Сделка (СИ), стр. 21

— П-поняла, — ответила прилипшим от страха языком к нёбу.

— Я покажу тебе небольшой пример из жизни куртизанок. И ты выберешь сама — быть моей или… — он прошёлся взглядом по моей груди, а затем посмотрел на дрожащие и пересохшие губы.

— Раздевайся, — твёрдо сказал он мне, отойдя в сторону, и давая мне пространство.

Я так и продолжала тяжело дышать и мелко трястись под его взглядом. Мужчина начал терять остатки терпения и схватил в кулак кусок моей сорочки.

— Раздевайся, я сказал, — смотрел он мне в глаза, а ткань уже начала трещать и рваться в его сильной руке. Выждав ещё секунду, муж рыкнул и разорвал ткань окончательно, кинув ошмётки мне под ноги.

— Бельё снимай. Не заставляй меня рвать и его.

Под его тяжелым взглядом я стянула своё бельё и бросила на пол. Осталась перед ним обнаженной, и мужчина с наслаждением разглядывал моё тело взглядом, полным похоти.

— Теперь раздевай меня. Сама.

Я посмотрела в лицо мужу, не решаясь двинуться с места.

— Елена, делай, что я говорю. Я всё равно возьму. Только КАК это будет — сейчас зависит только от тебя, — он явно не шутил, и, если я сейчас не буду подчиняться — всё будет гораздо хуже.

Неуверенно подошла к нему и неловко начала вытаскивать пуговицы из петлей его рубашки. Пальцы дрожали и плохо слушались. Я вздрагивала, когда муж касался меня, пользуюсь тем, что я стою очень близко к нему. Пока я снимала с него одежду, он водил пальцами по моему беззащитному без одежды телу.

Остановилась, когда на мужчине осталось только его бельё.

— Всё снимай, — поднял он брови.

Но как же? Я смутилась. Невозможно снять эту деталь одежды и не оказаться слишком близко к…

— Елена, — прорычал мужчина и я схватилась за ткань.

Потянула вниз, стараясь не смотреть на те участки тела, которые уже не закрывались ей. Мы оба остались нагими. Мужчина притянул меня к себе, заставляя кожей чувствовать всего его. В ногу мне упиралось горячая и твёрдая плоть, заставляя меня краснеть и не смотреть на мужа. А он хотел, чтобы смотрела. Поймав мой подбородок пальцами, он поднял его вверх, сверля меня своими голубыми глазами, которые сейчас довольно зло ждали моей реакции.

— Смотри на меня, — услышала над ухом его холодный низкий голос с хрипотцой от желания.

Подняла чёрные глаза на него, встретившись взглядом с холодным льдом. Появилось ощущение, что я куда-то падаю.

— Целуй. Сама.

Я боязливо протянула руку и положила пальцы на его щетину. Легко коснулась его жёстких губ. Мужчина, прикрыв глаза, наслаждался моей несмелой лаской.

Ощутимо сжав подбородок рукой, Виктор начал целовать меня сам. Пытки грубыми поцелуями. Он закусывал мои губы, мял их, и вовсе не так нежно ласкал тонкую чувствительную кожу, как раньше. Я ощущала его гнев, его наказание уже в поцелуях. А что же будет дальше?

Оставил мой рот в покое, подхватил меня и понёс к кровати, будто он хищник, а я — его добыча. Возле кровати муж снова поставил меня на ноги.

— Бери его в руки.

Я в нерешительности продолжала стоять, закусив губу. Тогда Виктор сам взял мою ладонь и вложил свою твёрдую плоть.

— Ну? — поднял он бровь, когда я так и продолжала стоять, тяжело дыша, не понимая, что мне нужно делать. — Хорошо, я покажу тебе.

Накрыв мои пальцы, он стал водить по стволу моей ладонью. Показав мне пару движений, муж отпустил руку:

— Продолжай.

Мне ничего не оставалось как несмело продолжить движения. Он смотрел в мои глаза, и я увидела, как его взгляд изменился, он задышал более глубоко и отрывисто. Ему это нравится?

Оказалось, погружение в мир похоти для меня только начиналось. Я напросилась сама и разбудила в нём это.

Схватив за руку, мужчина потянул меня за собой. Сам сел на постель.

— Садись, — показал он на ковёр между его ступней.

— Елена, не заставляй меня причинять тебе боль, — продолжил он, понимая, что я упорствую. — Делай всё сама до того, как я заставлю тебя.

Я подчинилась и села туда, куда он сказал. Слишком близко я видела то, что не могла себе представить и в снах. Никогда я не видела мужчину так близко и в таком ракурсе…

— Бери, — вкрадчиво сказал муж.

Я вновь протянула руку, но мужчина её перехватил:

— Не руками.

— А как? — я начала злиться тоже.

Он что хочет, чтобы я целовала его …там?

— Губами. Языком. — говорил это и бессовестно смотрел в глаза, будто мы обсуждаем самые обычные вещи.

— Нет, — твёрдо ответила я. тяжело дыша и сверля взглядом узор ковра.

— Да, — наседал муж. — Потому, что, если я возьму твои губы сам — тебе не понравится. Я жду.

Я сделала это. Очень странные ощущения. А главное, я вовсе не ожидала, что мужчинам нравится такое. Невольно и у меня внизу стало всё тянуть и томиться от реакции мужа на мои неумелые ласки. Ему нравилось, и он не скрывал своего удовольствия.

Больше слов в этой комнате не было до утра.

Виктор решил, что сегодня с меня хватит новых ощущений, и потянув за руки закинул на кровать прямо на себя. Он целовал, будто душу пытался из меня вытянуть. Сминал губы до боли и стонов.

Мужчина как дикий впивался в кожу пальцами, будто если отпустит меня — я исчезну. Нежную грудь терзал губами, заставляя меня выгибаться и забыть о том, что я не должна наслаждаться этим безумством. Разве можно так хотеть женщину, что мужчина готов давить, но получить своё? Меня накрыло лавиной от ласк мужа, грубых и нежных одновременно, даже причиняющих боль. Я пропадала в плену его рук и губ на моём теле. Я отдалась этой волне ощущений, которая смыла меня, будто прибой, и унесла в океан эмоций.

Моё тело предало меня. Оно желало Виктора, и он это понимал, победно рыкнув в тот момент, когда я вздрогнула и подарила ему пульсацию своей плоти вокруг него от мощных толчков. Я не сдержала крика. Не боли, нет. Крика удовольствия, разрывающего душу и сознания.

Мужчина словно зверь в ярости, и мучил меня опять и опять. А я каждый раз не могла скрыть своей истинной реакции.

Он получил, что хотел. Я больше не смогу сопротивляться. Тело моё он забрал. Но у меня ещё пока осталась душа. Её не отдам.

Глава 17

Утром проснулась на его руке. Обессиленные мы уснули как есть. Виктор обнимал меня всю ночь, не давая даже отодвинуться. Мне было неудобно, я не выспалась. Решила хоть утром отодвинутся и попасть удобно, но только двинулась, как ресницы мужа дрогнули и голубые глаза впились в меня. Хотела, что — то сказать, но не успела — мужчина сгрёб меня в объятия и продолжил ночное безумие. Я устала, но мне нравилось… Дьявол Виктор испортил и меня своей порочностью. Такой сладкой, томной и беспощадной.

Сопротивления не было. Мы утонули среди простыней, потерявшись во времени.

***

За завтраком я почувствовала недомогание. Видимо, нервы не прошли бесследно. Из-за стола встала, цепляясь за руку Виктора. Муж был серьёзно обеспокоен моим здоровьем и отправил меня в постель, а слуг — за доктором.

— Как часто пищу принимаете, Ваша Светлость? — спросил меня врач после замера давления.

— Сколько подают на стол — столько и ем. Три раза.

— Порцию полностью съедаете?

— Нет. А что?

— Что ж… Мне всё ясно, — сказал Антон Павлович барону, убрав в сторону тонометр. — У вашей супруги, барон, нервное истощение. А ещё — она явно не доедает. Нужно проследить, чтобы баронесса ела все порции полностью. Отсюда упадок сил. Ну и оградить от стресса. Сейчас я выпишу вам успокаивающие травы.

— Где ваши травы, которые вы пьёте перед ужином, Елена? Покажите Антону Павловичу. Может, они подойдут.

Я молчала. Сейчас доктор посмотрит их, и скорее всего, догадается, что травки вовсе не для успокоения нервов…

— Они в кухне, барин, — послышался голос Стеши за спиной Виктора.

Ну кто тянул за язык эту девку? Я зло смотрела на Стешу. Стеша ответила мне взаимностью.