Приворот от ворот (СИ), стр. 26

Я подняла голову и посмотрела на его лицо.

– Ты очень красивый сейчас. – Прошептала. – У тебя румянец на щеках, взгляд из-под ресниц, губы приоткрыты….

– Штаны мокрые. – Печально добавил он.

Я не сдержалась и хихикнула. Потом еще раз. А после и вовсе рассмеялась. Лишь заметив его смущение и неловкость, нашла в себе силы прекратить необоснованное веселье.

– Вень, сколько женщин видели тебя такого? – Спросила, пытаясь объяснить ему все.

– С мокрыми штанами? – Нахмурился он.

Я сдержала улыбку.

– После оргазма. – Как медик, люблю называть вещи своими именами.

Его взгляд тут же стал задумчивым.

– Ни сколько. – Признался он.

Я улыбнулась и вернула голову на его до сих пор подрагивающий живот.

– Хорошо. – Отозвалась глухо.

С минуту мы оба молчали.

– А ты? – Спросил Венька.

Я нахмурилась и вновь подняла голову, пытаясь сообразить, о чем он говорит.

– Что я?

Он долго разглядывал мое лицо.

– Ты… тебе тоже нужно. – Он невероятно сильно смутился. – Для женщины это очень важно. – Он вздохнул. – Я читал. – Добавил.

Я усмехнулась. Начитанный ты мой….

– А со мной повременим до свадьбы. Растянем… удовольствие.

Потерлась носом о его кожу и поцеловала. Он крупно вздрогнул.

– Но… как…? Неправильно же….

Я вздохнула и приподнялась, перекатываясь на одеяло рядом с ним.

– Вень, самая эрогенная зона женщины – это мозг. Ожидание – мощный катализатор для удовольствия.

– А если я не оправдаю твоих надежд? – Как-то неуверенно спросил он.

Я вдруг вспомнила, что передо мной не матерый потасканный мужик, а парень, который едва вышел из пубертатного периода. Если вспомнить себя в этом возрасте: неуверенность, комплексы, необоснованные страхи.

– Оправдаешь. – Убедительно сообщила. – Уже оправдываешь.

Он почему-то закусил губу и отвернул от меня лицо. Я ждала, что он выродит на этот раз.

– Я… Мне понравилось. Очень. – Глухо сказал он через минуту. – Спасибо.

Я усмехнулась и поднялась с кровати.

– За такое не благодарят, а молча принимают. Мне тоже было хорошо.

Он кивнул. Я окинула его задумчивым взглядом и потянулась руками к его штанам, которые намеревалась снять.

– Я сам! – Подскочил он, едва понял, что я собираюсь сделать.

Я отдернула руки. Он быстро поднялся и вышел из спальни. Видимо, ему все еще было неловко из-за произошедшего. Я застонала в голос, поняв, что только что совратила парня против его воли. Говорил же он, что не надо. Вот только, почему-то кроме чувства вины внутри было и удовлетворение. Кажется, я тоже маньяк-однолюб.

Нехотя стянула с себя одежду и отправилась изымать из шкафа домашнюю. Я еще и грядки хотела сегодня покопать. Быстро переоделась и отправилась на поиски хозяина дома, которого в этом самом доме я не обнаружила.

Глава 15

Вениамин

Переодевался я в бане, сполоснувшись холодной водой. Вспомнив причину моего омовения, застонал от осознания собственной несдержанности. Что она обо мне теперь подумала? Кем посчитала?

Я бы, наверное, не поддался ее сегодняшнему изучению меня, но…. Отголоски того страха, что я натерпелся сегодня, никак не проходили. Пусть я не хотел этого, но сделал ей больно. Я знал, что Полина очень негативно отреагирует на такую ситуацию и не должен был ее допустить. Другие женщины не должны ко мне прикасаться. Только она. Так она будет спокойна и уверена во мне.

– Вень, ты где? – Раздался голос снаружи, и я быстро застегнул чистые штаны.

На ходу надел футболку и вышел из бани. Полина стояла и внимательно меня рассматривала.

– Все хорошо. – Поспешил заверить ее.

Она недоверчиво фыркнула, но дальше расспрашивать не стала.

– У тебя садовый инвентарь где? – Поинтересовалась она.

– В мастерской. Сейчас принесу. – Улыбнулся ей и поспешил за инструментом, который убрал утром.

Вот только когда вышел, сжимая в руках черенки, услышал громкое возмущение.

– Да так же невозможно жить! Ну как же так? Кулаев, а ну иди сюда! – Скомандовала моя будущая жена.

Я подошел к калитке, которая разделяла сад и огород и остановился. Полина возмущенно смотрела на перекопанные ровные грядки.

– Что? – Спросил, игнорируя ее гневный взгляд.

– Ты издеваешься? Ты когда успел здесь все сделать? – Проорала она так, что пчел, залетевших с соседской пасеки, спугнула, и они, жужжа, покинули наш негостеприимный огород. – Венька, прекрати ухмыляться.

Я не виноват, что у меня губы сами в улыбке разъезжаются.

– А то что?

Поля прищурилась.

– А то изнасилую. – Пригрозила она.

Я тут же посерьезнел, вспомнив, как реагирую на ее прикосновения.

– Что ты хочешь здесь посадить? – Спросил, зайдя за калитку.

– Лук, морковку, картошку, зелень. Мама нам уже приготовила все. – Задумчиво пробормотала она. Я снова едва сдержал улыбку, потому что обычно брал семена у Любови Карповны. – И чем мне сегодня заниматься? – Всплеснула она руками.

Я пожал плечами.

– Чем хочешь?

Она окинула меня плотоядным взглядом, а потом перевела его за мое плечо.

– У тебя краска для яблонь есть? – Спросила она. Я кивнул. – Убирай инвентарь и выдай мне краску.

Послушно отправился добывать запрашиваемое. Краска безопасна, она не устанет сильно, окрашивая деревья. Принес ей баночку и кисть. Она радостно взвизгнула и направилась к деревьям. Я зашел в баню, где набрал воду и набросал в печь дров. Сильно не нагреется, но вода будет теплой. Набрал трав, которые планировал сегодня пустить на чай, принес их в дом и услышал звук телефона.

– Вень, там Артем к тебе лыжи намылил. И папа что-то говорил о визите к тебе. – Предупредила Анжелика.

– Спасибо. – Поблагодарил и поспешил на улицу.

К калитке подошел вовремя. Две машины подъехали к дому с разницей в пару минут. Первым подошел Артем Догилев.

– Спасибо. – Крепко пожал мою руку. – Крестным будешь? – Спросил.

Я задумался.

– Могу, – ответил, чуть помедлив.

Он благодарно кивнул.

– Дом перестраивать будешь, зови. – И развернувшись, пошел к машине.

Евгений Лаврентьевич, наблюдавший за разговором, тихо хмыкнул.

– Должников нарабатываешь опять? – В его голосе насмешки не было.

Пожал плечами.

– Люди все.

Шулетов засмеялся.

– Всех людей не пожалеешь. Ладно, отставим лирику. Машка где? – Посерьезнел он.

Я отвел взгляд.

– В деревне.

Евгений Лаврентьевич тихо хмыкнул.

– Сдавать не хочешь, значит. Не бойся, не прибью ее. Просто мне очень хочется знать, как она кордон вокруг карцера обошла, УАЗ гнала и за пределы части выехала? Если все это проделала одна взбалмошная девка, то любой диверсант справится. А потому, спрошу еще раз. Где она?

Я вздохнул.

– У Ворониных.

Командир прищурился.

– Это у каких? Тут три семьи с такой фамилией.

– Четыре скоро будет. – Вспомнил Петра с Натальей.

– Не важно. У каких? – Повторил он вопрос.

– Марья у моей мамы дома сейчас. – Услышал я голос подошедшей сзади Полины. Она обняла меня за спину одной рукой и вопросительно посмотрела на гостя. – Чай будете?

Евгений Лаврентьевич усмехнулся и покачал головой.

– Нет. Дела ждут. Спасибо за информацию. – И, повернувшись, направился к машине.

– Слушай, Кулаев. У тебя здесь не дом, а проходной двор какой-то. – Поставила она меня в известность.

– Тебе не нравится дом? – Тут же нахмурился я.

Она посмотрела на меня и покачала головой.

– Дом замечательный. А Догилев зачем приезжал? – Я пожал плечами. – Вень, хватит скрывать от меня свои темные делишки, ибо все равно догадаюсь. Ты Таню как-то спас? – Пришлось кивнуть. Полина слишком проницательна и догадалась бы в любом случае. – Ты баню затопил? – Поинтересовалась она, когда мы шли к дому. – Спинку потрешь?

Я замер и выдавил из себя хриплое:

– Нет.

Еще неделю назад была возможность, что я соглашусь на подобное предложение. Но сейчас…. Особенно после сегодняшнего…. Она разбудила меня… мое тело каким-то образом. Я сейчас крайне неадекватно на нее реагирую, поэтому нужно подождать до свадьбы. Определенно.