Приворот от ворот (СИ), стр. 24

– Кажется, я поняла, чего на тебе Кулаев мозг свернул. Мамочку искал. – Вынесла она вердикт.

Я встала, как вкопанная, у двери с неимоверным желанием побить ее. Остановило лишь то, что она была в корне неправа. Мамочкой, и папочкой, и даже заботливой бабушкой в наших отношениях был Венька.

– Дура ты, Машка. – Вынесла я вердикт. – Когда мозги выдавали, ты, видимо, в очереди за квашней стояла. – И открыла дверь в дом. – Входи.

Она, насупившись, все же вошла.

– Чего это тебя посередь дня домой принесло? – Выглянула с кухни мама. Узрев Марью в маскировочном костюме, мама отшатнулась. – Ой, господи! Что за страхолюдину ты в очередной раз притащила?

– Мам. – Укоризненно посмотрела на родительницу, пока Догилева избавлялась от всех принадлежностей хронического медика. – Повежливее нельзя?

Родительница вздрогнула, увидев, кто со мной пришел. Марью она узнала сразу.

– Знаешь, Полька, лучше бы ты притащила страхолюдину. – Согласилась она на меньшее из зол. – Ладно, котята, щенята, ежики…. Эту пустоверть ты где подобрала?

– Ее спрятать на несколько дней нужно. – Подтолкнула возмущенно сопящую девушку к маме. – Если получится, человека из нее сделаешь. – Вкрадчиво намекнула.

Мама тут же оживилась. Делать человеков из тех, кто не мог вовремя сбежать, она любила и делала это качественно.

– Через пять минут за стол. – Скомандовала она и вернулась на кухню.

Я подтолкнула опешившую от нашего разговора Марью и сообщила.

– Мам, я дома поем. Венька хотел приготовить что-то вкусное сегодня. – И выскочила за дверь, пока меня не поймали.

До машины бежала со скоростью света. Но, видимо, зря боялась. Мама переключилась на новую жертву и ей не до нравоучений меня бестолковой. Однако, выдохнула я лишь на полпути к Венькиному дому. Интересно, он сегодня на стройку ездил или дома весь день был?

Уже подъезжая к проулку, заметила завернувшую туда серенькую машинку. Странно. К кому это? Потом вспомнила, что к Любови Карповне где-то внук приехать должен и успокоилась. Вновь напряглась, заметив, что машина остановилась у нашего дома. То есть у дома Кулаева. Нахмурившись, снизила скорость и остановилась так, чтобы машины смогли развернуться и разъехаться. Вот только выйти из машины я не успела, так как из серого седана выскочила молодая красивая брюнетка, которая громко закричала.

– Венька! – И стремительно забежала за калитку.

Чтобы видеть все происходящее, мне пришлось выбраться из машины. Увиденное не обрадовало. Полуголый Кулаев, вышедший из мастерской, удивленно смотрел на девушку, бегущую к нему.

– Я так соскучилась! – Взвизгнула она и повисла… на моем мужике, который счастливо улыбался.

Дальше я, видимо, действовала на автомате. Села в машину, завела, и резко развернулась, едва не задев соседский забор. Шмыгнув носом, рванула прочь из проулка, заметив в зеркале заднего вида, как Венькина фигура перемахивает через забор и на огромной скорости мчится за мной.

– Поля! – Ворвалось в приоткрытое окно. – Стой!

А у меня… в сердце как будто нож всадили и поворачивают… поворачивают…. Дыхания не хватало, я ловила ртом воздух, отчаянно цепляясь за реальность и не давая себе скатиться в истерику. Больно…, как же больно….

Венька отстал, едва я вырвалась из проулка. Надавила на педаль газа, еще не зная, куда поеду. Только когда перестала толком видеть дорогу, поняла, что щеки мокрые, а слезы катятся непрерывным потоком. Больно. С Сашкой так больно не было. Я ему, наверное, изначально не доверяла и подсознательно знала о его походах налево. Венька же…. За несколько дней я практически растворилась в нем полностью, он заменил мне полмира и даже больше…. И что? Все? Другая баба, которая висит на нем и уверяет, что скучает? За что со мной все это?

Дорога передо мной вдруг закончилась. Я зарычала от бессилия и в отчаянии стукнула ладошками по рулю, отбив последние напрочь. Больно. Заплакала еще сильнее. Зло открыла дверь, потому что сидение в машине в данный момент меня не устраивало, и огляделась. Каким-то образом я оказалась у Сутыринского леса. Здесь до большого дуба минут десять по лесу.

Выбралась из машины и побрела в лес, пытаясь остановить рыдания, рвущиеся наружу. Еле заметная тропинка вела меня в нужном направлении. Как вышла к реке не запомнила. Подошла к дубу, села на один из корней и уставилась на реку, которая сейчас стояла в полных берегах.

Не знаю, сколько так просидела, когда поняла, что слез больше нет. Теплый ветерок высушил щеки, а рыдания давно прекратились. В голове было пусто, как будто все зонтики от одуванчика отклеились и улетели по своим делам.

Но что-то внутри беспокоило меня. Что-то было не так. Вздохнув, призналась себе, что я не совсем уверена, что Венька мне с кем-то изменял. Он вообще девственник и в этом я была убеждена. Так что произошло во дворе дома, и почему я так среагировала? Мне не двадцать лет и особой импульсивностью я никогда не отличалась. Вздохнув, призналась себе, что влюбилась, как кошка в марте. Впервые в жизни, наверное. От того и поддалась первым эмоциям. И сцена, которую я увидела, воспринялась мной по уже знакомому сценарию: все мужики ходят налево, а значит и этот тоже. Но это же Венька! Это МОЙ мужик.

Прокрутила в голове то, что произошло, еще раз и поняла, где ошиблась. Венька приобнял девушку за плечи, как друга. Меня он обнимает не так. Меня он пытается прижать к своему телу как можно большей площадью, используя для этого всего себя. А тут за плечи одной рукой и лишь ладонью. Дура я, дура….

Глава 14

Полина

Услышав надсадное дыхание позади себя, я уже знала, кто это. Подходил он осторожно, так что я даже шагов не слышала. Наверное, боялся, что я в реку сброшусь. Конечно, чего еще от такой истерички ожидать?

Однако, бросаться в холодную мутную воду я не спешила. Более того, искренне обрадовалась, когда он сел рядом со мной на корень дерева. Его дыхание было рваным и никак не хотело успокаиваться. Он что, всю дорогу от дома за мной бежал? Судя по всему, да. И судя по тому, что он до сих пор не был одет, тоже.

Пересела ближе к нему и положила голову ему на плечо, отчего мои волосы тут же намокли от его пота.

– Я испугался. – Просипел он через минуту.

Кивнула.

– Я тоже. – Потерлась носом о его влажную прохладную кожу.

Его дыхание стало немного ровнее.

– Я могу все объяснить. – Тихо сказал он.

Я хмыкнула. Объяснить себе, что я дура, я и сама смогла.

– Поцелуй меня. – Попросила.

Он замер.

– Что? – Неверяще переспросил он.

– Поцелуй меня. – Попросила настойчивее и подняла лицо.

Глаза сознательно закрыла, чтобы не смущать его. Теплые сухие пальцы легли на щеки, слегка погладив их. Горячие губы дотронулись до моих, а потом…. Когда он успел научиться так целоваться? Господи, такое ощущение, что только что пережитый им страх, открыл новую грань в этом мужчине. Он больше не боялся ко мне прикасаться. Он требовал, брал, сражался со мной в поцелуе, сам отдавая не меньше. Когда дыхания перестало хватать, он принялся оставлять мелкие поцелуи на моем лице и волосах. В итоге, пересадив меня на свои колени и сильно прижав к себе, он просто зарылся носом в мои волосы и принялся молча убаюкивать меня в своих руках.

– Прости. – Пробормотала, когда пришла в себя от такого шквала эмоций. – Я не хотела тебя испугать. Просто….

– Я не он. – Глухо повторил он. – Ты поймешь. Потом.

Я решила пока не говорить, что, кажется, уже поняла. Мне просто было сейчас так хорошо. После такого срыва в душе царило опустошение, которое сейчас сменилось на тихое, только-только загорающееся внутри счастье. Этот мужчина мой. Причем, мой настолько, насколько это вообще возможно.

– Это Сонька приехала. В интернате вместе жили. Я ее от всех защищал, а полтора года назад замуж выдал. – Я чувствовала его теплую улыбку в голосе. Так говорят о детях, или о питомцах, на крайний случай.