Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты, стр. 9

* * *

Герцог Бирон для вида имел у себя библиотеку, директором которой назначил он известного глупца.

Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты - i_050.jpg

Педрилло с этих пор называл директора герцогской библиотеки не иначе как евнухом. И когда у Педрилло спрашивали:

– С чего взял ты такую кличку? – то шут отвечал:

– Как евнух не в состоянии пользоваться одалисками гарема, так и господин Гольдбах – книгами управляемой им библиотеки его светлости.

* * *

В одном обществе толковали о привидениях, в существование которых Педрилло не верил. Но сосед его, какой-то придворный, утверждал, что сам видел дважды при лунном свете человека без головы, который должен быть не что иное, как привидение одного зарезанного старика.

– А я убежден, что этот человек без головы – просто ваша тень, господин гоф-юнкер, – сказал Педрилло.

* * *

Как-то в Петербурге ожидали солнечного затмения.

Педрилло, хорошо знакомый с профессором Крафтом, тогдашним главным петербургским астрономом, пригласил к себе компанию приятелей, которых уверил, что даст им возможность видеть затмение вблизи. Между тем он велел подать пива и угощал им компанию.

Наконец, не сообразив, что время затмения уже прошло, Педрилло сказал:

– Ну, господа, нам ведь пора!

Компания поднялась и отправилась на другой край Петербурга.

Прибыв на место, все полезли на башню, с которой следовало наблюдать затмение.

– Куда вы, – заметил сторож, – затмение давно кончилось.

– Ничего, любезный, – возразил Педрилло, – астроном – мой знакомый… и все покажет сначала.

* * *

Как-то проездом в Риге Педрилло обедал в трактире и остался недовольным столом, а еще больше – высокой платой.

Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты - i_051.jpg

Желая отомстить за это, он при всех спросил толстого немца-трактирщика:

– Скажи-ка, любезный, сколько здесь, в Риге, свиней, не считая тебя?

Взбешенный немец замахнулся на шута.

– Постой, братец, постой! Я виноват, ошибся… Хотел спросить, сколько здесь, в Риге, свиней вместе с тобой!

(О Педрилло)

Кульковский

До поступления к герцогу Бирону шут Кульковский был очень беден. Однажды ночью забрались к нему воры и начали заниматься приличным званию их мастерством.

Проснувшись от шума и позевывая, Кульковский сказал им, нимало не сердясь:

– Не знаю, братцы, что вы можете найти здесь в потемках, когда я и днем почти ничего не нахожу.

* * *

На параде, во время смотра войск, при бывшей тесноте, мошенник, поместившись за Кульковским, отрезал пуговицы с его кафтана. Кульковский, заметив это и улучив время, отрезал у вора ухо.

Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты - i_052.jpg

Вор закричал:

– Мое ухо!

А Кульковский:

– Мои пуговицы!

– На! На! Вот твои пуговицы!

– Вот и твое ухо!

* * *

Как-то в одном обществе очень пригоженькая девица сказала Кульковскому:

– Кажется, я вас где-то видела.

– Как же, сударыня! – ответил Кульковский. – Я там весьма часто бываю.

* * *

– Вы всегда любезны! – сказал Кульковский одной благородной девушке.

– Мне бы приятно было и вам сказать то же, – ответила она с некоторым сожалением.

– Помилуйте, это вам ничего не стоит! Возьмите только пример с меня – и солгите! – отвечал Кульковский.

* * *

Однажды Бирон спросил Кульковского:

– Что думают обо мне россияне?

– Вас, ваша светлость, – отвечал он, – одни считают Богом, другие сатаною и никто – человеком.

* * *

Известная герцогиня Бенигна Бирон была весьма обижена оспой и вообще на взгляд не могла назваться красивою, почему, сообразно женскому кокетству, старалась прикрывать свое безобразие белилами и румянами. Однажды, показывая свой портрет Кульковскому, спросила его:

– Есть ли сходство?

– И очень большое, – отвечал Кульковский, – ибо портрет походит на вас более, нежели вы сами.

Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты - i_053.jpg

Такой ответ не понравился герцогине, и, по приказанию ее, дано было ему пятьдесят палок.

* * *

Вскоре после того на куртаге, бывшем у Густава Бирона, находилось много дам чрезмерно разрумяненных. Придворные, зная случившееся с Кульковским и желая еще над ним посмеяться, спрашивали:

– Которая ему кажется пригожее других?

Он отвечал:

– Этого сказать не могу, потому что в живописи я не искусен.

Но когда об одном живописце говорили с сожалением, что он пишет прекрасные портреты, а дети у него почему-то непригожие, то Кульковский сказал:

– Что же тут удивительного: портреты он делает днем…

* * *

Поэт Василий Кириллович Тредиаковский часто показывал свои стихи Кульковскому. Однажды он поймал его во дворце и, от скуки, предложил прочесть целую песнь из одной «Тилемахиды».

– Которые тебе, Кульковский, из стихов больше нравятся? – спросил поэт, окончив чтение.

– Те, которых ты еще не читал! – ответил Кульковский.

* * *

Тредиаковский, желая поддеть и сконфузить Кульковского, спросил:

– Какая разница между тобой и дураком?

– Дурак спрашивает, а я отвечаю, – ответил Кульковский.

* * *

Одна престарелая дама, любя Кульковского, оставила ему после смерти свою богатую деревню. Но молодая племянница этой госпожи начала с ним спор за такой подарок, не по праву ему доставшийся.

Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты - i_054.jpg

– Государь мой! – сказала она ему в суде. – Вам досталась эта деревня за очень дешевую цену!

Кульковский отвечал ей:

– Сударыня! Если угодно, я вам ее с удовольствием уступлю за ту же самую цену.

* * *

Один подьячий сказал Кульковскому, что соперница его перенесла свое дело в другой приказ.

– Пусть переносит хоть в ад, – отвечал он, – мой поверенный за деньги и туда за ним пойдет!

* * *

Кульковский ухаживал за пригожей и миловидной девицею. Однажды, в разговорах, она сказала ему, что хочет знать ту особу, которую он более всего любит. Кульковский долго отговаривался и наконец, в удовлетворение ее любопытства, обещал прислать ей портрет той особы. Утром получила она от Кульковского сверток с небольшим зеркалом и, поглядевшись, узнала его любовь к ней.

* * *

Прежний сослуживец Кульковского поручик Гладков, сидя на ассамблее с маркизом де ля Шетарди, хвастался ему о своих успехах в обращении с женщинами.

Маркиз, устав от поручика, встал и, не говоря ни слова, ушел.

Обиженный поручик Гладков, обращаясь к Кульковскому, сказал:

– Я думал, что господин маркиз не глуп, а выходит, что он рта раскрыть не умеет…

– Ну и врешь! – сказал Кульковский. – Я сам видел, как он во время твоих рассказов раз двадцать зевнул.

* * *

Пожилая госпожа, будучи в обществе, уверяла, что ей не более сорока лет от роду. Кульковский, хорошо зная, что ей за пятьдесят, сказал:

– Можно ей поверить, потому что она больше десяти лет в этом уверяет.

* * *

Генерал фон Девиц на восьмидесятом году от роду женился на молоденькой и прехорошенькой немке из города Риги. Будучи знаком с Кульковским, он в письме сообщил ему о своей женитьбе и прибавил: