Танец стали в пустоте (СИ), стр. 1

«С.Л.К.-1» Танец стали в пустоте

Пролог

Звёздная система Союза независимых планет Абрегадо.

Корабль военно космического флота Вердена, эсминец «Трафальгар»

17 февраля 784 года после колонизационной эры.

Эндрю Карсон потянулся в кресле. Несмотря на все удобства, которые предоставляло ему капитанское кресло эсминца, тело затекло. Сидящие на своих постах члены экипажа так же изредка двигали руками и ногами, чтобы размять затёкшие конечности и всё же, ни один из них не отрывал взгляда от экранов своих боевых постов.

Молодой капитан бросил взгляд на один из дисплеев окружавших капитанское кресло и немного подумав, нажал на одну из клавиш на подлокотнике кресла. Его палец даже не успел отпустить кнопку, а из встроенных в кресло динамиков уже раздался спокойный голос.

— Да, капитан?

— Парсон, распорядись чтобы на мостик доставили свежий кофе и что-нибудь поесть, для вахтенной смены.

— Да сэр. Из еды что-то лёгкое?

— На твоё усмотрение.

— Хорошо капитан. Буду у вас через десять минут.

Сидящие на своих постах члены экипажа переглянулись и на лицах некоторых из них заиграла улыбка. Свежий кофе и бутерброды будут как нельзя кстати, чтобы подкрепить силы уже довольно уставшего экипажа.

Заметив эту реакцию, Эндрю усмехнулся себе в бороду, которую отпустил сразу же после того, как стал капитаном своего первого корабля. Ему уже порядком осточертело, что при каждом сборе их боевой группы к нему относились как к мелкому сопляку, и отпущенная борода выгодно старила его. А ещё ему нравилось, как он с ней выглядит.

Вновь откинувшись в кресле, он повернул голову в сторону тактической секции.

— Жанна? Как там наш «друг»?

— Всё так же, капитан. Вышел из прыжка три часа и восемнадцать минут назад. Довольно коряво вышел кстати. Выброс энергии при выходе был по крайней мере на одиннадцать и семь десятых процента сильнее, чем положено для кораблей класса «Либерти», но всё ещё в пределах рабочего диапазона. Плюс, у него просто чудовищное излучение в инфракрасном диапазоне. Такое ощущение, будто у него отсутствует хоть какая то термо маскировка.

— Может утечка энергии в мотиваторе гипергенераторов?

— Вполне возможно, сэр. Это бы объяснило перерасход энергии.

Молодой капитан потер подбородок через жёсткую щетину.

— Он всё ещё идёт к Абрегадо-3?

— Да, сэр. С момента выхода из прыжка контакт набирает скорость с постоянным ускорение в пятьдесят g. Гиперграница системы удалена от звезды на двадцать две световые минуты. И в данный момент планета СНП находится по ту сторону звезды, в восьми световых минутах от светила, а это значит дистанцию почти в половину светового часа. При нынешнем ускорении ему потребуется почти тридцать шесть часов, если конечно они не перейдут на полёт по баллистике, чтобы достигнуть точки поворота, затем ещё столько же для последующего торможения и выхода к планете с нулевой скоростью.

Эндрю кивнул, будто подтверждая её слова, но на самом деле своим собственным мыслям. Чуть больше семидесяти часов и корабль, который во всех реестрах Верденского флота числится погибшим тринадцать лет назад, а на самом деле принадлежащий одной из местных пиратских группировок, прибудет в порт одной из планет СНП, государственного образования, которое официально заявляет о своём враждебном отношении к так называемым «свободным каперам».

— Проверьте показания ещё раз. Мы сейчас не можем ошибиться.

Тактик и его помощник удивлённо посмотрели на него. Это был уже третий приказ о подобной проверке, за последние пару часов. Увидев на лице капитана хмурое выражение, Лейтенант Жанна Эвельсмейн кивнула и вновь склонилась над экранами своего терминала.

«Трафальгар» медленно плыл в космической пустоте в режиме полного радиомолчания. Практически все его системы, которые могли своим излучением выдать корабль были обесточены и отключены. Даже основной маршевый двигатель работал на минимальной мощности, чтобы уменьшить энергетический выброс и излучение частиц Черенкова. Конечно в данном случае подобные ухищрения вряд ли были столь уже необходимы.

«Акреция» являлась старым грузовым кораблём класса «Либерти». Эти огромные космические баржи имели по истине впечатляющие размеры. При своей массе покоя почти в восемьсот тысяч тон, они были одними из самых крупных грузовых кораблей более чем столетие назад. Конструкция была чрезвычайно удачной и суда этого класса можно было встретить на всех торговых маршрутах освоенного космоса, благодаря их распространённости и лёгкости в постройке.

Даже сейчас, когда устаревшим «Либерти» на смену пришли более массивные торговые суда, «Акреция» всё равно превосходила массой эсминец Эндрю Карсона более чем в шесть раз.

Вот только на этом всё её превосходство и заканчивалось. Если вдруг шкиперу этой посудины, если конечно она действительно является их целью, придёт в голову заартачиться и дело дойдёт до прямого столкновения, то это будет больше всего похоже на сражение слона с Земли против одного единственного человека в полностью снаряженном штурмовом доспехе. Эсминец мог развить ускорение на сто пятьдесят g больше чем его цель и соответственно был несоизмеримо быстрее и манёвреннее, а богатый набор наступательного и защитного вооружения делали его опасным противником в бою. Особенно, когда его цель даже не подозревала о его существовании.

Так что, по большому счёту, почти все меры принятые экипажем «Трафальгара» были скорее учениями, а не необходимыми действиями. Всё же возможность отработать перехват против враждебной цели в реальном космосе, а не на тренажерах, вне рамок обычных флотских учений, выдаётся не так уж и часто.

— Сэр, мощность излучения их двигателей и ускорение даёт нам примерный тоннаж судна. Если показания верны, то оно равняется плюс-минус восемьсот пятьдесят — восемьсот шестьдесят тысяч тон. Плюс-минус. Да и само излучение двигателя так же соответствует двигателям которые ставились на «Либерти».

— Ты сказала, больше восемьсот пятьдесят? Это больше их изначальной расчётной массы… — Эндрю задумчиво уставился на один из дисплеев, которые окружали капитанское кресло. На нём проекция «Акреции» была обозначена двумя сигналами. Они располагались на векторной проекции курса и не смотря на то, что шли одна за другой на небольшом расстоянии, обозначали одно и тоже судно.

В данный момент, «Акреция» приближалась к Абрегадо-3 выйдя из врыжка в верхней границе эклиптики и находилась на расстоянии почти в тридцать световых минут. «Трафальгар» занимал позицию по эту сторону светила, ближе к центру системы и находился гораздо глубже внутри гиперграницы. Судно, которое было их целью неумолимо приближалось к планете, а вместе с этим сокращало расстояние до затаившегося в засаде эсминца. По плану капитана Карсона, эсминец должен был лечь в дрейф и дождаться появления своей жертвы, после чего взять её на абордаж… или просто уничтожить если подтвердится связь судна с пиратами, а капитан «Акреции» будет, скажем так, «недостаточно вежлив».

Вот только один корабль не способен эффективно пикетировать звёздную систему в силу того, что в определённый момент времени может находится лишь в одном месте. Для подобных целей обычно выделялась минимум половина эскадры, два дивизиона по два корабля на каждый. С подобными силами, было бы ещё возможно прикрыть всю систему для эффективного наблюдения, но тем не менее не более того. Задача же Эндрю Карсона и его экипажа была несколько легче, так как развед-управление флота предоставило ему предполагаемый вектор и время прибытия предположительного пиратского судна.

Но даже так, место предполагаемого появления цели было огромно, и перекрыть его одним эсминцем так, чтобы гарантированно закрыть все векторы подхода к единственной обитаемой планете было не возможно.

И именно по этой причине корабль Верденского космического флота затаился в глубине звёздной системы, подобно хищной рыбе, которая прячется в водорослях у самого дна в ожидании своей жертвы. А глазами ему служили шесть автономных сенсорных платформ, которые они заранее разместили на краю системы. И в данный момент данные поступали сразу с двух из них. Этим и обуславливались раздвоенные показания на экране.