Сделка (СИ), стр. 13

Елена была тайной страстью молодого дворянина. Как только он увидел её в однажды на балу — голова пошла кругом. Он только и думал с тех пор о непокорной красавице. Затем девушка сдружилась с Машей, и начала бывать у них дома. Павел на самом деле попытался ухаживать, но она лишь рассмеялась ему в лицо. Князь оскорбился, разозлился, и в один прекрасный день, напившись, зажал Елену в одной из комнат. Стоп-кран молодого мужчины сорвала красота девушки, глаза, в которых хотелось утонуть, и запах тела желанной женщины. Он просто не мог остановиться, когда их нашла Маша, услышавшая возню.

После этого случая Павел год не приезжал домой, оставаясь на каникулы в учебном корпусе. За год чувство стыда утихло, и он вновь начал ездить в родное село. Столкнувшись с Павлом вновь, Елена испугалась, но парень пообещал ей больше никогда ничего подобного не повторять. Княжна старалась не бывать у них, пока влюблённый в неё студент проводил каникулы в селе. И правильно делала. Не видеть её было легче.

Волконские уже заводили разговоры о том, что после учёбы Павла надо бы женить. Учиться осталось всего несколько месяцев, и родители активно занимались поиском подходящей невесты. Один раз Павел заикнулся о женитьбе на Орловой, но его пыл мигом остудили, запретив даже в своих снах думать о такой жене.

А Виктор не только подумал, но и женился на его мечте. Жаль, что у него получилось. И даже проигранное ружьё не так обидно, как…

Глава 11

Утром Елена проснулась разбитой. Отдыха ночью не было никого. Какой тут отдых, если голова вся в мыслях и душа не даёт расслабиться? Однако, в голове всё же кое — что прояснилось.

Вчера она не способна была понять до конца смысла слов мужа — слишком сильно нервничала. Она очень боялась, что мужчина будет груб и заставит дать ему то, что теперь он вправе требовать. Елена чувствовала, что Виктор хотел бы этого. Его желание проявлялось в голубых глазах, когда он смотрел на девушку, каким бы сдержанным не был барон. Глаза выдают такие эмоции как любовь, страсть или желание, как бы их обладатель не пытался спрятать чувства в дальние уголки души. Он поступил неожиданно благородно и по — мужски. Он решил дождаться ответной реакции. Что ж…

В голове девушки созрел план как вернуть их дом обратно, используя слабости мужа.

***

Елена оделась и спустилась в столовую. Барона нигде не было. Молодая служанка увидела нового члена семьи Гинцбургов и тут же начала хлопотать, чтобы подать завтрак хозяйке. Слуг здесь было больше, чем в их разорившемся особняке.

Баронесса сидела за столом, пока девушка услужливо наливала ей напиток из дымящегося чайничка.

— Сахар положить вам, барыня?

— Нет, спасибо. Как тебя зовут?

— Настя, хозяйка.

— Настя, ты знаешь где Виктор Альбетрович?

— Барон часто утром уезжает по делам строительства или занимается конюшней. У него лучшие лошади в округе. Даже Император предпочитает его лошадей. После обеда часто работает в кабинете. Это вы у нас свободная птичка, а молодой хозяин много трудится, чтобы в этом доме было всё необходимое.

Значит, у барона помимо железных дорог есть ещё и занятие для души — кони. Елена любила коней. В её детстве Орловы держали красивых лошадей, а сейчас еле кормят двух кляч, чтобы иметь возможность использовать экипаж.

Как мало она знает о его жизни. Но теперь придётся вникать, если уж она стала его женой.

— А Альберт Илларионович?

— Сегодня он поехал вместе с Виктором Альбертовичем.

— Понятно. Настя… Я совсем никого здесь не знаю. Может ты расскажешь мне, кто у вас за что отвечает? Чтобы я знала, к кому обращаться, если что.

— Конечно, — ответила светловолосая девушка. — Служанки здесь всего две — я и Стеша. Есть Дмитрий — он прислуживает нашим Господам. На кухне Тамара, в конюшне — Илларион. В общем, это и всё. Больше крепостных в барском доме не живёт, только в посёлке для них.

Да, барон имеет состояние намного большее, чем Орловы, и душ у него так много, что они даже живут в отдельном месте.

— Скажи, ты готова прислуживать мне? Вместо Стеши, — обратилась Елена к словоохотливой служанке.

— Барыня, вы как скажите — так и буду делать. Моё дело маленькое, — улыбнулась девушка.

Она нравилась Елене, от Насти не исходило ничего, что вызвало бы в ней отторжение. В отличии, от Степаниды.

— Хорошо. Со стола можно убрать.

Елена отставила чашку с чаем и решила побродить по дому.

Особняк был довольно красивым. Вся мебель очень дорогая, подобранная со вкусом. Здесь даже было уютно. Если бы не те обстоятельства, при которых сюда попала девушка — ей тут понравилось бы.

Бывшая княжна нашла в гостиной старинное пианино. Не удержалась и подняла крышу, проведя нежными пальцами по белым клавишам. Они часто пели с Машей. Волконская очень хорошо играла на пианино, и Елена давно задумалась о том, что ей бы тоже хотелось научиться. Нотам подруга её научила, теперь нужна была практика.

Опустив крышку обратно, баронесса пошла по дому дальше. На первом этаже она нашла кабинет Виктора. Любопытство взяло верх, и она вошла внутрь. Почему — то захотелось узнать, как выглядит кабинет мужа, где он проводит очень много времени. Ничего не трогая, девушка просто оглянула комнату — большая, светлая, с камином. Письменный стол очень красивый, и видно, что за ним часто сидят — много письменных принадлежностей, бумаги, книг. Рядом небольшой бар, а в кресле напротив камина она увидела…гитару. Виктор умеет играть на ней, интересно?

Побродив по дому ещё какое — то время, Елена заглянула на кухню. За большим деревянным столом нарезала овощи женщина возраста её матери. Наверное, это та самая Тамара, о которой говорила Настя. Женщина подняла глаза на вошедшую грациозную девушку и тут же встала из-за стола, вытирая руки о фартук:

— Добро пожаловать, барыня! Вы кушать если захотели — так сказали бы слугам, они бы всё принесли в столовую. Незачем вам такие платья красивые пачкать в кухне.

— Спасибо. Вы, кажется, Тамара?

Женщина удивилась вежливости Елены. Девушка росла в скромных условиях, несмотря на титул, и слуги для неё были в первую очередь просто люди. С Татьяной в доме родителей она, можно сказать, даже дружила.

— Верно, хозяйка. Можно просто Тома. Вы что — то желаете?

Женщина улыбчивая, видно, что добрая. Да и вообще атмосфера на кухне нравилась Елене.

— Нет — нет, занимайтесь овощами. Я просто хожу по дому, знакомлюсь с обитателями. Я тут первый день и ещё не привыкла.

— Понимаю, — кивнула Тома. — Мы все очень вам рады. И рады, что молодой барон, наконец, выбрал себе жену и, может быть, остепенился.

— Может быть, — вопреки предупреждениям Тамары, девушка всё же села рядом с ней и стала смотреть на то, как она режет овощи для ужина. — Давайте, я вам помогу?

— Да что вы, дорогая вы наша! — замахала руками Тома. — Этим вам совсем не стоит заниматься. Это же не дело для господ.

— Мне скучно. Не знаю, чем ещё себя занять.

— Ну, если вам так хочется, могу что-нибудь придумать.

— Придумайте, а?

Женщина мягко рассмеялась и принесла Елене нож и салатницу — хочется ей развлекаться с овощами — пусть. Девушка тут же принялась за дело, стараясь не запачкать платья. За процессом готовки. Тома рассказывала ей о том, как они жили до неё, о детстве и юности Виктора. Тамара явно любила мужчину, словно сына, говорила о нём очень тепло. Только всё сокрушалась, что сердце у него больно холодное, и с девушками он был не всегда честен, но душа у него большая, и повезёт той, которую молодой барон полюбит по-настоящему. А Елена как будто увидела в ней родственную душу — так уютно и тепло было общаться с этой женщиной!

***

Мужчины вернулись лишь к ужину и вошли, когда девушка уже сидела за обеденным столом. Она повернулась на звук шагов и сердце рухнуло куда-то вниз — Елена до сих пор не могла привыкнуть к роли жены Виктора. Очень необычно, что именно этот мужчина с ней будет ужинать каждый вечер. Он помог сесть своему отцу, а затем повернулся к жене: