Мрачность +2. Паства (СИ), стр. 2

Капюшон черной фигуры посмотрел в небо, затем по сторонам, а после вновь уставился на меня непроглядной Тьмой. Похоже, он действительно подзадержался. Интересно, с чего такое ограничение по времени?

— Не может, — отрывисто проговорил Покровитель. Мне показалось, эта фраза далась ему с трудом. — У нас союзнический договор. Удачи, мальчик. Поторопись с поиском очередной частицы Зуртарна. Враги видели твою карту.

Старик растаял в воздухе, оставив меня переваривать услышанное. Что? Когда они успели?

Глава 1. Отблеск Рюгуса

Я тут же открыл инвентарь и пробежался взглядом по его содержимому, удостоив особого внимания карту отца Бона. Все, как обычно.

Нахмурился, пытаясь найти подвох. По словам барона, можно выкрасть предмет из невидимого кармана. Значит ли это, что также можно просто изучить его содержимое, не забирая себе?

Мои размышления прервал шорох листьев и грубый окрик Берга.

— Только без глупостей, поняла!

— Конечно-конечно, — ответил ему слегка надменный женский голос. Очень знакомый…

Повернувшись на звук, я с полсекунды оценивал происходящее, а затем, тяжело вздохнув, покачал головой. Похоже, еще немного и, благодаря этому мрачному миру, способность удивляться у меня полностью атрофируется.

Она шла, гордо подняв голову, облаченная в тот же самый кожаный доспех, что я сегодня уже видел на Анде. Черный плащ, как у секретаря Экхайма, укрывал плечи и спину девушки. Руки она демонстративно держала поднятыми. Однако, в мире магии это не означает ровным счетом ничего. Хоть Берг, настороженно шагающий в паре метров за девушкой, и держал лук наизготовку, это уж точно нас не спасет, захоти та выкинуть какой-нибудь фортель.

Анда? Ха… Как будто да, вот только лицо совсем другое — моложе, наглее и волосы черные. Ну а системная подпись и вовсе ставит в тупик:

Уна. Уровень 96.

4342/4342.

Заметив мой взгляд, она широко улыбнулась, но продолжила вышагивать с поднятыми вверх руками. Да уж, реши эта дамочка атаковать, и мы с Бергом превратимся в цирковых кроликов — я до сих пор не знаю, как обойти заклинание контроля.

— Привет, Бон! — бодро проговорила бывшая секретарь мэра Экхайма, остановившись метрах в десяти от меня. — Спасибо, что прикончил меня. Как я и боялась, после смерти потеряла Крупицу Рюгуса. Но раз уж добивающий удар нанес тоже его Последователь, то Великий вернул мне утраченное. А еще велел присмотреть за тобой. Ну что, попросишь своего охранника убрать оружие?

— Можешь присесть, если найдешь куда, — ответил я, гостеприимно обведя рукой кладбище. — Берг, — взгляд на рейнджера, — не теряй бдительности.

Смерив меня взглядом, Уна опустила руки, усмехнулась и разместилась на одном из надгробных камней.

— Прости, бабуль, — сказала она камню, погладив его холодный бок. — Я всегда любила посидеть у тебя на коленках.

Свой лимит глупых вопросов на сегодня я исчерпал в разговоре с Покровителем. Перед ним я могу быть самим собой — нет смысла притворяться, он все равно может читать мысли. А вот перед навязанным помощником и, тем более, перед неизвестной темной лошадкой, слабину показывать нельзя. Остается молча анализировать.

Первое. Она и Анда — определенно одно лицо. Вот только «лица» не похожи. Вывод? По-моему, довольно прост — раз есть артефакты, способные менять имя, почему бы не быть и артефактам, способным менять внешность? Логично? Вроде да.

Второе — ее уровень. Сейчас он почти вдвое выше, чем у меня. Но когда горела Листьера, мы были наравне. Либо зелье ослабления, либо ее способности еще более уникальные, нежели мои. Качаться в этом мире довольно долгое занятие — медленная регенерация, ограничение на зелья… Так что, скорее всего, первый вариант, но нужно проверить.

Последнее — где ее кандалы? Сама бы не сняла. Мир посчитал за дебафф (ну или что-то в этом роде) и убрал при перерождении? Или, все-таки, кто-то помог?

— Где ты нашел эту красавицу? — обратился я к Бергу, выполнявшему мой приказ и державшему девушку на прицеле.

— Сама на меня вышла, — пробурчал лучник. — Сказала отвести к тебе.

— Вокруг, как я понимаю, никого не было? — я в полглаза глянул на Уну, та, как ни в чем не бывало, разглядывала звездное небо.

Рейнджер отрицательно покачал головой. Видно было, что хотел что-то добавить, но, покосившись на Отблеска Рюгуса, не стал. Правильно, доверия ей нет. По крайней мере, пока.

Я перевел взгляд на девушку. Почувствовав его, она прекратила созерцать небесные светила и, хищно прищурившись, уставилась мне в лицо. Затем подняла глаза, рассматривая что-то над моей головой — похоже, читает статус.

— Меня убил «Селянин Бон» — изрекла она. — А не ты, «Скрытный Бейл». Но ты победил меня… Очень странно. Я уже спрашивала тебя раньше, в ту ночь, когда сгорела Листьера, что ты такое? Неужели Отблеск, внутри которого бунтует его исходник?

— Исходник? — удивился я.

Уна поморщилась, небрежно пожав плечами:

— Не знаю, как назвать душонку, взрастившую для тебя тело — самого Бона, сына старосты Джейсона. Ну? — она подалась вперед. — Я права? Бон пытается тебя выдворить?

Признать или увильнуть от ответа — значит показать ей свои слабые стороны. Остается только убедительно приукрасить действительность:

— Нет, мы с ним прекрасно уживаемся и иногда меняемся местами.

— Хм… — протянула Отблеск Рюгуса.

— Ну а ты как? Общаешься со своим «исходником»?

— Нет, — спокойно ответила она. — Никогда не слышала эту малютку.

Я сразу зацепился за последнее слово и тут же спросил:

— Как давно ты в ее шкуре?

— Уже десять лет, — равнодушно произнесла Уна.

В груди все сжалось, но я приложил все усилия, чтобы не выдать своего волнения. Чувствую, что еще немножко приблизился к тайне этого мира. Раньше мне не удавалось пообщаться с Отблесками.

— А кем ты была до того, как Рюгус поместил тебя в тело девочки?

Уна вновь прищурилась, буравя меня изучающим взглядом. Затем хмыкнула.

— Спроси еще, когда я последний раз исподнее меняла. Что было в прошлой жизни, остается там же. Важно то, что есть в этой. А в этой я — Отблеск Великого Рюгуса. Его глаза, уши и руки. Мне велено помочь тебе найти Зуртарн. Великий сказал, что ты знаешь, где покоится еще одна его часть.

— У меня есть карта, — я кивнул, показав свернутый лист бумаги и тут же спрятав его в невидимый карман. Глаза Уны округлились, девушка спрыгнула с надгробного камня и выпалила:

— Она все это время была у тебя в инвентаре?

— Да, — выдохнул я, понимая, куда та клонит.

— О проклятое Тление! — выругалась бывшая секретарша. — Цунтер же намекал, что с ним прибыл кто-то из Последователей Вийона…

— Кто-то кружил в невидимости вокруг нас, — подтвердил Берг. — Но его навыки были настолько высоки, что я не мог определить даже примерное местоположение. Только испытывал ощущение присутствия.

Переводя взгляд с Отблеска Рюгуса на Адепта Старика, я пытался спешно вспомнить все, что читал о Вийоне. В более мягкой форме его называют Богом Хитрости. В действительности же он — Бог Лукавства, а то и Коварства. Идеальный кандидат на роль Покровителя мошенников и воров. По крайней мере, упоминания о других подобных божествах в «Малой Энциклопедии…» я не встречал.

— Должно быть, заглянул в твой инвентарь, когда ты был в рунических кандалах, — продолжил Берг, не сводя глаз с Уны. Хоть рейнджер и говорил со мной, но не переставал держать чародейку на прицеле. — Иначе мир бы сообщил тебе, что кто-то подсматривает.

Хм, значит пришло бы системное сообщение. Хвала Старику! На миг я действительно подумал, что какой-нибудь невидимка в любой момент может покопаться в моем инвентаре, а я этого даже не замечу. Однако ж не «в любой».

Но почему вор только заглянул в инвентарь? Почему не забрал карту? Можно предположить, что тогда бы я узнал об этом даже с заблокированной маной. А, может быть, хотели склонить меня к сотрудничеству, чтобы я сам добровольно ее отдал.