовать? Там?

Зарема. Я должна быть послушной ради неё. Я должна об этом помнить и позволить ему. Он обещал не причинять боль. Он обещал.

Вздрогнула, ощутив на нежной коже лёгкие и влажные касания губ. Он действительно целовал меня, заставляя невольно выгибаться от слишком ярких ощущений.

Нежно оттягивал зубами мою плоть, потом снова ласкал её губами или языком, вынуждая меня изнывать от предвкушения сама не знаю чего.

— М-м, — сорвался стон с моих губ, когда он надавил на плоть в очередной раз.

Он подключил к процессу пальцы, нежно массируя и надавливая на чувствительный бугорок, вызывая какие-то запредельные эмоции, способные, кажется, разорвать душу на куски.

Он обещал, что это приятно. Да, приятно. Я ничего не могла сделать с тем, что невольно и сама начала наслаждаться этим. Горячее тепло все острее разливалось внизу живота, уже начиная пульсировать, и заставляя меня метаться под ним в сладком и уже невыносимом томлении. Я бы хотела доказать ему, что мне все это не нравится, но стоны с моих губ, которые лились и нарушали тишину ночи, доказывали обратное.

Когда стало совсем невыносимо, я стала кричать на всю комнату, не понимая, куда себя деть от острых как шипы эмоций. В животе будто что-то лопнуло и мощное тепло сладким спазмом раскатилось по всему телу. Перед глазами поплыли цветные круги, а пальцы на ногах внезапно онемели. Я вцепилась в простыни, словно ища в них спасение, и пыталась вернуться в себя.

— Понравилось? — ощутила я горячее дыхание себе в ухо. Он ещё раз провел рукой по влажному бугорку. — Понравилось. Да, Принцесса? Ты кончила. Под тобой простынь влажная. Поздравляю с первым оргазмом. И не последним.

Смутилась от столь откровенных слов. Я и сама поняла, что испытала оргазм. Я только читала об этом, но по описаниям приблизительно ясно, что это именно он. Только на практике ощущения куда ярче, и эти эмоции, испытав единожды, уже не забыть. Я боялась близости с ним, и никак не ожидала, что будет такой момент, когда мне будет настолько хорошо.

— А вот теперь будет больно. Но я постараюсь осторожно.

Не дав мне и дёрнуться с места, он подвёл свой напряжённый от возбуждения член ко входу во влагалище и без предупреждения ввёл его, насколько ему позволило моё тело.

Я не просто закричала, я заорала как сумасшедшая от боли, пронзившей меня с головы до ног. Вспомнила, как же сильно я его ненавижу… Сволочь. Больно.

— Ясмин, потерпи, — удерживая он меня на одном месте. — Рано или поздно все равно пришлось бы это пройти. Расслабься.

— Иди ты к черту… — плакала я от боли, хотя Гор, в самом деле не наседал и вёл себя осторожно. Но просто он не способен поместиться во мне, и здесь я и умру, под ним…

— Расслабься, будет не так больно, — толкнулся он ещё дальше. — Скоро боль утихнет. Впусти меня.

Я решила, что иного выхода нет. Никто же не умирал от первой ночи с мужчиной. Жаль, что это именно ОН, но я не могу выбирать.