Я не я и свадьба не моя (СИ), стр. 1

Глава 1. Есения

Каково это, стоять перед дверью в зал бракосочетания, будучи в свадебном платье, при макияже, с букетом в одной руке и клеткой с парой голубков в другой и ждать ненаглядного, который не приехал и уже не приедет, потому что положенное время вышло, потому что прошло уже два часа от назначенного нам времени. Это очень и очень грустно.

Теперь понятно, почему Макс настаивал на отсутствии родственников. Мол, его родня в другом городе, а билеты подорожали, все-таки послезавтра Новый год, но раз моих не будет, зачем тебе твои. Распишемся по-тихому. Шумные многолюдные свадьбы — это пережиток.

— Алло, Кать! — набираю подругу. — Слушай, а приходи ко мне на свадьбу. В отеле у меня столик забронирован, посидим, отпразднуем.

— «Сень, ты чего? Какая свадьба? Вы с Максом поженились что ли?»

— Ну, вот такая… приедешь, нет? Все оплачено.

— «По голосу вроде трезвая. А куда ехать-то?»

— Пока трезвая, но очень хочу напиться. Все-таки такое событие. Отель «Леон» на Мельницкой. Там в ресторане буду тебя ждать.

— «Ок, я скоро»

Вот и отлично. Гулять так, гулять. Еда оплачена, номер оплачен. Даже машина оплачена. Она меня сейчас и домчит до Леона.

Встаю с красивой резной лавочки, надеваю белую шубку, беру букет, клетку. Сегодня я отмечу свою свадьбу как следует, вот прямо от души. Подумаешь, без жениха. Жених на свадьбе — это пережиток.

Черный Мерседес с кольцами на крыше довез до отеля за час с небольшим, я даже поплакать толком не успела, слишком уж отвлеклась на уличную иллюминацию. Город готовится к самому главному празднику в году. Деревья, витрины, вывески, большие статуи оленей с Дедами Морозами, свежий белый снежок — все блестит, переливается. Красота!

— Спасибо, — кое-как выбираюсь из салона. Черт бы побрал это платье! Черт бы побрал этих голубей! Но мне резко стало жаль выпускать пернатых, слишком уж красивые, слишком холеные, а их на мороз!

В фойе уже сидит Катька. Вся при параде, когда только успела, с огромным фотоаппаратом в руках. Она не так давно увлеклась фотографией, так что, теперь тренируется то на мне, то на коллегах, то на кошках. Вся инста у нее забита кошками в самых разных ракурсах.

— Так, я не поняла, — смотрит на меня круглыми глазами, — а Макс где?

— Без него посидим, — ставлю на стойку гардероба клетку. — Макс вдруг осознал, что еще слишком молод.

— Да ты что? — и уже хочет подойти обнять, но я уверенным жестом руки останавливаю Катерину.

Не сегодня! Не сейчас! Вот завтра будет можно, когда я очнусь и осознаю, что снова свободная, снова никому не нужная и с большой фигой в копилке. Ведь на эту свадебку я знатно потратилась, потому что мой Максик заплатил только за мой букетик, потому что «Синичка, кругленькая сумма лежит у меня на карте, ждет своего часа, чтобы купить нам путевки на Мальдивы». Молодец, Синичка! Приз года тебе — тазик лапши, которая очень красиво будет смотреться на ушах.

— В общем. Пьем, едим, празднуем, — сдаю шубку в гардероб.

- А это чего такое? — растерянно кивает на клетку с белыми пернатыми.

— А это два символа нашей чистой любви, верности и семейного счастья. Прошу прощения, — обращаюсь к работнику гардероба, — могу я у вас оставить своих птичек?

— Если только на пару часов, не дольше, — шепчет мужчина.

— Идет, — где два часа, там и ночь.

Катя все еще пытается собраться с мыслями, пытается подобрать подходящие слова для Макса, а я тем временем веду ее в ресторан, где забронирован один единственный столик на две персоны. Вокруг все очень красиво, ярко, предпразднично, много иностранцев. В этом отеле частенько останавливаются французские партнеры косметической компании «La mer», где я тружусь в отделе кадров уже третий год. Так что, здесь все проверено и надежно, наши иностранцев уважают, для них если уж не самое лучшее, то, как минимум, безопасное. Это касается не только условий проживания, но и качества еды. Пока идем к столику, на меня как-то подозрительно посматривают посетители. Тоже наверно жениха ищут. А то как же! Такая красивая невеста, надо ж и на жениха посмотреть, оценить степень нашей общей привлекательности, как пары.

А на столе дожидается ведерко с шампанским внутри. Хорошее шампанское — Мондоро Асти. Не слишком дорогое, но и не дешевое, сладенькое, вкусненькое.

Катя, прежде чем сесть, убирает фотик в специальную сумку и только потом опускается на стул. Бедная моя подруга, она все еще в шоке. Я тоже, но мне сейчас куда стыднее от того, что я в угоду Максу не пригласила ее на свадьбу, зато позвала, чтобы поплакаться, когда меня нагло и вероломно кинули.

— Знаешь, — произносит спустя час посиделок, — это хорошо, что никого вы не позвали. А то так бы стояла, обтекала, — и разливает остатки Мондоро по бокалам.

— Угу, — беру кусочек пармезана, говорят, он тут настоящий, итальянский, — так вроде постояла, подождала, не пришел, ну и ладно. В следующий раз.

— Вообще, я до сих пор понять не могу. Как так-то? Три года встречались, все было хорошо. И на тебе. Просто так, молча.

— Порою прилетает от тех, от кого меньше всего ждешь. Я слишком идеализировала Макса, закрыла глаза на многое. Зато теперь прозрела. Мудак он.

В этот момент со стороны входа в ресторан доносится звон битого стекла, а через мгновение вижу разъяренного мужика, который чуть ли не с ноги распахивает двери. При костюме, с цветком в петлице. А вида до чего сурового, жуть! Такое ощущение, что сейчас одним взглядом испепелит тут все. И как же не вовремя поворачивает голову в сторону нашего столика, само собой, видит меня, ибо я тут одна единственная прынцесса в свадебном платье, отчего глаза его становятся еще страшнее, а красивое мужественное лицо буквально перекашивает от первобытного гнева. Но я уже под градусом, так что, не боюсь, посему поднимаю бокал и киваю разъяренному красавчику с широченной улыбкой. Не одному тебе сегодня погано.

Глава 2

Ну, кажется, для него это был контрольный. Бедолага дергается, моргает, после чего уже спокойным шагом идет в бар. Вот правильно, накати там, как следует, полегчает. Мне же полегчало. Хотя нет, вру, не полегчало. Мне все еще погано. Не из-за Макса, нет, из-за себя. Моя беда в том, что я очень люблю наделять людей достоинствами, которых нет, всегда стараюсь думать о людях лучше, чем они есть на самом деле. Отчего, понятное дело, часто страдаю.

За первой бутылкой шампанского меж тем идет вторая, за второй третья. И только после нее моя проблема вдруг перестает таковой быть. Ну, не получилось в этот раз, подумаешь. Какие мои годы? Всего-то двадцать пять. Найду себе и лучше! Наверно.

— Я это, — хлопает каждым глазом по очереди Катя, — в уборную. Намондорилась я что-то…

— Угу, давай… только потом возвращайся.

— Всенепременно, и да, за фотиком следи. На второй такой уже не накоплю.

И как только моя драгоценная Катюшка уходит, к столику подплывает официант с еще одной бутылкой на подносе.

— Для вас, — засовывает ту в ведерко.

— Я не заказывала.

— Это подарок.

— М-м, от кого?

— Вот от того мужчины, — указывает на свирепого господина с цветиком в петличке. Правда, сидит он сейчас к нам спиной и употребляет далеко не шампанское.

— Благодарю, — киваю парню, — принимается.

Но что-то меня так тянет на поговорить. Наверняка же свирепый неспроста так расщедрился, наверняка человеку тоже плохо. И мне плохо. Тогда беру бутылку, через плечо перекидываю сумку с фотоаппаратом и иду в направлении бара.

— Спасибо! — ставлю бутыль на столешницу.

Бедолага как-то лениво поворачивается. Боже, а до чего красив! И вот есть в нем что-то иностранное, а еще что-то благородное. Наверно виной тому зеленые глаза и нос с небольшой горбинкой. Ох уж эти горбинки!

— Не за что, — отвечает с такой же ленцой. — Мои поздравления, — и скользит взглядом по платью.

— И еще раз спасибо, — затем киваю бармену, чтобы откупорил подарок. — А с вами, что не так? — обычно я людям в душу не лезу, но сегодня можно, сегодня я брошенная пьяная невеста.