Дракон Романо (СИ), стр. 1

Лора Вайс

Дракон Романо

Глава 1.1

Болгария, г. Банско. Риелторская контора

— Данис? Видишь брюнетку? — молодой мужчина в черном костюме указал на девушку, что сидела на диванчике у кабинета.

— Да, Романо.

— Хочу ее. Сегодня вечером эта чаюри[1] должна быть у меня дома. Понял?

— Не вопрос, — пожал плечами. — Будет сделано, — потом вдруг осекся, — а твой отец в курсе?

— Он знает, что я решил воспользоваться правом трех месяцев перед свадьбой. Да и какая тебе разница? — чуть дырку в нем не прожег взглядом карих глаз, которые на мгновение зажглись красным. — Тебя разве мой отец нанял?

— Нет, — опустил голову.

— Вот-вот. И зарплату я тебе плачу не за вопросы, а за исполнение моих приказов. Не будет ее к вечеру, сожру, — с раздражением одернул пиджак, после чего вышел из здания.

— Сожру, сожру… только и слышу сожру, — мужчина еще раз глянул на девушку, запомнил ее лицо и на всякий случай сфотографировал на свой айфон. Все-таки тут ошибки быть не должно.

Глава 1.2

Двумя днями ранее

Болгария, г. Банско. Парк Пирин

— Долго еще? — Надя с содроганием сердца посмотрела вниз с обрыва.

Таксист же ловко маневрировал вдоль горного серпантина, даже слишком ловко. Того и гляди занесет на очередном повороте и прости, прощай.

— Полчаса-час, дочка, — седой Шумахер с пышными усами подкрутил радио, и в салон полилась народная мелодия. — Наслаждайся пейзажем. Я всю жизнь здесь прожил, а налюбоваться так и не налюбовался.

А Надя опять глянула вниз, и желудок скрутило от ужаса. Она-то здесь тоже далеко не первый раз, но дорога от аэропорта до дедушкиного дома давно уже вызывает страх и ужас. Чего Надя боялась, так это высоты. Вот когда ребенком навещала Георги, еще ничего было, а с возрастом появился страх высоты. Просто однажды сходила с друзьями на колесо обозрения и все. Поднялась здоровым и жизнерадостным человеком, а спустилась бледной чуть ли не заикающейся поганкой.

И чтобы как-то справиться с паникой, Надя достала из рюкзака старую книгу в кожаном переплете. Эти сказки написал ее дорогой Георги. Дедушка славился бурной фантазией, бывало, такие вещи рассказывал, аж кровь стыла в жилах. Правда, все над ним смеялись, а вот он порою сам верил в то, что говорил и писал. С годами сказок становилось все больше, и однажды дед купил толстую тетрадь, заменил бумажную обложку на кожаную с запахом. Остаток лет Георги посвятил переписыванию историй в эту тетрадь, которая превратилась в целую книгу. Для внучки старался. Ведь Наденька любила дедушкины сказки, даже когда училась в старших классах, даже когда вовсю интересовалась мальчиками.

Жил дед в небольшой деревне близ городка Банско. Из окон его дома открывался невероятный вид на горы Пирин.

Девушка развязала шнурок, распахнула книгу и отыскала любимую сказку под названием «Червеният[2] дракон прилетит с закатом», из-за маневров читать все равно бы не получилось, но иллюстрации порассматривать вполне. Их тоже Георги рисовал. И вот, над названием, выведенным красивым почерком, пестрела картинка, на которой огромный дракон нес через леса и реки прекрасную деву. По сей день картинки именно этой сказки вызывали трепет в душе, было в них нечто чарующее и одновременно ужасающее. Хорошо, что сказки это лишь сказки. Эх, Георги мог бы составить отличную конкуренцию тем же братьям Гримм, в его историях мистики с элементами ужасов было предостаточно. Но писал он так, что ужасы не пугали, скорее завораживали.

Вдруг слезы подкатили. Дедушка умер неделю назад, а Надя лежала в больнице с фолликулярной ангиной и не попала на похороны. И каково было удивление, когда мама сказала, что Георги оставил свой дом именно ей, любимой и единственной внучке. С того момента терзали Надю муки совести. Выходит, не проводила любимого деда в последний путь, а за наследством едет. Еще и мама предложила продать дом, все-таки следить за ним некому. Родители давно как перебрались в Россию, в далеком девяносто пятом отец приобрел квартиру в Москве, другой же родни у деда не было. А дому нужно внимание, уход. Более того, деревня пользовалась популярностью у туристов, софийские бизнесмены понастроили там коттеджей и сдавали в аренду любителям спокойного горного отдыха. Так что, можно было бы продать дом одному из застройщиков. Наде как раз не помешают лишние деньги. Купила бы себе однушку и съехала наконец-то от родителей. Они замечательные, любящие, заботливые, но хочется уже свой угол. В двадцать-то лет можно.

Надя была девушкой деловитой, еще в школе приучилась к самостоятельности, поскольку каждое лето с классом отправлялась то в поход с палатками, то на турбазу какую, то на экскурсию в Европу. И уж после всех приключений жить одной, да расплюнуть. Родители тоже не сопротивлялись ее желанию. В любимом ребенке были уверены почти как в себе.

Спустя час таксист доехал-таки до деревни.

Здесь всегда так тихо, так спокойно. Сейчас же нахлынули эмоции, снова слезы подступили, жаль, Георги больше не выйдет на порог, не улыбнется, не пригласит войти. Когда машина подъехала к дому, сердце защемило. Двухэтажный домик, наполовину облицованный камнем, вторая половина беленая, крыша черепичная. Вокруг дома невысокий каменный забор. На участке рос пышный шиповник, многолетние цветы самых разных сортов и особенная гордость деда — дерево платан. Широченный ствол, огромные раскидистые ветви и невероятно густая крона, отбрасывающая тень на дом. На одной из веток по сей день висели качели, ее качели. Как же часто раньше Надя лазала по дереву, забиралась высоко-высоко, но дедушка не ругал. По его мнению, девочка должна была уметь две вещи, первое — соблазнить самого красивого мальчика, второе — не свалиться с выбранной высоты. Теперь-то все в прошлом и свалиться с высоты ей больше не грозит.

Надя расплатилась с таксистом, вытащила из багажника небольшой чемодан и только хотела сделать шаг в сторону калитки, как вдруг из-за поворота вырулил квадроцикл, а за ним второй. Первый притормозил в паре метров от девушки. За рулем четырехколесного монстра сидел молодой мужчина с очень яркой внешностью — смуглый, кудрявый и с золотым кольцом в ухе. А это уже что-то новенькое. Данных господ в деревне раньше не встречалось. Интересно, давно они здесь осели? Или проездом?

Незнакомец так и замер, глядя на Надю.

И чего пялится? Как говаривали в старом советском фильме, цветы на ней не растут:

— Доброго дня, чаюри! — отмер черноволосый жеребец и улыбнулся, хотя улыбка скорее походила на хищный оскал. — Таких красавиц я еще не встречал. Не желаете с нами на озеро?

Благо, тут подсуетился таксист:

— Ты, брат езжай куда ехал. Заждались тебя, поди, сотоварищи. А девушку не смущай.

— За брата спасибо, отец, но я обращался не к тебе, — и глаза его точно вспыхнули алым светом, отчего Надю аж передернуло. — Так, что скажешь? — снова обратился к ней.

— Нет, благодарю, — замотала головой.

— Ну, как знаешь.

И квадроциклы сорвались с места, оставив за собой лишь столб пыли.

— Жили, не тужили и на тебе, — пробубнил таксист, — понаехали.

— Давно они здесь?

— Месяца два. Стройку ведут. Туризмом, видите ли, решили заняться. В большой бизнес подались. А ты, дочка стороной их обходи, не соглашайся, если куда звать будут. Ладно. Поехал я. Хорошего тебе отдыха.

— Спасибо, — улыбнулась на прощание.

И когда машина тронулась, Надя поспешила во двор.

Она поднялась по ступенькам, крыльцо здесь было высокое, лестница довольно крутая, но зато имелась небольшая веранда под козырьком. Затем вставила ключ в замочную скважину, повернула ровно два раза, главное, не крутануть третий раз, замок тогда заклинит, и пиши, пропало.

Внутри царил уют, было тепло, видимо, дом еще не понял, что хозяина больше нет. Георги верил в некий дух, который обитает в жилище, мол, дух этот поддерживает ту самую особую атмосферу. Выходит, дух еще здесь.