Сделка (СИ), стр. 22

— Принеси, — сказал ей мой муж, и служанка тут же убежала.

Очень быстро Степанида принесла мой мешочек и отдала доктору. Он открыл его, понюхал, посмотрел внимательно.

— Это не успокаивающие травы. Они против нежеланной беременности, — врач поднял глаза на нас. Он понял, что произошло что-то не то. — Вы не знали?

— Кажется, Стеша перепутала. Выпишете ваши травы, будьте любезны, — Виктор не показывал своих эмоций.

— Да, конечно. Я выпишу.

По комнате пополз мороз. Дыхание айсберга. Я не смотрела на мужа, но знала, каким взглядом он на меня смотрит. С травками мне придётся попрощаться. Вот чёрт!

Антон Павлович выписал рецепт и ушёл, не зная, как бы мне хотелось, чтобы он остался ещё хоть немного! Но доктор, не понимая моих безмолвных сигналов, ушёл. А Виктор остался.

Я перевела взгляд на мужа и тут же оторопела — он смотрел на меня так, будто сейчас всю душу вытрясет. Он подошёл ко мне и грубо схватил за плечи, заставляя смотреть ему в глаза:

— Травки от нежелательной беременности? Продолжаешь играть с огнём?!

Я с вызовом смотрела на мужа, ничуть не сожалея о содеянном. Его взгляд трудно было вынести. У меня снова получилось вывести из себя Виктора.

— Больше ты не будешь их пить. А быть вместе мы будем значительно чаще. Это не женщине решать, когда у нас будут дети. Надеюсь, ты больше не будешь шутить с кинжалом, и не схватишь в руки подаренное Павлом ружьё, лишь бы не дать нам то, чего мы оба хотим?

Я молчала, опустив глаза в пол. Этот мужчина слишком властный и сильный. Он подавил меня. Я его боюсь совершенно искренне.

— Отдыхай, — сказал барон и вышел прочь.

Я в бешенстве треснула кулаком по подушке. Ну за что мне это?

«Это не женщине решать, когда у нас будут дети» — снова царапнула по самому сердцу меня эта фраза.

Стеша влезла, чтоб её! Только хотела сказать, что больше этот чай не пью, как она вмешалась. Недаром мне казалось, что стоит её опасаться. Она специально это сделала. У Стеши личные счёты ко мне. Я давно замечаю её злые взгляды. Только понять не могу — что же именно я ей сделала?

***

Виктор выполнил своё обещание. Он каждую ночь мучил меня, не один раз. Он будто доказывал мне, что я — его собственность полностью, без остатка. Я теряла разум от его напора, его ласк и страсти ко мне. Я понимала, что он преследует свои цели, но была не в силах противиться. Хотела его и в страхе ждала результата наших бурных ночей — беременности.

Глава 18

Я и Виктор сидели в столовой. Сегодня была суббота и завтрак подавали позже. Мы постоянно посматривали друг на друга. Чуть позже присоединился Альберт и с интересом поглядывал то на сына, то на меня. Проницательный старик заметил, что между нами появились какие — то новые оттенки.

— Елена, я забыл тебе сказать вчера. У нас сегодня важные гости. Вечером оденься празднично — пусть все видят какая ты у меня красавица! — обратился ко мне Виктор и нежно поцеловал руку.

Вон оно что. Виктор собирается показывать всем меня, будто я редкая обезьянка. Неприятно. Ну что же… Красивая так красивая. Будет вам красивая Елена.

***

Вечер был в самом разгаре. С десяток очень важных господ со своими женами разбрелись по дому после ужина. Как мне сказал муж — вечер был посвящён успешному открытию одной из ветвей железной дороги. По завершению проекта Виктор решил отметить эту знаменательную дату для его дела.

Я выглядела шикарно. Мою природную красоту дополняло неприлично дорогое платье, колье, подаренное Виктором, завитые волосы. Глаза я подчеркнула средствами, отчего они казались ещё более чёрными и огненными. На моём фоне остальные девушки казались лишь бледными тенями.

Муж с довольным видом весь вечер купался в комплиментах мужчин по поводу привлекательности его супруги. Мне лишь оставалось вежливо улыбаться. И после этого он мне еще будет рассказывать, что я не просто трофей? Да он показывает меня всем, будто я редкая вещица, которую ему удалось хитростью и наглостью получить в свои тщеславные лапы. Я прекрасно знаю, что обо мне говорят мужчины, оставаясь наедине. Да и взглядов достаточно, чтобы понять, что некоторые откровенно завидовали барону. Они бы тоже хотели себе такую игрушку! А досталась я только одному.

Женщины общались со мной напряженно и настороженно, будто бы только и ждали от меня нападок. Или как будто я могла бы заразить их своей строптивостью. Некоторые из дам нелицеприятно отзывались о Викторе. Намёками, конечно же, и делали вид, как они сочувствуют мне. А ведь совершенно не факт, что ни одна из этих благородных курочек не бывали в постели сердцееда, что теперь никак не мог наиграться со мной. Как и не факт, что говорили они это вовсе не из — зависти, хотя я бы с радостью поменялась с ними местами — им бы не пришлось по душе то, что Виктор делает со мной, когда мне удаётся его вывести из себя. Только он будто не видит никого, поэтому все лавры — мне…

Настало время для раздельного досуга.

Муж направился в свой кабинет, чтобы покурить сигары и выпить бренди с другими мужчинами. Он подозвал меня и попросил:

— Дорогая, ты могла бы принести и налить нам бренди сама?

Я подняла глаза на него. Он что — умом тронулся? Я же не прислуга. Виктор прочёл возмущение в моих глазах и тут же в его взгляде мелькнула тёмная тень:

— Делай, как я сказал. Неси бренди.

Отлично, он решил меня унизить прилюдно? Господи, на что ещё готов этот человек, чтобы упасть в моих глазах ещё больше? Ну, хорошо.

Попросила Настю подготовить мне всё и вынести поднос. Девушка тоже удивилась, что барон заставляет меня прислуживать его приятелям и компаньонам, но сделала так, как я попросила.

Несла поднос на второй этаж под изумлённые взгляды женщин мне в спину.

Ну и позорище.

И почему я тебя тогда ещё не заколола, Виктор? Кое — как открыла дверь и вошла в кабинет под пристальное внимание затихших мужчин. Одни смотрели на меня с интересом и удивлением, другие откровенно разглядывали. Мне было жутко неприятно, но я не буду устраивать скандалы сейчас. Улыбаясь, я разливала бренди по бокалам. В воздухе как будто повисло напряжение. Все взгляды были обращены ко мне, отчего я чувствовала себя неуютно.

— У вас замечательная жена, Виктор. Гостеприимная хозяйка! Очень мило, что вы решили поухаживать за нашей мужской компанией сами. Благодарю вас, — подмигнул мне усатый князь Дорохов.

Я кисло улыбнулась в ответ и посмотрела на мужа:

— Я могу идти? Хозяин.

Обстановка накалилась ещё сильнее. Мужчины разом уставились на меня, потом перевели взгляд на Виктора. Его лицо нахмурилось, глаза заволокло уже знакомым мне гневом.

— Нет, — отвечает Виктор. Голос ровный, он будто вовсе и не заметил мой камень, брошенный в него при всех. — Знаете ли, Елена очень красиво поёт. Дорогая, развлечёте немного гостей своим прекрасным голосом?

А вот и цирковые номера обезьянки начались.

Я молча смотрела на мужа, который взял в руки заранее приготовленную гитару и стал перебирать струны, сверля меня глазами.

— Правда? Ваша Светлость, уважьте! Спойте нам, светик! Просим, — посыпалось со всех сторон.

Я грациозно присела на край кресла, в котором сидел барон с гитарой. Песни, что ли, мне жалко? Вовсе нет.

— Только если вы меня, Виктор, поддержите, — я шепнула ему на ухо название песни.

— Да — да, поддержите же супругу!

А Виктор уже начал перебирать аккорды той песни, которую я ему назвала. Я смотрела на него и пела, а он подхватывал мою песню, глядя горящим взором на меня. Между нами будто бы пробежал огонь в эти моменты, пока мужчины зачарованно слушали нас. Никто не шелохнулся, кажется, до конца звучания мелодии.

— Браво! Очень красиво! — нахваливали нас господа, даже аплодируя.