Державы земные, стр. 10

– Это я тебя об одолжении прошу. Так что угощаю я. Не будь таким простаком.

Он взял две тарелки со стола с подогревом и отдал одну Кевину.

– И что за одолжение? И почему так срочно?

– Мой тоннель врубился в другой, принадлежащий этому паршивцу Лерою. Мы с тобой регистрировали заявку не один месяц назад, а теперь этот парень в регистрационной конторе Ааронсона, который у него на посылках, показывает мне заявку Лероя, оформленную раньше.

Майк положил себе на тарелку лапши.

Кевин непонимающе поглядел на него.

– Что ты сказал? Что Лерой и Ааронсон сговорились, чтобы тебя подставить? В этом же нет никакого смысла, зачем им это делать?

– Потому что они засранцы.

– Погоди-ка… все равно не имеет смысла. Ты же знаешь, как это бывает с регистрацией прав на землю – даже если регистратор срубит деньги сейчас, наколов одного, он потеряет долговременную прибыль, которая зависит от его честности.

Он покачал головой.

– В этом нет…

– Проверь свои логи. Я регистрировал этот сектор у тебя шесть месяцев назад, а теперь в записях у Ааронсона стоит, что Фурнье зарегистрировал у него сектор еще раньше. Либо и ты и я, оба проглядели, что Фурнье уже зарегистрировал сектор, либо они свои логи изменили.

Кевин с сомнением положил тарелку на край стола с подогревом и достал планшет. Что-то просмотрел. И приподнял брови.

– Будь я проклят.

Он поднял взгляд.

– Зачем?

Майк пожал плечами:

– Наверное, ради денег. У меня был контракт на этот тоннель, «Велека Уотер» хотели получить место прямо под их нынешними объектами и поближе к порту, чтобы проще было качать морскую воду из прибывающих танкеров. Выяснилось, что ходят слухи о том, что Лерой ведет переговоры с Бильджем Демиром из «Велеки», предлагая ему разорвать контракт со мной и купить тоннель у него.

Майк взял щипцами несколько кусков курятины и положил себе на тарелку.

Кевин покачал головой.

– Заговор? Нет… это должна быть какая-то проблема с информацией. Если Лерой и вправду сделал то, о чем ты говоришь, это… это безумие. И со стороны Лероя, и со стороны Нейла Ааронсона. Кто захочет иметь дело с регистратором, когда узнают, что его реестр переписывают ради того, кто больше заплатит?

Стоящий перед ними пожилой китаец протянул руку, чтобы взять палочки, и встретился с Майком взглядом. На его лице появилась озадаченность, а затем он отвернулся и достал телефон.

Майк взял щипцами два пирожка.

– Быть может…

Пожилой мужчина оторвал взгляд от телефона.

– Майк Мартин! Вы Майк Мартин!

Майк посмотрел на него, постаравшись улыбнуться, чтобы скрыть усталость от недавних забот.

– Да. Привет.

Пожилой мужчина радостно рассмеялся, а потом что-то сказал по-китайски своим друзьям. Они повернулись и поглядели на Майка, а затем обступили его, протягивая руки, чтобы пожать ему руку. Майк переложил тарелку в левую руку и принялся отвечать на приветствия.

– Да. Да. Спасибо. Спасибо.

И бросил взгляд на Кевина, почти что в панике.

Кевин развел руками.

– Это уже не моя проблема.

Майк недовольно посмотрел на него, а затем продолжил пожимать руки.

Через некоторое время он все-таки сумел освободиться от поклонников.

– Вижу, ты, как всегда, рад своему статусу знаменитости, Майк Мартин.

Майк скривился.

– Да пошел ты.

Положил на тарелку немного говядины, с секунду смотрел на нее, а потом пошел к кассе.

Кевин двинулся следом.

– Ты можешь назвать причину, по которой Лерой был бы готов рискнуть своей репутацией, вопреки всей существующей экономической теории?

– На самом деле да.

– Попробую угадать… высокий темп иммиграции означает, что удар по его репутации будет нивелирован, когда еще сотня тысяч…

Майк покачал головой:

– Нет.

Помолчал, глядя Кевину в глаза.

– Репутация имеет значение лишь тогда, когда система продолжает работать.

Кевин вздохнул.

– Опять твое занудство насчет «война близко»…

– Это не занудство, будь оно проклято! Я единственный, кто…

– Майк, знаю. Я тебя услышал.

– Тогда почему люди не готовятся? У нас всего пять лет…

– И что ты хочешь, чтобы они делали? Движению потребны лидеры, Майк. Не всего можно достичь самоорганизацией. Если ты хочешь, чтобы люди стали готовиться, тебе придется говорить с другими генеральными, организовывать…

– Я ничего не смыслю в этой политической хрени.

– Но ты знаменит, Майк.

Майк скривился, но Кевин не унимался.

– Люди последуют за…

– Комитетами ничего не решить. Если другие не хотят действовать, то мне придется подготовить нас к войне в одиночку.

Кевин печально покачал головой.

– Старый разговор. Давай вернемся к делам сегодняшним. Как ты собираешься улаживать дело с Лероем? Арбитраж?

Он поставил тарелку перед кассиром и полез за бумажником, но Майк выставил руку, останавливая его.

И достал свой бумажник.

– Я разговаривал с Лоуэллом Бенджамином. Он говорит, что я влетел. Даже если Фурнье не станет затягивать дело, что тогда? Я предоставляю твои документы о регистрации, а Фурнье – свои, от Ааронсона, и его документы датированы несколькими месяцами ранее. Говорит, что я должен «расставить приоритеты».

Кевин подошел к свободному столику, рядом с теми, кто стоял перед ними в очереди. Майк слегка качнул головой и показал на другой. Они сели.

– Какие проблемы с тем столиком? Слишком близко к твоим поклонникам?

Майк закатил глаза.

Спустя мгновение за соседний стол сел крупный чернокожий мужчина в заляпанном комбинезоне. Майк бросил взгляд на комбинезон. А потом поглядел еще раз. Что-то здесь не то. «Беллс Пайпинг». Разве они не закрылись? И зачем этот парень надел…

Кевин поглядел на нового соседа и ухмыльнулся.

– Будем надеяться, что хоть ему твой автограф не нужен.

– Иди ты.

Кевин выпрямился и улыбнулся.

– Значит, твой юрист сказал тебе расставить приоритеты. Тогда я не понимаю, зачем ты ему деньги платишь, если он говорит тебе то, что я могу сказать бесплатно. Однако он прав.

Кевин взял кусок курятины, отправил его себе в рот и продолжил говорить, с едой во рту.

– И какая во всем этом моя роль?

Майк покачал головой:

– Не знаю. Я хотел с тобой поговорить насчет того, как работает вся эта регистрация. Там же какая-то криптография есть, так? Может быть, мы сможем доказать, что «Картезиан» лгут…

– Я использую старую систему из киберпанка – ставлю на все файлы регистрации тоннелей цифровую подпись и дату а затем их публикую. Ключ верификации общедоступен. Так что проверить зарегистрированные мной заявки может любой. Нейл Ааронсон так не заморачивается.

Кевин сжал губы.

– Я думал, что моя цифровая верификация добавит ценности, но, похоже, всем плевать.

– Значит, если Ааронсон не подписывает регистрационный файл…

– То все, что у нас есть, – его собственная временнáя отметка на файле, внутренняя. Он может ее переправить, а опубликованной копии файла нет. И доказать, что он ее переправил, нет никакой возможности.

– Хорошо, давай начистоту. Допустим, я Фурнье, а ты – Ааронсон. Я прихожу к тебе и говорю, что хочу сдвинуть назад по времени мою заявку. И готов тебе заплатить. Что дальше?

– Значит, ты хочешь, чтобы я солгал? Переписал логи регистрации?

– Ага.

Кевин пожал плечами.

– Учитывая формат регистрационных файлов, да, нет причин, которые помешали бы мне это сделать. Я вхожу в систему, меняю дату регистрации сектора, заказанного «Велека Уотер», и все готово.

– Так просто?

– Так просто.

– Блин… – выдохнул Майк.

– Итак, ты согласен последовать совету своего юриста и оставить это дело?

– Нет. У меня другой план.

Кевин напряженно посмотрел на Майка.

– Только скажи мне, что не будешь делать ничего идиотского.

Глава 11

2064: ближняя сторона Луны, Аристилл, офис компании «Морлок Инжиниринг»

Уэм выглянул из-за перегородки и увидел, что Майк сидит, положив ноги на стол, с большой кружкой орчаты в одной руке и завернутой в фольгу кесадильей – в другой.