Манускрипт (СИ), стр. 59

сравнению с туловищем, и малоподвижны, особенно левая. Смотрит прищурившись, вроде и не на тебя, уводя взгляд куда-то в сторону, а понимаешь, что тебя изучают, словно бактерию под микроскопом.

- Давно хотел с вами познакомиться лично, товарищ Сорокин, - наконец-то нарушил молчание Сталин. - Так вот вы какой - гость из будущего.

Я улыбнулся краешком губ, пожал плечами, как бы говоря, что вот, мол, так получилось, я здесь вообще ни при чём.

- Жаль, что так получилось, с падением вашего самолёта на Украине. Маршрут утверждал товарищ Берия, - быстрый взгляд в сторону наркома, - видно, не всё продумали. Ответственные лица, включая народного комиссара, получили... хм... выговоры. Однако вы показали себя в такой экстремальной обстановке с самой лучшей стороны. И что, в этом вашем будущем все такие... удалые?

- Наоборот, это сейчас народ удалой, а в моём будущем такие как я - наперечёт. Люди XXI века покрылись жирком как в физическом, так и в моральном смыслах. Разве что за исключением профессиональных военных, воюющих в 'горячих точках', да стран третьего мира, где по-прежнему люди умирают от голода и болезней. У тех каждый день - борьба за выживание. А в европейских странах, США, Канаде, да и в России по большому счёту работать физически уже не только молодёжь, но и среднее поколение не заставишь, все сидят в офисах за компьютерами. Появилось даже такое выражение - офисный планктон.

- Офисный планктон?

Сталин, переглянувшись с наркомом внутренних дел, спрятал в усах улыбку.

- Кстати, мы с товарищем Берией посмотрели ваш фильм 'Месть подаётся холодной'. Очень хорошее качество, и сюжет интересный. Сами придумали?

- Хм, ну, в общем-то... В общем-то, да! - выпалил я. - Разве что за основу взял книгу американского автора 'Банды Нью-Йорка', но она больше как справочник, сюжет пришлось выдумывать самому.

Ну да, врал я, а что в этом такого? Откуда им знать, что я копировал как мог фильм 2002 года?! Всё равно не докажут. И уже никто не докажет в этой ветке реальности, потому что к 2002 году именно мой фильм будет считаться образцом.

- А почему бы вам, товарищ Сорокин, как-нибудь не снять такой же качественный фильм у нас, скажем, на студии 'Мосфильм'? Конечно, не о бандах Москвы, мы с ними успешно боремся, так что над сюжетом нужно подумать. Но чтобы смотрелся так же интересно, и в цвете.

- Я бы и не против, вот только для этого мне придётся задержаться в Москве на неопределённый срок, а я по легенде нахожусь в отпуске на Кубе, и отпуск на днях завершается.

- Нет, речь не идёт о том, чтобы уже завтра приступать к съёмкам, мы всё понимаем. Может быть, на следующий год так же выберетесь в отпуск, как раз к тому времени война уже закончится. Это в вашем времени она завершилась весной 45-го, а сейчас мы имеем на руках автомат АК-42, который был создан не без вашей помощи в конструкторском бюро Калашникова. Он уже апробирован на Западном фронте. Разработка пенициллина, который поставляется в действующую армию - тоже часть вашей заслуги. Благодаря ему спасены сотни, если не тысячи жизней советских солдат. Теперь мы имеем сокровища, на которые можно закупить огромное количество вооружения и продовольствия. То, что мы получаем по ленд-лизу - крохи, а сами, к сожалению, не можем полностью удовлетворить потребности армии и народа. Теперь всё будет намного проще.

Да уж, оптимист... Думаю, год максимум моё участие поможет скостить, но уж никак не два. Война - не шахматы, все ходы наперёд не просчитаешь. Немцы вон тоже надеялись до зимы 41-го взять Москву и заставить Сталина подписать капитуляцию. Однако кое-чего всё же не учли, что в итоге аукнулось им жуткой зимой под Москвой, затяжной войной и своей же капитуляцией.

- Мне тоже хочется верить, что война завершится через год, - дипломатично ответил я. - А месяца на создание фильма в любом случае будет мало. Я, правда, могу приехать с уже готовым сценарием, начать работу совместно с каким-нибудь талантливым режиссёром, желательно молодым, без комплексов, а перед отъездом оставить ему свои рекомендации. А пока суд да дело, можно группу советских кинематографистов отправить на стажировку в Голливуд. Правда, без упоминания моего имени, некоторые и так подозревают меня в симпатиях к коммунистам, хотя я вроде бы повода не давал.

- Да, я слышал, товарищ Сорокин, что у вас там возникли некоторые сложности с руководителем ФБР, - в устах Сталина это прозвучало как 'фебеер'. - Якобы вставляет вам палки в колёса. Может быть, стоит убрать этого... ммм... Гувера?

О как! Я едва со стула не свалился от такого предложения. Убрать физически или что он имел в виду? Прочистив ставшее наждачным горло, ответил:

- Думаю, не нужно торопиться, товарищ Сталин. Гувер - большая шишка, и он обещал мне содействие в обмен на то, что периодически на моих радио и телеканале будет проходить нужная ему информация. Давайте поглядим, чего он хочет, а устранить Гувера мы всегда успеем. Лишь бы его смерть не связали со мной, пусть даже не имея доказательств, в противном случае не только моему бизнесу придёт конец, но и меня, боюсь, посадят в Синг-Синг до конца дней, а то и на электрический стул.

- Тоже верно, не будем спешить, да, Лаврентий? Кстати, как тебе идея с электрическим стулом? Что экономнее - пуля или некоторое количество электроэнергии?

- Хм, наверное, электрический стул - это слишком бесчеловечно, - вроде бы как невозмутимо принялся протирать стёкла пенсне носовым платком Берия. - Я видел кинохронику такой казни... Всё-таки расстрел куда более гуманен, даже по отношению к отпетым негодяям и врагам Советского государства.

- Ну смотри, а то я могу намекнуть Вышинскому, он, если что, всё организует... Ладно, главное, чтобы наш гость на этот стул в своей Америке не угодил. Кстати, я, товарищ Сорокин, как вы знаете, ознакомился с вашими показаниями, и товарищ Берия рассказал мне о вашей с ним встрече перед отлётом в Индию. Я хотел бы уточнить несколько моментов...

Эти моменты, как я и предполагал, касались переустройства Европы в частности и мира в целом после окончания Великой Отечественной. Также секретарь ЦК ВКП (б) попросил подтвердить дату его кончины, восприняв мой ответ достаточно мужественно. Далее мы прошлись по внешней и внутренней политике СССР вплоть до развала страны, с упоминанием конкретных личностей, которые, на мой взгляд, приняли в этом самом развале самое непосредственное участие.

- Товарищ Сталин, разрешите? - вклинился Берия. - У меня тут есть кое-какая информация по этим людям.

- Ну-ка, - не без заинтересованности кивнул Вождь.

- Первый Президент России Борис Николаевич Ельцин... Пока Борису Ельцину 11 лет, он является учеником школы города Березники Свердловской области. Его отец Николай Игнатьевич из раскулаченных крестьян, в 34-м был арестован по статье 58-10, был приговорен к 3 годам исправительных работ. В 1936-м освобожден досрочно, сейчас семья, как я упоминал, проживает в Березниках. Александр Николаевич Яковлев, он же прораб Перестройки, как его в своих мемуарах называет товарищ Сорокин, у нас 1923 года рождения. Был призван на фронт в августе 41-го после окончания средней школы поселка Красные Ткачи Ярославской области, служил рядовым в учебном артиллерийском дивизионе, затем был зачислен курсантом 2-го Ленинградского стрелково-пулемётного училища, эвакуированного из Ленинграда в Глазов. После окончания училища в феврале 1942 года лейтенант Яковлев был зачислен в действующую армию. Служил командиром взвода на Волховском фронте в составе 6-й бригады морской пехоты. В августе 1942 года был тяжело ранен и эвакуирован в тыл на излечение. Далее глава страны, при котором СССР распадётся. Горбачёв Михаил Сергеевич, родился 2 марта 1931 года в селе Привольное Северо-Кавказского края...

- Ты вот что, Лаврентий, давай-ка мне сюда свои выкладки по всем этим будущим проходимцам, я с ними позже ознакомлюсь. Не стоит задерживать нашего гостя, ему ещё в Америку лететь.

Мимолётный взгляд в мою сторону, которого хватило, чтобы пружина внутри сжалась и разжалась. На языке вертелся вопрос, зачем они собирают информацию по всем этим людям, большинство из которых ещё не достигло совершеннолетия, но задать его я так и не решился. Наверное, боялся услышать жестокую правду.