Побратим змея (СИ), стр. 1

====== Часть I. ПО СЛЕДАМ ВЕЛИКОГО ВОЛКА. Глава 1 ======

Пылание сердец будет прервано тьмой, и тьма станет желанной, – однако лишь свет будет спасительным. Но возможно ли свету сохраниться во тьме?..

– Слушай, молодой. Я расскажу о священном союзе Отца-Неба и Матери-Земли. Слышишь ли ты, молодой?

Несколько пар глаз едва заметно блестят в извечном сумраке пещеры, который лишь слегка разгоняет пара коптящих жировых светильников*. Шелестом призрачного ветра отдается в гранитных сводах ритуальный ответ невидимых губ:

– Я слушаю, о Взывающий.

– Взглянул Отец на Избранницу свою – и увидел, что она хороша для него. Была же она пуста и черна. И послал Отец-Небо к ней духов – тех, кто предвечно обитал в его шатрах, чтобы украсили они Нареченную, как украшают молодую перед союзом с мужчиной. И сделали духи так, как повелел им Предвечный: каждый создал для Черноликой то, что было для него хорошо. Так появились реки, леса, горы, трава, деревья, птицы, звери и рыбы. Духи же, дав им дыхание, остались со своими творениями и до сих пор живут в них. Слышишь ли ты, молодой?

– Я внемлю тебе, о Взывающий.

– Растешь ли ты, зная об этом?

– Я расту и стремлюсь перейти за грань.

– Услышь же и дальше. Были среди духов двое, чье мастерство никто не мог превзойти. Так оказалась хороша для них Черноликая, что решили они сотворить для нее особый дар. Долго трудились они, и пока работали, – все дыхание их истекло в творения, и стали сами они камнем и водой. Видишь** ли ты, о чем я говорю тебе, молодой?

– О Потусторонних горах и Озере Избранницы.

– Ты хорошо сказал, молодой. Когда закончили духи дело свое, сошел Отец-Небо к той, что была для него хороша. Священным ливнем излился в глубины ее, и зачала Нареченная его, и породила... Кого, молодой?

– Рослых***. Наших предков, что были как мы.

– Ты хорошо сказал. Ты растешь, молодой.

– Слушай, молодая. Я расскажу о священном союзе между Лучезарной и Светлоликим. Слышишь ли ты, молодая?

Дым очага – кольца камней на земляном полу, внутри которого горит огонь, ест глаза. Торопливые оранжевые всполохи освещают собравшихся. Их взгляды напряжены и внимательны, с приоткрытых губ, сливаясь с дыханием, слетает ответ:

– Я слышу тебя, Знающая.

– Когда-то Лучезарная и Светлоликий танцевали священный брачный танец любви в шатрах Отца-Неба и не скрывали ликов своих друг от друга. Но когда духи украсили Нареченную – увидела Лучезарная свое отражение в Озере Избранницы и стало ей ясно, что сияет она ярче своего супружника. Отвергла она его, отгородилась от него черной занавесью, а подниматься в небесные шатры начала только из-за Потусторонних гор, чтобы каждый рассвет видеть себя в Озере и любоваться собой. Светлоликий же в горе сокрыл лик свой – но все равно восходит в небесных шатрах, ищет и ждет неверную. Видишь ли ты, молодая?

– Я вижу, Знающая.

– Тебя ждет твой путь, молодая...

– Ответь мне, молодой: кто пришел из-за Потусторонних гор?

– Великий волк, священный предок нашего Рода.

– Что сделал он?

– Заключил союз с духами Запретного леса, став стражем границы между мирами.

– Что сделаешь ты?

– Пойду его путем.

– Что приобретешь ты?

– Силу.

– Что ты утратишь?

– Себя.

Комментарий к Часть I. ПО СЛЕДАМ ВЕЛИКОГО ВОЛКА. Глава 1 * В качестве светильника использовался камень с углублением в середине. В углубление заливали жир (животный или рыбий), вставляли фитиль из растительных волокон.

**Глагол “видеть” будет часто использоваться в значении “понимать”.

Прототипами героев послужили кроманьонцы — первые люди современного физического типа. Однако же они вряд ли называли бы себя людьми. Поэтому в качестве самоназвания было выбрано “Рослые”. Оно употребляется здесь как противопоставление кроманьонцев неандертальцам, существовавшим до них и некоторое время параллельно с ними. Согласно данным археологических исследований, кроманьонцы были действительно весьма высокими — средний их рост составлял 180-185 см., но мужчины чаще были выше, нередко и выше 2 метров. Приземистые неандертальцы в романе названы, соответственно, низкими. С маленькой буквы).

====== Глава 2 ======

Молодые охотники собрались на свободной площадке посреди селища. Их лица были серьезны и сосредоточены, не было слышно смеха и разговоров. На поясе каждого юноши висел охотничий нож, в руках были копья с костяными наконечниками*. Каждая часть вооружения была индивидуальной – все они потратили немало долгих зимних вечеров на изготовление своего снаряжения, стараясь сделать оружие как можно более подходящим для собственной руки. Теперь, в последний раз скрупулезно проверяя детали экипировки, они сознавали, что от того, насколько качественным получилось изделие, будет зависеть не только вся их дальнейшая судьба, – но и элементарное выживание в следующие по-пальцам-руки и два** восхода***. Совершить Большое путешествие означало повторить путь Великого волка, который, придя из-за Потусторонних гор, возвышавшихся на востоке, заключил союз с духами, заправлявшими в Запретном лесу и оставил обретенные им земли в наследие порожденному им Роду. По-пальцам-руки-и-два круговорота, что понадобилось ему для завершения своей миссии, символизировались теперь таким же количеством восходов, которые молодые охотники должны были провести в заповедных землях, у самых границ Пустоши, на которой и происходили когда-то эти легендарные события. В результате союза молодой Род мог не опасаться умышленного вреда со стороны обитателей леса, само название которого говорило о недоступности его для вновь прибывших. Однако от досадных случайностей никто застрахован не был. Духи жили своей, абсолютно не зависящей от соседей жизнью – и результаты их действий, вроде засухи или наводнения, могли Рослым навредить. Чтобы уберечься от этого, существовало несколько методов. Большое путешествие, когда группа смертных умышленно пересекала границу, было одним из них и служило духам напоминанием: вы не одни на Матери-Земле.

Для самих же юношей восходы, проведенные на границе миров, становились рубежом детства и зрелости. Отправившись в заповедный мир по следам Великого предка, они покидали мир живых – с тем, чтобы вернуться обновленными – не мальчиками, а мужчинами, полноправными членами Рода.

... Что касалось, разумеется, лишь тех, кто возвращался.

Лучезарная поднималась все выше, давая начало новому восходу и новому этапу жизни. Когда же она в очередной раз залюбовалась своим отражением в Озере Избранницы, из-за хижин, стоящих кругом по периметру площадки, донесся мерный бой барабанов. Он все приближался, и молодые охотники поспешили выстроиться в ряд, приняв ритуальную позу – на одном колене, склонив лицо к Матери-Земле, опираясь на стоящее вертикально копье, зажатое в правой руке. Они застыли в неподвижности, лишь изредка бросая короткие косые взгляды туда, откуда доносились барабанные удары.

Вскоре из-за строений появилась процессия, возглавляемая высоким худым мужчиной в ритуальном одеянии: в память о Великом предке на плечи его была наброшена цельная волчья шкура. Звериная голова с ощеренной пастью лежала на голове Рослого, символизируя единство звериной и человеческой сущностей в Предке, а хвост свисал где-то на уровне колен. На шее, запястьях и лодыжках мужчины красовались ожерелье и браслеты из волчьих же клыков, а по всему обнаженному спереди торсу, ногам и рукам вились сложные белые узоры: раствор для их нанесения изготовляли из разведенной в воде белой глины и мела.

По левую руку Взывающего Анха шел мальчик, осторожно неся в руках две небольшие глиняные плошки, украшенные сложным узором. В одной находилась разведенная водой смесь белой глины и мела, с помощью которой были нанесены узоры на его тело, а в другой – разведенная в воде охра.