Не кровный Брат (СИ), стр. 89

Да уж. Вокзалы и аэропорты видели настоящих слёз, грусти и радости больше, чем ЗАГСЫ и банкетные залы…

Поставил Гуффи на ноги:

— Ну давай, малявка! Слушайся маму. Папу тоже — тебя ему доверяю. Я тебе позвоню, как только смогу.

— Хорошо.

Мы никак не могли сделать это — разомкнуть руки и разойтись.

— Молодой человек, проходите. Посадка заканчивается.

— Да-да, — откликнулся я.

Ещё раз чмокнул Лизу, провёл большим пальцем по её влажным от слёз губам:

— Люблю тебя, Гуффи. Жди меня, пожалуйста.

Опустил руку и, не оглянувшись, шагнул к стойке. Билет проверили и я пошел по узкому коридору в самолёт. В конце пути обернулся, улыбнулся и помахал нам рукой. Дверь захлопнулась.

Кто бы только знал, как мне тогда рвало душу плохое предчувствие. Я будто знал, что в этот момент началась точка невозврата. Нельзя нам было расставаться с ней. Вдали мы не можем. Лишь находясь рядом мы подпитываем друг друга нашей страстью и нежностью. Но что я мог сделать? Я ещё был слишком молод, чтобы услышать голос интуиции и слишком несамостоятелен, чтобы попытаться всем наперекор сберечь своё счастье. А может, мне это кажется, потому что теперь я знаю, что нам придётся пережить спустя время.

Но Сегодня всё иначе. Нам не нужно прощаться. На этот раз в глазах Лизы не было слёз, не было грусти. Гуффи не оставила меня на линии контроля и не махала мне рукой, когда я уже шёл по коридору в самолёт. Моя жена зашла вместе со мной в салон и села рядом. Мы выросли, наконец, и нам больше не нужно подчиняться каким-то там обстоятельствам. Мы вольны решать свою судьбу сами, и сами выбираем лететь нам или оставаться.

Лиза обнимала меня рукой, на моей руке покоилось её тонкая ладошка, на которой поблёскивало обручальное кольцо. Я старался лишний раз не шевелиться, чтобы не нарушить сон малявки. Укрыл её поплотнее пледом. А то простынет ещё, зараза моя любимая…

Такое же кольцо, только побольше, сидело и у меня на пальце. Покрутил его в который раз. Я смотрел на это украшение из золота так, будто это самая большая в жизни ценность для меня. Да, это всего лишь кольцо, но для меня оно означает куда больше, чем просто побрякушка. Я смотрю на него и понимаю, что всего этого могло и не быть сейчас.

Не было бы жены, рядом со мной в самолёте сидел бы кто-то чужой, Гуффи не обнимала бы меня сейчас во сне, а ещё хуже — обнимала бы Илью. Его фамилию она бы взяла, а не мою. Родила бы детей ему, а не мне. Как много мы могли ещё допустить новых ошибок и не иметь возможности исправить старых.

И сейчас, пока Лиза спит, я тихо молюсь и благодарю Бога и Небеса за то, что они не только образумили нас, дураков, уберегли нашу любовь, но и дали шанс всё исправить. Масса вариантов могла бы быть: я бы не решил поехать в отпуск именно в дни её свадьбы, Лиза бы решила сделать её в совершенно другом месте, или Гуффи могла уже больше не любить меня… Но всё сложилось именно так, что мы встретились снова и чувства вернулись, будто никуда и не уходили.

Я считаю это подарком Господа — он за руку меня привёл к Ней, женщине всей моей жизни, которая стала просто никчёмной без Неё. Я чувствую себя живым, любимым и по-настоящему полным и счастливым только рядом с малявкой. Она обнимает меня и жмётся во сне ближе — и мне большего для счастья не нужно. Наверное, я стану ещё счастливее только в тот день, когда Лиза родит мне сына или дочь. А пока — счастливее просто невозможно.

Я уже не представляю себе жизни без этой малышки. Я столько лет постоянно возвращался к ней мыслями, но упорно старался себя обмануть, внушить себе что я без неё что-то значу. А на самом деле я без неё просто ноль, я никто, и только рядом с моей нежной девочкой я настоящий, сильный и мне кажется, что я вообще всё могу.

Она навсегда останется для меня маленькой невинной девочкой, она всегда будет божественно права и свята, чтобы Лиза не сказала и не сделала. Я дал слово её матери, теперь я даю его себе и Богу: дай мне сил и мудрости сберечь любовь, а я уберегу её. Хватит страданий. Дайте просто быть счастливыми!

И спасибо, вам, Небо и Звёзды, что отдали мне её обратно. Вас я люблю, но маленькую Гуффи я люблю больше…

Конец