Приворот от ворот (СИ), стр. 1

Князькова Нина

Приворот от ворот

Глава 1

Полина

Я стояла на мостках пруда. Девчонки и парни, с которыми мы сюда пришли, весело гоготали на берегу, а мне с ними было скучно. Интереснее ведь просто стоять и смотреть, как темную гладь воды пересекает пара белых лебедей.

Позади послышались легкие шаги, и кто-то дернул меня за подол платья. Удивленно обернулась и увидела синеглазого босого мальчишку лет пяти.

– Ты Полина. – Вдруг четко сказал малыш.

– Ты кто? – Удивилась я.

– Я – Венька Кулаев. – Важно заявил ребенок. Он немного подумал. – Я на тебе женюсь.

Я фыркнула. Я его на десять лет старше, как же он на мне женится? И только хотела ему ответить, как вдруг малыш вырос прямо на моих глазах, превратившись в высокого и красивого синеглазого парня. Я отступила на шаг назад, взмахнула руками, полетела вниз с мостков… и проснулась.

Села на кровати и потерла щеки. Снова этот сон. Ну, сколько можно? Каждый месяц снится стабильно тринадцатого числа. Вот и апрель не стал исключением. Хоть не засыпай в этот день. И каждое тринадцатое число было отвратным донельзя. Какая-нибудь оказия за день да оказывалась. Месяц назад, к примеру, я порвала любимую медицинскую форму. А в позапрошлый, мне привезли не те материалы, и пришлось пломбы ставить чуть ли не цементом. Хотя, шучу, всем временные поставила. Замучилась потом через несколько дней переделывать. Для стоматолога это горе.

Не сказать, что в поселке много пациентов, но сюда в последнее время повадились ездить и жители из соседних деревень на работу, а заодно и в больницу. И вообще, народу больше стало за последний год. Анжелика Лапоткова постаралась, чтобы деревня не вымерла. Многие местные, конечно, возмущаются, что понаехали сюда всякие. Мне самой даже несколько раз приходилось осаживать таких. Где Тивжа, а где понаехали? Село ожило и получило второй шанс на существование, а им все не ладно.

Я взглянула на часы и принялась выбираться из кровати. Все равно не усну, а так хоть скотине вынесу. Маме уже сложно со всем одной управляться. Отец помер три года назад, сердце не выдержало. А брат у Догилевых на стройке до полночи работал. Он там бригадиром сейчас числится. Женить бы его, оболтуса. А то деньги есть, как бы во что не ввязался. Знаю я этих мужиков. Мозги по весне у всех отключаются.

Я передернула плечами, вспомнив, как встретила Вениамина три дня назад. В магазине столкнулись. Встал и, не мигая, принялся смотреть на меня своими невозможными синими глазами. Я отчего-то тоже остановилась.

– Только ведьмака нам в семью не хватает. – Вмешалась в наши гляделки мама. – Хотя тебе, перестарку, и выбирать больше не из кого.

– Мам, ну что ты такое говоришь? – Возмутилась я, так как видела, что Веня все слышал. – Зачем на человека наговариваешь?

– А потому что мне нормальные внуки нужны. – Отрезала она и зачем-то подмигнула парню.

Вот и весь разговор. Хоть из дома съезжай, чтобы иметь собственное мнение. Потому что в нашей семье есть лишь точка зрения мамы и неправильная. Поэтому мы с Петькой до сих пор неженатые и ходим, что кого бы ни выбрали, все не то будет.

– Поль, ты курам дала? – Окликнула меня мама.

Я показала ей пустую миску из-под зерна. Она, поджав губы, кивнула и зашла в дом. Я вздохнула, вспомнив, что собственная мать устроила мне четыре года назад.

Сашка был хороший парень и мне вполне нравился. Дело даже к свадьбе шло и жили мы уже вместе, когда вмешалась мама. И ведь не поленилась, приехала в город и проследила несколько раз за моим женихом. А потом принесла мне фотографии, где Сашка целуется с другой. Когда он пришел с работы, я просто выложила эти фотографии на стол. Он даже отпираться не стал. Просто вещи собрал и ушел. Но самая большая проблема была в том, что мы с ним постоянно пересекались на работе, так как трудились в одной клинике. Меня хватило на полгода. А там отец умер, и я посчитала себя вправе вернуться в деревню. И с одной стороны мама требовала от меня внуков, а с другой сама же делала все, чтобы рядом со мной не было никого недостойного.

– Печь надо переложить. Подтопок уже совсем раздымился. – Мама суетилась на кухне.

– Петьке скажи. – Пожала я плечами.

– А толку, что скажу? У него работы столько, что он и дома-то не бывает. – В этом мама была права. – Сходи к Кулаеву сегодня после работы. – Вдруг удивила она меня.

– От него же внуки плохие. – Съязвила я.

– Я тут подумала, – мама посмотрела на меня. – Тебе шибко нормального и нельзя. Сама без мозгов, а у него на двоих хватит. – Вдруг сообщила она.

– Мам, – протянула я. – Что ты задумала?

Она удивленно вскинула брови.

– Как что? Печку переложить. Скоро теплать будет, ее за весну просушить надо, летом-то не потопишь. Значит, переложить надо сейчас. Сходишь и позовешь. – Отрезала она.

– Не пойду. – Насупилась. – Позвони ему и дело с концом.

– Петька говорит, что у него телефон никогда не отвечает. Сходишь, не рассыплешься. – Мама была непреклонна.

Я чуть не взвыла. Мне совсем не хотелось встречаться с Вениамином, но мама с меня не слезет, пока дело не будет сделано. Мда, одно дело, когда она кого-то разводит. Другое, когда пытается свести. Все-таки день с утра выдался поганым.

Слякотная грязь на улице и весенние лужи шириной во всю дорогу мне настроения не добавили. Ладно хоть, пока в городской клинике работала, смогла себе на малолитражку скопить. Но еще неделю-две она эти реки воды форсировать будет с трудом. Интересно, поможет ли то, что прошлым летом Догилевы отсыпали дороги? Или снова пешком ходить придется через всю деревню?

Сегодня мне удалось проехать почти без проблем, так что до больницы я добралась быстро. Рядом со мной припарковалась еще одна машина.

– Доброе утро, Николай Ефремович. – Поздоровалась, закрыв дверь машины на ключ.

– Надеюсь, что доброе, Полиночка. – Улыбнулось светило местной хирургии. – А то что-то зачастили у нас экстренные случаи. Да и со всех дорог аварийников почто-то принялись к нам свозить. – Недовольно проворчал он. – А реанимация у нас не резиновая, хоть и отремонтированная.

– Так это ваш коллега, заведующий в областной, интервью на всю область дал, мол, прозябает больница с таким врачом. Даже денег обещал выделить. – Напомнила я ему.

– Вот от денег бы не отказался, а то делим с терапевтом одну медсестру. Где ж такое видано? – Мужчина сегодня был точно не в духе, так что разговор я продолжать не стала.

У моего кабинета уже сидело три человека, когда я вошла. Покосилась на часы. Странно, еще двадцать минут до начала приема. Деревенские скоро будут за час приходить, лишь бы приняли.

– Поль, мы сегодня до скольки работаем? – Из-за шкафа, где хранились инструменты, выглянула Наташка, моя личная помощница-фея в этом болезненном и жестоком мире стоматологии. Она всегда каким-то чудом умудрялась успокаивать особо нервных пациентов.

– По режиму работы – до четырех. По факту, бог его знает. – Пожала плечами.

– Ох, надеюсь, что до обеда все экстренные закончатся. А то мне надо сегодня мелкого от бабушки пораньше забрать. У нее дела нарисовались. – Она криво улыбнулась.

– А я думала, что у тебя свидание намечается. – Поделилась предположением.

– Да ты что? Это ты у нас бездетная. А кто ж меня с прицепом возьмет, да еще с таким беспокойным? – Возмутилась она. – Это Кирку вон Топтыгину и с ребенком забрали. Так у нее и рост нормальный, и фигура не испортилась, и молодая она. То-то мужик постарше на нее клюнул. А на меня кто посмотрит?

– Зря ты так. Девка и так настрадалась. – Заступилась я.

– Да знаю я. – Наташка отмахнулась. – Только не легче от этого.

– А ты Петьку, брата моего захомутай. Ему якорь в жизни давно нужен. – Посоветовала ей.

– То якорь, а не камень на шею. Нет, сама как-нибудь управлюсь. – Поморщилась она. – Да и смазливый он у тебя слишком. А красивого мужика всю жизнь у юбки не продержишь. – Авторитетно отозвалась она.