Приворот от ворот (СИ), стр. 8

Приоткрыв веки, глянула на Кулаева. Он с жадностью смотрел на меня. У меня почему-то в горле пересохло.

– Спасибо. – Прохрипела и откашлялась.

Передо мной тут же возникла кружка с чаем. С благодарностью приняла и отпила.

– Ужином займусь. – Невнятно пробормотал парень, сбросил толстовку, оставшись в одной темно-синей майке, и принялся вытаскивать продукты из холодильника.

Я загляделась. Он совершал точные, четкие движения. Напрягал мышцы, которые красиво перекатывались под кожей. Это завораживало. Поморщилась, чувствуя себя безмозглой девицей, пускающей слюни на красивого мужика, и с трудом отвела взгляд.

– Почему ты не обедала? – Задал он вопрос, как будто почувствовав спиной, что я не смотрю на него больше.

– Некогда было. – Не хочу перед ним отчитываться.

Он обернулся.

– Ты должна обедать. Ты мало завтракаешь. Без обеда твой организм сломается, и будет работать неправильно. – Выдал он самую длинную фразу за последние пару дней. – Ты можешь заболеть. – Добавил, подумав.

– Мне что, заставлять пациентов с невыносимой болью сидеть в коридоре в то время, когда я пузо набиваю? – Спросила недовольно.

Получила в ответ тяжелый взгляд. Но вдруг Венька повеселел. Я тут же напряглась. Куда его мышление опять свернуло? На какую скользкую дорожку?

– Тогда я буду кормить тебя обедом. – Вдруг счастливо произнес он.

– Ну, нет. – Я выставила ладонь. – Я сама буду обедать.

– Нет. – Венька смешно фыркнул. – Я буду кормить. – И отвернулся, как будто это было решенным вопросом.

– Вень, вообще-то я взрослая женщина….

– … и нуждаешься в том, чтобы за тобой ухаживали. – Закончил он, не оборачиваясь.

Я шумно выдохнула, стараясь успокоиться.

– Я сама могу решить….

– Я не запрещаю тебе выбирать меню. – Он дернул правой лопаткой.

– Ууу, – провыла в потолок от бессилия. Как он вообще додумался мне такое сказать? – Я вообще-то сама умею готовить. – Припомнила аргумент.

– Верю. – Кивнул этот шовинист в майке. – Но это не мешает тебе пропускать обеды.

Я громко запыхтела, показывая свое несогласие с его позицией. Но возразить мне было нечего. Я действительно была иногда немного безалаберна в некоторых вопросах. А на здоровье так и вовсе махнула рукой, исполняя лишь самый минимум из нужного.

– Да ты тиран! – Устало сообщила и откинулась на спинку стула.

Он вновь отвлекся от плиты, обернулся и насмешливо выгнул бровь.

– Что я сделал не так?

В общем исполнении это выглядело издевательством.

– Ты меня не слушаешь! – Запальчиво сказала.

– Ты меня тоже. – Ответил он и снова отвернулся.

Я тут же подозрительно прищурилась.

– То есть, если я буду слушаться тебя, то и ты меня слышать начнешь? – Спросила.

– Да, – коротко кивнул он.

Вот это бартер!

– Тогда, если ты завтра кормишь меня обедом, то вечером я приеду к тебе сама. – Принялась торговаться.

Венька обернулся, посмотрел на меня долгим взглядом и неожиданно согласился.

– Хорошо.

Ужин прошел вполне себе миролюбиво. Я спрашивала парня о его работе, о том, как он придумывает узоры и орнаменты для своих творений. Я видела несколько, да и Петька фотографии показывал. Изумительно красивая и тонкая работа. Это как кружево плести, только из железа.

После сытной еды глаза просто слипались. Возможно, сказывалось еще и то, что ночью я заснула поздно, и спала плохо. Прикрыла глаза и вздрогнула от того, что мои ноги принялись доставать из воды. Веня завернул их в широкое полотенце, поднялся и подхватил меня на руки.

– К-куда? – Испугалась я.

Вместо ответа перенес меня в комнату и положил на диван. Я с облегчением вытянулась. Сейчас пять минут полежу и поеду. Однако, Кулаев и сейчас меня озадачил. Сел с другой стороны дивана и положил мои ступни на свои колени. Деловито осмотрел конечности, приподнял одну и, плеснув на ладонь какого-то масла, принялся разминать пятку.

– У-уммм. – Все что я могла сказать, так как глаза закатились и язык отнялся от удовольствия.

– Тебе нужна другая обувь. – Тихо проворчал парень.

– Угу. – Спорить не хотелось от слова совсем.

– И мази втирать каждый вечер. – Добавил.

– Ага. – Пробормотала соглашаясь.

Он только тихо хмыкнул и продолжил свое черное дело. В смысле, благое. Вот только я так расслабилась, что задремала, забыв, что мне нужно домой.

Глава 5

Полина

Вынырнула из сна и резко села. Изумленно огляделась вокруг. Я находилась в небольшой пустой комнате. Лишь один матрас лежал на полу. Собственно на нем я и сидела. За окном уже начало подниматься солнце. Это я что, у Кулаева всю ночь провела?

Снова оглядела широкую лежанку и задалась вопросом, а где собственно, хозяин дома. Отбросила одеяло и застонала. Я была в нижнем белье. То есть даже не почувствовала, что меня раздевают. Ну, Полька, дожила!

Нашла свои вещи аккуратно сложенные на полу у окна. Все, кроме носков. Да и черт с ними. Одевшись, выглянула за дверь. И оказалась в комнате с диваном, на котором спал Венька. Раздетый, в одних трусах, без одеяла и даже подушки. Одна рука под головой, вторая свисает с узкого дивана, куда даже его плечи не помещаются. Да и ноги на подлокотнике, так как предмет мебели оказался ему коротковат. На минуту залипла на него, такого красивого. Сложен так, что Аполлон позавидовал бы. И мышцы все эти, и кожа ровная, наверняка гладкая, так и просится, чтоб по ней провели рукой. Помотала головой. О чем я думаю?

На цыпочках просочилась мимо него, заглянула на кухню, где вчера оставила одежду. С удивлением обнаружила свои постиранные носки, висящие у печки. Потрогала. Высохли уже.

Из дома тоже выходила, воровато оглядываясь. Добежала до машины села и выдохнула. Теперь, лишь бы техника не подвела. Машина завелась сразу. Всегда бы так. Вот только проезжая по проулку, поймала любопытный взгляд Любови Карповны, уже копошащейся во дворе. Мысленно застонала, прикинув, что деревня опять выдумает про меня. А хотя, ладно. Лишь бы не трогали. Да и привыкла я уже.

– Явилась? – Мама встретила меня у порога. Стояла, уперев руки в боки, и сверлила меня взглядом. Мне почему-то стало стыдно, но не настолько, чтобы отчитываться.

– Я взрослая женщина. Во сколько хочу, во столько и прихожу. – Насупилась.

– Ты, взрослая женщина, живешь пока что в моем доме. – Завела мама знакомую песенку. – А потому не доводи мать до сердечной недостаточности второго типа. Я всю ночь не спала.

– Мам, у нас морга нет, обзванивать нечего. – Напомнила ей.

– Валерьянку пила.

– Мам, я осенью съеду, и переживать тебе за одного Петьку придется. – Заявила я.

– Корвалол искала…. Куда съедешь? К Веньке? – Мама встала в стойку.

– Нет. Дом куплю. – Призналась.

– Ой, дура. – Махнула мама на меня рукой и ушла к себе.

И почему сразу дура? Потому что хочу иметь стабильность в жизни, которую даст мне свое жилье? Вспомнила, что у Кулаева дома чувствовала себя вполне комфортно. Не было ощущения, что меня сейчас куда-то погонят или попрекнут моим местонахождением. Спокойно мне было в его доме. Как… дома.

Отбросила все ненужные мысли из головы. Не до этого сейчас. Ложиться спать смысла я не видела. Работы сегодня тоже много будет, поэтому на глупости времени не останется.

К больнице подъехала на полчаса раньше. Сегодня еще материал должны подвезти. Мы с Наткой спецзаказ оформили в связи с увеличением числа пациентов. Да и вообще, кабинет нужно подготовить. Вдруг вспомнила, что хотела поговорить с Петькой. Вытащила телефон и отправила ему СМС с одним словом: «Идиот». Зная брата, перезвонит через несколько секунд.

– Чего ты обзываешься с утра пораньше? – Голос брата был сонным. Неужели мамины вопли с утра его не разбудили?

– Потому что ты с Наташкой не разговариваешь? – Ответила, проходя по коридору.

– Да что ты понимаешь? – Тут же взвился он. – Она в последний раз не посмотрела на меня даже.