Приворот от ворот (СИ), стр. 15

Он бережно схватил меня за плечи, слегка встряхнул, но увидев непонимание в моих глазах, просто занес в дом.

– Чего сейчас-то не так? – Обиженно надулась, потирая лоб.

Через пару секунд на него плюхнулся пакет с замороженным мясом. Ох, как хорошо.

– Ты была на улице без куртки. – Соизволил он, наконец, объяснить свое поведение.

– Ты тоже. – Проследила за каплей воды, которая скатилась с его волос по шее на плечо. Если учесть, что он сейчас в одном полотенце на бедрах тут стоит, то он был на улице куда более раздетым, чем я.

Кажется, мой ответ ему не понравился.

– Ты о себе совсем не думаешь. – Вынес он неутешительный вердикт.

Тоже мне, тайну открыл. Да я с детства самоубиться пытаюсь самыми нелепыми способами. Всегда лишь случайность какая-то спасает. Я вдруг вздрогнула от пришедшей ко мне в голову мысли. Нахмурившись попыталась мысленно обрисовать проблему. А ведь это все прекратилось в мои пятнадцать лет, когда этот парень меня в будущие жены зачислил. То давнее падение было последней нелепостью, которое со мной случилось. И вот опять началось. К чему бы это?

– Что ты там делала? На потолке? – Уточнил он, вырывая меня из мыслей.

– Измеряла. Там, если окно сделать, неплохая веранда получится. Только балки вагонкой закрыть….

Кулаев тяжело вздохнул и присел ко мне на край дивана.

– Поль, ты могла сказать, я бы посчитал все. – Его синие глаза сейчас были темными, почти серыми.

– Нечего было меня дома одну оставлять. – Проворчала. – Ты и так мне здесь ничем заниматься не даешь.

Он задумался, потом тряхнул головой, как лошадь.

– А чем ты хочешь здесь заниматься?

– Много чем. – Запальчиво выпалила. – Хочу помогать, хочу сделать дом уютным, прибираться, готовить…. Нет, готовить не хочу, ты это лучше делаешь. – Я оглядела комнату задумчивым взглядом.

– Ты согласна на свадьбу? – Вдруг спросил он.

Я озадаченно на него посмотрела. Как он эти события вообще вместе связал?

– Нет, просто, раз уж ты заставил меня тут обосноваться и даже вещи припер, то я хочу быть полезной. – Я прищелкнула языком и направила на него свой палец. – Вениамин Батькович, мне нужен твой огород. И лопата. Завтра.

Он немного растерянно моргнул.

– Ты не будешь работать на огороде.

Я ухмыльнулась.

– Спорим, что буду? – Спросила с ехидцей.

Кажется, спорить он не хотел.

– Тебе нужно только сказать, чего ты хочешь. – Уже менее уверенно пробормотал он.

– Окопаться я хочу, на закрепленной территории. Чего тут непонятного? Сама. Лопатой. – Попыталась объяснить.

Кажется, он меня не понимал. Как я это осознала? Он немного отодвинулся от меня и уронил лицо на ладони.

– Ты самая нелогичная женщина на свете. – Вынес он свой вердикт через пару минут. – Будет тебе лопата. – Он поднял лицо, и скривился.

Я прямо почувствовала, что если я и буду что-то копать, то только под чутким конвоем. Ну, ничего, знавала я одного хирурга, он у нас профессором на кафедре был. Так у него на даче грядки были ровные, как по линеечке. На вопросы о том, что нельзя же профессорские руки ковырянием в земле убивать, он строго смотрел на вопрошающего, а потом отвечал:

– Руки, а в особенности пальцы хирурга должны быть сильными. Есть и двенадцатичасовые операции, без сильных рук нечего делать в такой профессии. – И дальше ковырялся в грядках в свободное время.

А еще вспомнилось, как Николай Ефремович в прошлом году списанным скальпелем окна в реанимации ватой затыкал. Тоже, сильные руки у человека. Я покосилась на руки Веньки и вздохнула. Эти пока самые сильные и красивые в моем списке.

– Сейчас отпустишь меня в баню? – Спросила осторожно. Мало ли что у него там, на нервной почве обострилось….

Но парень только кивнул и за пару секунд притащил мне мой теплый халат с чеширским котом. Стало стыдно от того, что большая часть моей одежды еще с подросткового возраста осталась. Но я копила на дом, мне было не до мелочей.

В бане было тепло, но не жарко. Немного выстыло уже. Но мне было комфортно, я бы сейчас не перенесла высокой температуры. Быстро вымылась, до скрипа натерла кожу единственной висевшей здесь мочалкой, растерлась полотенцем, и поняла, что глаза слипаются.

Выйдя из бани, с удивлением увидела Вениамина, который стоял на улице в легкой куртке и ждал меня.

– Ты почему домой не ушел? Меня ругал, а сам-то…. Да еще и после бани. – Накинулась я на него. – Чтобы больше такого не было.

– Учту. – Улыбнулся он, взял меня за руку и повел в дом.

Я же, едва увидев матрас в комнате, повалилась на него и закрыла глаза. Спать хочу. О том, что сегодня умудрилась натворить, завтра подумаю.

Глава 9

Вениамин

Утром ни о каких окапываниях речи быть не могло. У Поли начался сильный кашель. Я хотел побиться головой о стену, потому, что считал, что переохлаждение не скажется на ее организме настолько сильно. Но я не учел того времени, которое она умудрилась пробегать по сеням в одной рубашке, пока я находился в бане.

Приготовил ей несколько отваров на выбор, набрал меда и варенья. Сделал морс из клюквы. Ничего из этого не помогало. Кашель усиливался, горло было красным. Я все утро пытался остановить развитие болезни, а потом сдался и позвонил Анне Николаевне.

– У аппарата. – Деловито ответила она на звонок.

– У Поли сильный кашель и горло красное. Не помогает ничего. – Пожаловался я.

– Кто там, ба? – Услышал я на заднем фоне Ликин голос.

– Венька твой. – Ответила старушка и вернулась к разговору. – Ты возьми масла топленого и в молоко теплое его ухни. Воска возьми, на пару растопи и на горло ей положь. – Посоветовала она.

– Ба, дай мне. – В трубке послышалась возня, а потом заговорила Анжелика. – Вень, если лекарства какие нужны, ты мне скажи. Мы привезем.

Я нахмурился. Не хватало еще им ребенка маленького таскать с собой.

– Нет. – Отказался. – Если что, Геку позвоню. – Он-то не боится Киру дома оставлять без себя. Хотя, после последних событий боится, конечно, но держит себя в руках в отличие от Андрея.

– Ладно, – разочарованно протянула подруга. – Если что, звони.

Я знал, что ей не хватало привычного ритма жизни, и хотелось ввязаться хоть в какое-нибудь приключение. Но ничего, она справится.

Топленого масла у меня не было. Пришлось идти к бабе Любе. Воск у меня где-то оставался с осени. Мне его местный пасечник за работу вместе с медом в нагрузку дал. А вот соседке за масло и молоко придется калитку починить.

– Что это? – Сипло спросила Поля, когда я принес ей кружку с теплым лекарством.

– Пей. – Отдал ей.

Она понюхала, скривилась и, наконец, сделала глоток.

– Тьфу, гадость какая. – Ее слегка перекосило. Она отважно отпила еще. – Кулаев, ты меня убить решил? – Уже более нормальным голосом спросила она, отставив кружку.

Я с облегчением выдохнул и потянул руки к ее шее.

– Э-э, ты чего? – Перепугалась она.

– Воск положу. – Кивнул на то, что было в руках.

– Ага, – протянула она и медленно кивнула, разрешая.

Положил теплое лекарство на горло.

– Лежи. – Сказал ей.

Закутал ее в одеяло поплотнее.

– Извини, – вдруг прошептала она. Я вскинул голову и уставился на нее. – За то, что тебе приходится со мной возиться. – Пояснила.

Я улыбнулся.

– Мне нравится с тобой возиться. – Признался ей.

Поля кивнула, принимая мои слова.

– Чем сегодня займемся? – Спросила она.

Я пожал плечами.

– Хотел шкаф доделать. Потом можно над кроватью подумать. – Предложил.

– Хорошо. – Полина задумчиво кивнула. – Я посижу на диване, пока ты все доделываешь.

Я нахмурился.

– Тебе нужно лежать. – Порекомендовал.

Она почему-то хрипло хихикнула.

– Я там и полежать могу. Я на твой диван прекрасно влезаю в отличие от тебя. – Она вновь закашлялась и скривилась. – Ненавижу болеть. – Прохрипела.

Я подвинул кружку с молоком и маслом к ней. Она скривилась, но выпила предлагаемое. Я видел, что ей было неприятно, но она терпела. Хотелось бы думать, что ради меня тоже.