For The Love of Sport (ЛП), стр. 1

========== Глава 1 ==========

В прошлом уже имея дело с выборочной терапией, Юзуру был очень удивлен, когда Брайан сказал, что он не сможет работать по графику тренировок с включёнными выходными. — Дело не в том, что на мой взгляд, ты не справишься с надобностью делиться льдом с несколькими детьми младше, а в том, что это отвлечет их.

Юзуру надулся. — Хорошо. Что насчет другого льда? — спросил он, и Брайан покачал головой.

— Хоккейный сезон начался, и этот каток используют детские хоккейные команды. Они позволили нам использовать его рано утром только в будни, а не по выходным, — пояснил он.

— Что мне тогда делать? — спросил Юзуру, постукивая пальцем по ноге. — Мне нужен лед в выходные! Ты это знаешь, — сказал он, шутливо скуля. — Брайан, я должен больше кататься и наверстывать упущенное за время травмы.

Брайан посмеялся над его поведением и потянулся похлопать его по плечу. — Я сделаю несколько звонков. Посмотрим, что я могу сделать. Это Торонто. Здесь много льда.

***

Юзуру уставился на каток перед ним, а затем скептически посмотрел на Трейси рядом. — Это реально?

Она кивнула с сочувственной улыбкой. — Не волнуйся. Я с тобой. Не о чем беспокоиться.

Юзуру посмотрел на пятерых мужчин, занимающихся хоккейной тренировкой, в дальнем конце катка, хотя он думал, что «тренировка» — громкое слово для парней, которые смеются и махают палками друг другу; после посмотрел на свой пустой конец катка и захотел, чтобы они были дальше.

— Могу ли я вам помочь, дамы?

Трейси и Юзуру обернулись, и Ханю демонстративно развёл руки и упёр их в бедра, глядя на приближающегося к ним человека. Это был пожилой мужчина, и когда он заметил явное отсутствие груди у Юзуру, то выглядел немного испуганным. — О, простите, дама, — он исправился, улыбаясь Трейси.

— Привет, вы, должно быть, мистер Холден, — поприветствовала Трейси, протягивая руку для рукопожатия. — Я Трейси Уилсон. Мы те, кто будет использовать часть вашего льда каждую субботу в течение следующих нескольких месяцев.

— Ох, конечно. Сожалею. Я забыл, что это сегодня, — сказал он, кивая Юзуру. — Чак Холден. Вы мистер Ханю, верно?

— Да, спасибо, что дали нам немного времени, — сказал он вежливо. Пусть ему и не хотелось делиться льдом с хоккеистами, он был благодарен за то, что по субботам мог кататься хоть где-то.

— Это не проблема, — он кивнул на лед. — Мои нападающие просто будут тренировать удары, поэтому единственный риск — упущенная ими шайба, но я уверен, что это не будет проблемой. Они не будут вам мешать, и если шайба ускользнет, ​​они могут просто крикнуть, чтобы вы не споткнулись…

— Эй, тренер, кто эта девушка? — крикнул кто-то с другого конца льда. Юзуру вздохнул и закатил глаза, зная, что они имели в виду не Трейси.

— Эй, дорогая, мне нравятся эти штаны! — выкрикнул кто-то, а потом кто-то ещё присвистнул. Он посмотрел на Трейси, услышав, что голоса приближаются, и она стиснула зубы, явно готовая заткнуть их.

— Тренер, такая задница наверняка не поможет нам сосредоточиться на нашей тренировке, — этот голос был прямо позади Юзуру, поэтому он обернулся с выразительным взглядом на лице, все еще держа руки на бедрах. Парень был достаточно близко, поэтому сразу заметил кадык и плоскую грудь, после чего фактически отшатнулся. — Вот дерьмо, это парень!

— А? Я думал, ты сказал, что тебе понравилась задница? — холодно улыбнулся Юзуру. — Думаю, тебе нравятся задницы парней. — Парень покраснел, а остальные четверо стали смеяться над ним; некоторые цеплялись друг за друга, чтобы не упасть.

— Хорошо, Юзуру, не реагируй, — сказала Трейси, затем посмотрела на пятерых парней, стоящих на льду. — Здравствуйте, господа. Мы используем ваш лед. Прошу убраться с нашего пути, — холодно скомандовала она.

Тренер — мистер Холден — только посмеивался над тем, как парни на самом деле немного испугались её. — Ребята, оставьте их в покое. Не надоедайте коллеге-спортсмену. И так как он фигурист, я уверен, что если вы разозлите его, он сможет пнуть достаточно сильно, чтобы сломать кому-либо ногу. Представьте, как неловко будет потом заявлять, что чей-то перелом ноги является следствием того, что вас пнул фигурист, которого вы разозлили.

Юзуру улыбнулся тренеру. — Спасибо, — сказал он, затем подошел к краю льда, не заботясь о том, что ему придется лавировать мимо хоккеистов. Он снял один чехол, затем другой и передал их Трейси, которая просто подмигнула ему.

— Эй, я хочу извиниться за них. Им просто скучно.

Юзу обернулся и увидел парня, который говорил с очень чарующей улыбкой. Его акцент отличался от остальных. — Я Хавьер, — представился он. — Это Скотт, Майло, Бретт, а мудак, которого ты поставил на место, — Джош.

Юзуру скептически осмотрел их, но затем склонил голову. — Юзуру, — произнёс он, и тот, кого звали Майло, хмыкнул.

— О, теперь мы знаем, что видели твоё лицо, — сказал он с сильным акцентом, хотя и отличным от акцента Хавьера. — Хави большой поклонник. Он заставил нас смотреть Олимпиаду с ним, — сказал другой, и Хавьер потянулся к Скотту, чтобы ударить его.

Юзуру удивленно рассмеялся, глядя на того милого, который поприветствовал его. — Ох? Я думал, что хоккеист будет высмеивать фигуриста, но не будет фанатом.

— О, это так, — сказал Скотт, и на этот раз Хавьер ударил его. — Все эти парни в блестящих нарядах… — он замолчал и скривился. Затем отсалютовал Юзуру и направился в другой конец катка, что, казалось, сломало разговор, потому что другие последовали за ним, а Хавьер одарил его скромной улыбкой и пожал плечами, догоняя своих товарищей по команде, чтобы снова их всех ударить.

Юзуру не был уверен, что делать со всем этим взаимодействием, но в итоге отмахнулся от этого и начал разминку, чтобы разогреть ноги, пока Трейси собиралась присоединиться к нему.

***

Товарищи по команде Хавьера заметили, что его глаза устремляются к фигуристу на другом конце их льда достаточно часто, чтобы дразнить его без остановки. — Хави, перестань смотреть на своего парня и сконцентрируйся на том, чтобы зафиксировать свой удар.

Хавьер даже не покраснел, просто закатил глаза. — Я не тот, кто сказал, что у него шикарная задница, — кинул он Джошу, и все остальные засмеялись и стали игриво толкать последнего.

— Эй, вы все видели его сзади. Скажите мне, что это похоже на мужское тело, — защитился он, и Скотт усмехнулся.

— Черт, конечно нет. Я никогда лично не видел таких изгибов у девушки, тем более не на ребенке как этот, — сказал он, затем толкнул Джоша. — Хотя, по крайней мере, я не облажался и не сказал об этом вслух.

— Да, только наш гомо-участник может сделать это, — хмыкнул Джош, хлопая ладонью по плечу Хавьера.

Фернандес усмехнулся. — О, как угодно. То, что мы, испанцы, достаточно уверены в нашей мужественности, чтобы шутить о подобном без паники, пока вы все будете беспокоиться о своей ориентации, просто потому, что вы увидели шикарную задницу и ошиблись, считая её женской, не значит, что вам нужно скидывать это на меня, — сказал он с самодовольной улыбкой, в основном потому, что знал, что это правда. Все они продолжали шутить по этому поводу, лишь из-за потрясения, что на мгновение купились на мужчину, пусть они и не знали этого факта изначально.

Он бросил знойный взгляд на Майло. — Кроме того, мы все знаем, если я соберусь стать геем, то только ради больших, сексуальных немцев, — сказал он, подкатываясь и ударяя Майло по заднице, после уворачиваясь от удара по голове, в то время как все остальные почти попадали — так сильно они смеялись.

Если Хавьер воровато поглядывал несколько раз на фигуру в черном, которая каталась со своим тренером, это ничего не значило, в конце концов.

***

В следующую субботу Юзуру приехал на тренировочный каток рано и был удивлен, увидев хоккейную команду, которая на этот раз, как он полагал, была в полном составе. Было семь утра, и все они носились туда-сюда на огромных скоростях, явно работая над навыками скольжения; все уже были потными под своим тяжелым снаряжением. Он никогда не обращал внимания на хоккей, но, похоже, они тренировались намного больше, чем он думал.