Нежное безумие, стр. 1

Л. Дж. Шэн

Нежное безумие

© Силаева Ж.А., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

Посвящается первой любви и последним важным словам

А также Саре Грим Сенц, которая влюбилась в Пенна и Дарью до того, как у них появился шанс влюбиться друг в друга, а еще Ариадне Басулто, самой настоящей калифорнийской девчонке

Мы должны были стать лучшими друзьями,

Но оказались заклятыми врагами…

Пенн

Говорят, что месть – это блюдо, которое подают холодным.

У меня было четыре года, чтобы разобраться и переварить все, что Дарья Фоллоуил сделала со мной, и сейчас мое сердце абсолютно ледяное.

Я украл ее первый поцелуй.

Она забрала единственную вещь, которую я любил.

Я был беден.

Она – богата.

Знаете, что самое лучшее в обстоятельствах? Они могут меняться. Быстро.

Сейчас я блестящий проект ее родителей.

Ее сосед. Ее мучитель. Капитан футбольной команды соперников, которую она так ненавидит.

О да, детка, скажи это – я твой сводный брат.

Она заплатит за уничтожение единственного хорошего, что было в моей жизни, и ей придется серьезно раскошелиться на слезы.

Дарья Фоллоуил думает, что она королева. Я докажу ей, что она ничего собой не представляет, всего лишь испорченная принцесса.

Дарья

Все любят старых добрых бесцеремонных хулиганов.

А каково быть стервой? О, ты получишь за каждый язвительный комментарий, циничное закатывание глаз и за то, что ставишь подножки на пути своим врагам.

Но есть кое-что в высоких каблуках – они оставляют адскую вмятину, когда ты идешь по головам тех, кто ранит тебя.

В случае Пенна Скалли я пронзала его сердце до тех пор, пока он не начал истекать кровью, а потом выбросила на помойку в один теплый летний день.

Четыре года назад он просил, чтобы я подарила ему все свои «первые разы».

Сейчас он живет через коридор, и больше всего я хочу остаться его «последней».

На прощание он сказал мне, что в этом мире не бывает ничего бесплатного.

Сейчас? Сейчас он заставит меня заплатить сполна.

Основная песня:

«I feel like I’m drowning» – Two Feet

Плей-лист:

«Too Young» – Zeds Dead

«Cute Without the ‘E’» – Taking Back Sunday

«Who Knew» – Pink

«Solo Amigos» – Maniako

«Right Above it» – Lil Wayne

«Killing in the Name» – Rage Against the Machine

«If You’re Feeling Sinister» – Belle and Sebastian

«Tainted Love» – Soft Cell

Пролог

Все началось с лимонада, а закончилось моим сердцем.

Вот, мой безрассудный соперник, как началась наша испорченная история.

Четырнадцать лет

Дарья

Плитка дрожит подо мной синхронно с толпой балерин, скачущих позади. Их шаги словно глухие удары артиллерии.

Каштановые, черные, прямые, рыжие и кудрявые волосы повсюду. Они сливаются, словно радуга из стрижек и причесок. Но я ищу только одну-единственную блондинку, голову которой хочется разбить о старый пол.

Надейся, что ты не здесь сегодня, сучка.

Замерев, я стою на пороге балетной студии моей матери, бледно-розовый купальник впивается прямо в ребра. Белая спортивная сумка болтается на плече. Кожа на затылке горит из-за тугого пучка. Каждый раз, когда я распускаю волосы, мои золотые локоны клочьями падают на пол в ванной. Я постоянно говорю маме, что это все из-за того, что с моими волосами слишком много возятся, но это чушь. И если бы она хоть раз наплевала на все это – по-настоящему, а не притворялась, – она бы узнала обо всем.

Я, подергивая ногами в пуантах, сглатываю нарастающий ком беспокойства. Вии здесь нет. Слава Марксу!

Девочки проносятся мимо, толкая меня в плечо. Их хихиканье отдается где-то в животе. Спортивная сумка падает с плеча с глухим стуком. Все мои одноклассники стройные, вытянутые и гибкие, с идеально ровной осанкой, словно восклицательный знак. Я? Я маленькая и с фигурой вопросительного знака. Всегда неуверенная в себе, застывшая на грани срыва. Выражение лица не стоическое и величественное; оно постоянно подводит меня и слишком непредсказуемое. Кто-то не умеет скрывать свои чувства, у меня написано все на лице. Я улыбаюсь во все тридцать два зуба, когда я счастлива, но я всегда довольна, когда моя мама смотрит на меня.

«Тебе следует заниматься гимнастикой или чирлидингом, милая. Это подходит тебе намного больше, чем балет».

Да, иногда она говорит вещи, которые подрывают самооценку. На ее поверхности теперь есть выбоина в форме этих слов, где я сдерживаю свой гнев.

Мелоди Грин Фоллоуил – бывшая балерина, которая сломала ногу на первой неделе в Джульярдской школе [1] в восемнадцать лет. С самого рождения от меня ждали, что я стану балериной. И к моему «везению», я исключительно плоха в этом.

Вошла Виа Скалли.

Четырнадцатилетняя Виа такая, какой я стремлюсь стать. Высокая, стройная, с ослепительно-светлыми волосами. Но хуже всего то, что на фоне ее прирожденного таланта мои движения выглядят как оскорбление всему танцевальному миру.

Три месяца назад Виа получила приглашение на пробы из Королевской академии балета. Четыре недели назад она их прошла. Ее преуспевающие родители не смогли выкроить время из-за работы, так что моя мама буквально ухватилась за шанс полететь с ней на неделю в Лондон. Сейчас целый класс ждет новости о том, решится ли Виа учиться в Королевской академии балета. Ходят слухи, что все уже решено. Даже украинский танцор Алексей Петров – шестнадцатилетний самородок, которого считают Джастином Бибером в мире балета, – выложил фото в Инстаграм после ее проб.

Жду с нетерпением создания волшебства вместе.

Неудивительно слышать про волшебство, которое может создавать Виа. Она всегда была ведьмой.

– Милая, перестань топтаться у входа. Ты загораживаешь проход, – монотонно проговорила мама, не поворачиваясь ко мне. Я могла видеть ее отражение в огромном зеркале от потолка до пола. Она хмуро смотрела на список присутствующих, оглядываясь на дверь и ожидая прихода Вии.

Прости, мама. Здесь всего лишь твой отпрыск.

Виа всегда опаздывает, но мама, которая обычно ненавидит непунктуальность, спускает ей это с рук.

Я наклонилась поднять спортивную сумку и вошла в студию. Сияющий балетный станок обрамляет комнату, панорамные окна открывают вид на красоту центра города Тодос-Сантос с его великолепной роскошью. Персиковые скамьи украшают зеленые улицы, кристально-голубые башни сверкают на линии горизонта, где океан целует небо.

Я услышала, как скрипнула дверь, и зажмурилась. «Пожалуйста, только не ты».

– Виа! Мы как раз ждали тебя, – щебетание мамы словно выстрелило мне в спину из звукового пистолета, и я покатилась кубарем от шока. Вздохи пронеслись по комнате. Я схватилась за станок, удерживая себя от падения. Покраснев, я взялась за него одной рукой и сползла в небрежном плие.

– Милая, будь так добра, освободи место для Вии, – промурлыкала мама. «Как символично, мамуля, я бы тоже хотела, чтобы Виа освободила для меня место».

Конечно, ее величество самородок не надела сегодня костюм для занятий балетом, хотя у нее был привезенный из Италии гимнастический купальник, о котором другие девочки могли только мечтать. Абсолютно ясно, что Виа из безумно богатой семьи, потому что даже обеспеченные люди не готовы выложить двести баксов за базовый купальник. Кроме моей мамы, которая, вероятно, понимала, что мне никогда не стать настоящей балериной, и наименьшее, что она могла сделать – одевать меня подобающе.