Приворот от ворот (СИ), стр. 12

– Спи. – Проворчала.

Как тут спать? Я в ужасе подумал, что мне придется терпеть эту пытку всю ночь, когда ее рука неожиданно опустилась ниже моего пояса и погладила. Я чуть на пол не скатился, пытаясь проконтролировать ту жаркую волну, пронесшуюся по позвоночнику.

– Что ты делаешь? – Сел и посмотрел на нее.

Полина состроила невинное личико.

– Домогаюсь тебя.

Я вздохнул.

– Не сегодня. – И снова осторожно улегся.

– Почему? – Она была явно удивлена.

– Рано. – Ответил. – Ты меня после этого попытаешься бросить.

Она недовольно засопела.

– Я тебя еще не поднимала, чтобы бросать. – Огрызнулась, повернулась ко мне спиной и начала громко похрапывать, надеясь на мое раздражение.

Я улыбнулся. Лег на бок, и принялся рассматривать ее затылок.

– Я чувствую, что ты на меня смотришь. – Сдалась она через минуту.

– Смотрю. – Не стал отнекиваться.

– Тогда подвинься ко мне и обними. – Приказала она. Послушно придвинулся к ней вплотную и обнял, прижавшись грудью к ее спине. – А теперь спи. – Последовал новый приказ.

Закрыл глаза и зарылся носом в ее волосы.

Глава 7

Полина

Утром проснулась от ощущения того, что… выспалась. Разлепила веки, скосила глаза на часы. Шесть утра. Не проспала. Повернулась на другой бок и только сейчас заметила, что Вениамина нет рядом. Неужели ночью смотался на диван? У-ух, я ему устрою. Обещал же.

Только поднялась, как услышала звонкий звук ковки с улицы. Работать, значит, побежал. Ну-ну. Сейчас как выйду…!

Пока искала одежду, пока одевалась, на улице послышался громкий женский крик. Застегнула рубашку, надела носки и пошла смотреть, кто там на моего личного мужика голос повышать вздумал, кроме меня, разумеется.

Схватила куртку и вышла через сени на крыльцо.

– ***, Венька, ты обещал, что я не разобью машину! Ты ***, я же думала, что все нормально будет. А ты ***!!! – Орала на Вениамина Марья Догилева.

Мой Аполлон, был спокоен, как статуя.

– Я говорил про твою машину, а не про машину Хохрикова. – Отозвался Кулаев.

– Да-а?!? – Издевательски протянула она. – А какого черта ты не уточнил, чья это должна быть машина? А если бы я ***??? Ты совсем ***?

Мне все это быстро надоело. Я подняла ведро, которое стояло на крыльце, и выплеснула содержимое на раннюю гостью. Она тут же замолчала.

– Чего кричишь с утра пораньше? – Спросила. Марья судорожно хватала ртом воздух и стряхивала грязно-серые капли с себя. Я наклонилась к подошедшему ближе Веньке. – Что в ведре было? – Спросила тихо.

– Вода, в которой железо гасил. – Признался он.

– Ты кто, вообще? – Вдруг спросила пришедшая в себя девушка.

– Полина. – Ответила.

Странно, что я ее знаю, а она меня нет. Но Догилевы изначально были у всех на виду в деревне. Обо мне же они знать не обязаны.

– А-а, – протянула она, зябко передернув плечами. – Белая Воронина. Наслышана. Ты чего в разговор вмешиваешься?

– А ты чего на Веньку орешь? – Ответила вопросом на вопрос.

– Хочу и ору. – Фыркнула мокрая Догилева.

– Хочу и вмешиваюсь. – Пожала плечами. И добавила. – Еще водички?

Марья злобно засопела.

– Кулаев, ты где эту змеюку подколодную откопал? Еще и домой притащил…. Мегера!

Я краем глаза уловила движение за забором и напряглась. Однако, заметив платок Любови Карповны, успокоилась. Деревня, похоже, всегда будет знать о нашей жизни больше нас самих.

– Сама ты гингвит атрофический. – Фыркнула. – Я, между прочим, сама притащилась. Ужинать.

– Медик, что ль? – Поинтересовалась ранняя гостья. Я кивнула. – А чего это ты в шесть утра ужинать пришла?

– Захотела и пришла. – Я поджала ноги на холодных досках. Впопыхах про обувь и не вспомнила.

– А-а. Теперь это так называется? – Нахмурилась Марья. – Ладно. – Махнула она рукой и поплелась к калитке, где рядом с моей, была припаркована машина яркого «вырви-глаз» желтого цвета. – Кулаев, мы еще не закончили. – Беззлобно крикнула она, прежде чем сесть за руль.

– Вень, а чего она хотела? – Спросила, когда парень в приказном порядке загнал меня домой. Не хотел, чтобы я простыла.

– Она на производстве села на погрузчик и уронила на машину Якова Хохрикова три панели. – Ответил он, доставая молоко из холодильника.

Я удивленно вскинула брови.

– А причем здесь ты? – Непонимающе спросила.

– Я сказал, что желтую машину она не разобьет. Она поняла по-другому. – Он поставил передо мной стакан с молоком и подвинул тарелку с печеньем.

Я отпила из стакана и отодвинула печенье обратно.

– Не люблю завтракать. – Поморщилась.

– Как и обедать, и ужинать. – Спокойно оповестил Вениамин.

Я нахохлилась, но завтракать пришлось полноценно. Я действительно пренебрегала некоторыми приемами пищи, чтобы потом вдоволь наесться. Это не было правильным режимом питания. По взгляду Кулаева поняла, что кормить меня теперь будут по часам и полноценно. Интересно, мама дома всех тараканов потравила? Хотелось бы домой попасть хотя бы к вечеру.

Сегодня мне предстояло работать в платном кабинете, ибо суббота. Я с облегчением нашла сумку с телефоном в машине и миллион пропущенных звонков от мамы. Перезванивать не стала. В больницу я явилась вовремя, в отличие от Натальи. Она опоздала на две минуты, ворвалась в кабинет растрепанная и с засосом на шее. Так как я уже готовила пациента к осмотру, то не стала при посторонних спрашивать ее о прошедшем вечере. Но, судя по ее виду, время было проведено весьма плодотворно.

– Мне с тобой нужно будет поговорить вечером. – Шепнула она мне.

Я вздохнула.

– Венька с ужином же. – Напомнила.

Натка хмыкнула.

– Не переживай. Я тебя отпрошу.

Человек, которому я, не дай бог, испорчу жизнь, по его мнению, явился кормить меня ровно в двенадцать. И он снова выгнал всех, даже из коридора.

– Вень, ты не пробовал в армию сходить, покомандовать? – Восхитилась моя ассистентка.

– Нет. Мне в селе хватает. – Ответил он и принудительно усадил меня за столик.

– Раз в селе хватает, дай мне сегодня Польку на вечер. – Вкрадчиво попросила Наташка.

Я подавилась запеканкой. То есть мое мнение здесь даже не учитывается?

– Нет. – Покачал он головой и постучал по моей спине ладошкой.

– Почему? – Подруга была в ударе.

– Голова завтра болеть будет. – Спокойно сказал он.

Я насупилась. Не так часто я и употребляю. Раз в три года, если повезет.

– Так завтра третье воскресенье месяца. В больнице санитарный день. Все равно работать нельзя будет. – Начала объяснять она.

Парень пристально посмотрел на меня, как бы спрашивая взглядом, чего я хочу.

– Мы немножко посидим и все. – Пообещала. – Я тебе позвоню.

Вениамин еще немного посверлил меня взглядом и кивнул.

– Ладно.

Натка радостно взвизгнула. Я, наоборот, надулась. Раньше у мамы с папой отпрашивалась, теперь у парня, который возомнил себя моим будущим мужем. Неизвестно, как еще у Петьки отпрашиваться придется. А там еще мамина соседка с тараканами есть и Любовь Карповна. Интересно у них мне тоже спрашиваться надо? И это в тридцать с лишним лет! Докатилась.

После еще трех пациентов в голову закралась мысль: а не взбунтоваться ли мне? Что если я останусь у Наташки на ночь? Не выгонит же она меня. И пусть идут все темным и дремучим лесом. Моим нервам тоже нужен отдых. Они у меня не казенные.

– Суровый он у тебя. – Натка после тяжелого трудового дня плюхнулась на сиденье машины.

– Он не у меня. – Проворчала недовольно.

– Не дуйся. – Засмеялась подруга. – У меня две бутылки вина с восьмого марта стоит. Помнишь, нам когда дарили, ты от своей отказалась, я обе забрала. Хорошее, кстати, вино.

Я тронула машину в сторону Наташкиного дома.

– А твои ругаться не будут? – Спросила.

– Неа, – беспечно отозвалась та. – Они в Томиловку на пару дней вчера еще уехали. Мама решила сестре подросшего внука показать. Надеюсь, что там он не сбежит погулять. – Она немного нервно хихикнула.