Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты, стр. 11

Тогда новые стемпели были разосланы по Империи…

(Д. Бантыш-Каменский)

Князь Никита Трубецкой

<…> Лопухиным, мужу и жене, урезали языки и в Сибирь сослали их по его милости (кн. Трубецкого); а когда воротили их из ссылки, то он из первых прибежал к немым с поздравлением о возвращении. По его же милости и Апраксина, фельдмаршала, паралич разбил. В Семилетнюю войну и он был главнокомандующим. Оттуда (за что, это их дело) перевезли его в подзорный дворец, и там был над ним военный суд, а председателем в нем – князь Никита. Содержался он под присмотром капрала. Елизавета Петровна, едучи в Петербург, заметила как-то Апраксина на крыльце подзорного дворца и приказала немедленно закончить его дело, и если не окажется ничего нового, то объявить ему тотчас и без доклада ей монаршую милость. Председатель надоумил асессоров, что когда на допросе он скажет им «приступить к последнему», то это будет значить объявить монаршую милость. «Что ж, господа, приступить бы к последнему?» Старик от этого слова затрясся, подумал, что станут пытать его, и скоро умер.

(Ф. Лубяновский)

Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты - i_062.jpg

Действительный тайный советник князь Иван Васильевич Одоевский, любимец Елизаветы, почитался в числе первейших лжецов. Остроумный сын его, Николай Иванович (умер в 1798 г.), шутя говорил, что отец его на исповеди отвечал: «И на тех лгах, иже аз не знах».

(Из собрания П. Карабанова)

Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты - i_063.jpg

Княгиня Дашкова, перед замужеством, в 1758 году на Святках ехала с госпожой Приклонской и, опустив стекло кареты, спросила у проходящего о его имени; услышав, что он Кондратий, смеялась, что при дворе не найдешь ни одного чиновника сего имени. Через несколько месяцев, во время венчания, когда священник наименовал жениха Кондратием (имя молитвенное), была приведена в замешательство и не вдруг отвечала при их обручении (февраль 1759 г.).

(Из собрания П. Карабанова)

Фельдмаршал З. Г. Чернышев

Генерал-аншеф, впоследствии фельдмаршал, граф Захар Григорьевич Чернышев был очень горяч и скор во всех своих поступках. Во время Семилетней войны у главнокомандующего русской армией, графа Бутурлина, составился однажды военный совет. Обсуждали, где и как дать сражение, и при этом рассматривали карту Пруссии. Бутурлин никак не мог отыскать Одера и все спрашивал, где эта речка. Чернышев вспылил, схватил главнокомандующего за палец и начал изо всей силы тыкать им по Одеру, приговаривая:

– Не речка, ваше сиятельство, а река, речище, Одерище!

(Ф. Лубяновский)

Михаил Веревкин

Михаил Иванович Веревкин, автор комедии и переводчик Корана, издатель многих книг, напечатанных без имени, а только с подписью деревни его: Михалево, стал известным императрице Елизавете Петровне по следующему случаю. Однажды перед обедом, прочитав какую-то немецкую молитву, которая ей очень понравилась, изъявила она желание, чтобы перевели ее на русский язык.

– Есть у меня один человек на примете, – сказал Иван Иванович Шувалов, – который изготовит вам перевод до конца обеда, – и тут же послал молитву к Веревкину.

Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты - i_064.jpg

Так и сделано. За обедом принесли перевод. Он так полюбился императрице, что тотчас же или вскоре наградила она переводчика двадцатью тысячами рублей.

Веревкин любил гадать в карты. Кто-то донес Петру III о мастерстве его: послали за ним. Взяв в руки колоду карт, выбросил он на пол четыре короля. «Что это значит»? – спросил государь. «Так фальшивые короли падают перед истинным царем», – отвечал он. Шутка показалась удачною, а гадания его произвели сильное впечатление на ум государя.

Император сказал о волшебном мастерстве Веревкина императрице Екатерине и пожелал, чтобы она призвала его к себе. Явился он с колодою карт в руке. «Я слышала, что вы человек умный, – сказала императрица, – неужели вы веруете в подобные нелепости?» – «Нимало», – отвечал Веревкин. «Я очень рада, – прибавила государыня, – и скажу, что вы в карты наговорили мне чудеса».

Когда Веревкин приезжал из деревни в Петербург, то уже с утра прихожая его дома наполнялась прибывшими сюда гостями.

Отправляясь на вечер или на обед, говорят, он спрашивал своих товарищей: «Как хотите, заставить ли мне сегодня слушателей плакать или смеяться?» и с общего назначения то морил со смеха, то приводил в слезы.

Веревкин был директором Казанской гимназии, когда Державин был там учеником. «Помнишь ли, как ты назвал меня болваном и тупицею?» – говорил потом бывшему начальнику своему тупой ученик, переродившийся в министра и статс-секретаря и первого поэта своей нации.

(М. Пыляев)

Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты - i_065.jpg

Однажды Гаврила Романович Державин (будущий поэт), только что поступивший на службу в Преображенский полк солдатом, явился за приказаниями к прапорщику своей роты, князю Козловскому. В это время Козловский читал собравшимся у него гостям сочиненную им трагедию.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Конец ознакомительного фрагмента