Приворот от ворот (СИ), стр. 31

Венька хмыкнул и поцеловал меня в макушку.

– Деревня же. Ты помнишь, что завтра у тебя девичник в бане с девчонками? – Напомнил он.

Я скривилась.

– А мальчишник?

Венька с Петькой переглянулись.

– В воскресенье в конторе. – Неохотно сообщил брат и бросил настороженный взгляд на Наташку. Та никак не отреагировала, витая где-то в своих мечтах.

К концу рабочего дня в кабинет заглянула мама. Мы уже инструменты в стерилизатор сложили и медикаменты в запирающийся на ключ шкаф определили.

– Фу-ух, успела. – Мама выглядела запыхавшейся. – Дочь, ты когда дома появишься? – Вдруг грозно спросила она.

У меня даже коробка с перчатками чуть из рук не выпала от такого тона.

– Так я вчера же была. – Принялась оправдываться.

– Ага, – не унималась мама. – На пять минут заскочила и все. Я тебя даже дома не увидела.

Я разозлилась.

– Мам, ничего, что я там человека спасала? А ты вообще должна была тихо подполом сидеть и смиренно ждать, когда тебя спасут! – Наставила на нее палец.

Мама обиделась.

– Я вообще-то по делу уходила. И вместо себя другого заложника оставила на всякий случай. – Поджала она губы. – И сейчас к тебе по делу пришла.

– По какому? – Простонала я.

– По такому. – Она бросила сомневающийся взгляд на притихшую Наташку и протянула мне пакет.

Я осторожно взяла пакет и открыла.

– Нет! – Сразу отпрянула, увидев светло-желтую ткань. – Я это не надену. – Отрезала, протягивая пакет обратно.

Мама насупилась.

– Как не наденешь? Платье вон, какое хорошее. Ни дырочки нету. Всего два раза надеванное. – Начала причитать она.

Мне это надоело. Я вытащила из пакета ткань и, не прилагая усилий, разорвала ветхое изделие на две половины.

– Нат, держи. – Протянула еле сдерживающейся от смеха подруге ее кусок. – Все, мам, вопрос решен.

– Да ты…, да как…, да…. Изуверка! – Окрестила она меня. – Это же бабкино платье!

– Мам, ты его на своей свадьбе отказалась носить, а мне всучиваешь. – Попыталась вразумить ее.

Где там! Мама, кажется, всерьез обиделась. Я, конечно, знала, что она быстро отойдет, но и расстраивать ее не было никакого желания.

– И что? Это платье у меня всю жизнь болтается. Мне его хранить негде, так что оно теперь ваше. – Заявила она и, громко топая, вышла из кабинета.

– Мда, – протянула я, глядя на захлопнувшуюся дверь. – Кажется, Наташ, тебе крайне не повезло со свекровью.

Глава 18

Полина

Вечер субботы наступил слишком быстро. В баню на девичник меня собирал Венька, так как я не знала, за что хвататься. Три раза переплела волосы, пока Вениамин не подошел и не отобрал у меня расческу. Последнюю не получившуюся косу он тоже расплел и слегка помассировал мне затылок пальцами.

– Не нервничай ты так. – Успокаивал он меня.

– Ага. – Фыркнула я. – Там будут твои подруги, которые думают, что я старая мегера, захомутала их малолетнего….

– Никто так думать не будет. – Перебил они меня, наклонился и мягко поцеловал.

Я тут же размякла от такой ласки, но убедить меня в чистых помыслах своих друзей он не смог.

– Думаешь, я не знаю, что вся деревня говорит? Хочешь, расскажу? – Прищурилась я. – Все думают, что я под тебя легла, залетела, а тебя сейчас заставляю на себе жениться. – Высказалась.

Кажется, зря я так сказала. Вон, как Венька помрачнел.

– Никто тебе так не скажет. – Наконец, пообещал он.

– Конечно, не скажет. Все тебя боятся. Машку Догилеву так в деревне не боятся, как тебя. – Вздохнула я.

Парень неожиданно улыбнулся.

– Тебя теперь тоже боятся. После того, как ты тех двух….

Я насупилась. Я же не хотела их убивать. Того здорового я стукнула сильно, но у него череп, как чугунок был. А когда стреляла во второго, то не знала, что ружье не солью заряжено. Я лишь хотела, чтобы Машку убить не успели. И самих пострадавших, скорее всего, Анжеликина мама смогла откачать.

К Анне Николаевне Венька поехал со мной. Не захотел отпускать меня взвинченную одну.

– Что ты там будешь делать? – Хмуро спросила, паркуясь у заставленного машинами пятачка рядом с домом Лапотковой.

Кулаев только загадочно улыбнулся и промолчал. Настроения мне это не добавило. Как и то, что на кухне старушки обнаружились все Догилевы – мужчины. А еще Геннадий Корсаров и Петька, явно чувствовавший себя не в своей тарелке.

– Ну, слава декоративной штукатурке, явились. – Ко мне подскочила Вика, воткнула мне в волосы маленькую кукольную фату и потащила в гостиную. – Девочки, последняя пожаловала.

Девочки поднялись и уставились на меня. Я даже засмущалась, разглядывая присутствующих. Сегодня здесь были: Анжелика, Надя, Таня, Кира, Вика, подталкивающая меня в спину, девочка Оля, которую я уже видела в свадебном салоне, Натка и высокая дородная Настя из Томиловки. Марьи не было по понятным причинам. Впрочем, на кухне и Хохрикова я не видела, значит, бдит. И правильно, за Машкой лучше присматривать.

Кстати, на Натке тоже была маленькая фата. Анжелика громко хлопнула в ладоши.

– Так девочки, переодеваемся и по коням…, то есть по баням. – Быстро исправилась она.

Мы поставили уже переодевшуюся Олю на двери и сами мигом переоблачились в халаты. Как в общаге, ей-богу.

– Та-ак, – Вика оглядела нас и фыркнула, так как мы с Наташкой переоделись в белые больничные халаты, давно списанные в утиль. А что? В них не жарко, они удобные и движению не мешают. Короткие, правда. Но мы же в баню идем.

В предбаннике мы с подругой в недоумении уставились на накрытый стол, посреди которого стояли две бутылки наливки.

– Я не пью. – Открестилась Лика.

– Я тоже. – Испуганно согласилась Татьяна.

– Мне нельзя. – Покраснела Надежда.

– Мне тем более. – Насупилась Кира.

– А я вообще еще маленькая. – Закончила Ольга.

Остальные четверо, включая меня, переглянулись. Не то, чтобы мы хотели употреблять сегодня, но… девичник же.

Через полчаса, приняв по стопочке на грудь (те, кому можно), мы грели кости в парной. Девочки вели допрос с пристрастием. Допрашиваемой оказалась Наталья.

– А дальше. Дальше-то что? – Поторопила ее любопытная Вика.

– Я ему коленом по причинному месту и заехала. А он мне засос поставил и замуж позвал. – Со вздохом призналась Натка. – А еще документы на Юркино усыновление подал.

– Так вот как это работает? – Задумчиво протянула Настя. – Надо мужику коленом заехать и все: свадьба, дети….

Ольга громко фыркнула.

– Неа. У меня такое не сработало. – Хихикнула она.

Все с интересом уставились на нее.

– Ты что…? Ты Гарина так? – Прищурилась Вика.

Оля поморщилась.

– Этот придурочный меня к столу прижал, и орать начал, что я ресницы накрасила, как последняя ш… падшая женщина. Ну, я его коленочкой приласкала и по морде кулаком съездила, как меня дядя Гек научил. Вот только никаких предложений не было. Много мата и мужик, валяющийся на полу. Может быть, я как-то не так заехала? – Глубокомысленно произнесла она.

Мы с девочками переглянулись. Слов не было, одни эмоции.

– А ты Поль, тоже Веньку била? – Виктория явно пыталась отследить тенденцию.

– Нет. – Помотала я головой. – Пару раз кусала. Но не била. Да и мужика бить…. У меня рука не поднимется. – Призналась честно.

Девочки вдруг заулыбались. Все.

– А те, от которых ты Машку спасла? Ведь била же? – Спросила Надя.

– Так я ж не просто так. – Обиделась. – Да и какие из них мужики, если на женщину руку подняли….

– И то верно. – Подержала Настя. – Слушай, а тебе с Венькой жить не страшно. Ну, он же такой… не такой, как все.

– Нормальный он. – Ответила. – Никаких отклонений в нем нет, волшебство почти не вытворяет.

Вика тихо хмыкнула.

– То есть никаких бабаек, домовых и призраков у вас дома не водится?

Я помотала головой.

– Ой, – встрепенулась Олька. – А мама мне как-то бабайку показывала в интернете. Там вещи летали так. – Она поводила по воздуху руками.