Разрушитель божественных замыслов (СИ), стр. 14

Все хохотали в полный голос, державшись за животы.

— А обнимал ее как крепко, — продолжал он. Смех присутствующих перешел в клекот. Я оценивающе посмотрел на крулу, потом на Дреза, мне шутки варга очень не понравились. Да и кому понравится, когда над тобой смеются.

— У нас, Дрез, говорят, «что хорошо смеется тот, кто смеется последним».

— Если я вон того усатого тебе скормлю, хватит? — спросил я вслух и показал Круле на ржущего Дреза.

— Хочу! Вкусно! — произнесла речная дева.

— Ну вот и сторожи, как он к воде подойдет, ты его хватай и ешь, — проговорил я и, не обращая внимания на насмешников, уселся рядом с эльфаром. А Десятник сразу подавился смехом, отошел подальше от воды.

— Студент, ты это, не бери в голову и грех на душу. Она же теперь за мной везде охотится будет. Ни коня напоить, ни самому к воде подойти нельзя будет, — сказал он мне. — Я же просто шутил, — он был растерян, от прежнего смеха не осталось следа.

— Дрез, ты не бери в голову, я тоже пошутил.

— Не ешь Дреза, Крула. Хочешь его в мужья, — спросил я вслух обращаясь к красотке.

А той было все равно за кого идти. Это я понял по тому как быстро она согласилась. — Хочу! Еще есть хочу.

— Накорми ее десятник или передай другому, — ляпнул я.

Дрез сначала опешивший, быстро успокоился, опытный вояка сразу увидел возможность снять с себя тяжкое бремя и, обернувшись, посмотрел на варгов. Те стали пятиться и махать руками.

— Дрез, не вздумай передать ее нам, — в разнобой закричали они. А десятник, уперев одну руку в бок, пальцем другой руки ткнул в одного из них и обвиняюще проговорил: — Марек, ты сегодня плохо оружие вычистил, вот бабу речную и принимай.

— Марек, давай еду, — прозвучало у всех в голове. Тут уже я не смог сдержаться и стал просто ржать. Ситуация явно была нестандартная и хохотавшие воины сами стали объектами насмешек со стороны орков и посольских.

Тот побледнел, заморгал глазами, посмотрел с обидой на десятника и выпалил:

— А твой брат Гроздя сегодня спал на посту, вот пусть он и кормит крулу, раз надо найти виновного. Крула твой муж Гроздя! — крикнул обрадовано варг.

— Гроздя, хочу есть!

— А почему я! — воскликнул молодой парень, не ожидавший такого поворота в своей судьбе. — Рачек больше моего спал, вот пусть он и берет ее на содержание. Демон, твой муж Рачек.

— Рачек, дай еду!

— Это не честно! — Вспылил воин, — я спал потому что выиграл в кости у Мрышика, он должен был за меня службу нести. Раз не стал, пусть берет он ее в жены и живет с ней. Крула, тебя будет кормить Мрышек.

— Мрышек, погладь меня и покорми! — Круля стала выползать на берег. Воин уже в возрасте с седыми усами стал отступать и затравлено оглядываться. Орки, видя такой расклад, стали вынимать топоры, показывая, что с ними лучше не шутить, а посольские развернулись и стремглав помчались прочь.

— Как у Вас служба поставлена плохо, — подначил я десятника, — на посту спят, оружие не чищено, еще в кости играют. Ужас просто! — закатил я глаза.

А чего сразу Мрышек, — проговорил воин. — Не я на этой бабе катался и лапал ее. У меня руки грубые и еды мало. Студент все это начал, пусть и женится. После его слов я на практике понял, что планеты круглые. Я растеряно посмотрел на Гради-ила, а тот вскочил и опрометью бросился бежать в сторону города.

— Студент, дай еду и погладь! — требовательно сказала Крула. Буквально в считанные мгновения берег реки опустел, остались только я и приползшая Крула.

— Видно от судьбы никуда не уйдешь, — притворно вздохнула Шиза.

Глава 2

Скрав

Поудобнее пристроив заплечный мешок из кожи, Алеш направился в единственный коридор, который был выходом из этого помещения. Ему нужно было пройти несколько комнат и не по прямой, а сначала повернуть направо. Что он и сделал. Комната была местом упокоения останков кого-то великого существа в далеком необозримом прошлом. Он присмотрелся и прислушался. В центре стоял каменный саркофаг, богато украшенный резьбой и золотом. Колонны, подпирающие свод саркофага, венчали магические светильники, они в сочетании с тишиной создавали торжественный фон захоронению, окутывая тёмно-бордовым светом саркофаг и создавая контрастную тень по остальному помещению. Больше ничего в комнате не было. Но сама атмосфера навевала благоговение.

Герои былых времен, пришло понимание к Проксу, оно всплыло откуда-то из глубины его сознания, словно он хранил эту память глубоко спрятанной и забытой. Словно, он тоже был соучастник былых событий. Первые алые скравы, предтечи тех, кто остался наверху. В нем пробуждалась память скрава и Алеш это понял. Он чувствовал непонятные, необъяснимые изменения, происходящие в нем. Можно сказать, на уровне ощущений и пока только так.

Прокс вышел из состояния созерцания, и внутренне собрался, теперь это был осторожный хищник. Собранный. Готовый напасть или отступить в случае опасности. Он осторожно двинулся вперед. Как только он вошел и сделал первый шаг, сканер показал две красные отметки, быстро приближающиеся к нему с двух сторон. Он сделал шаг назад, и маркеры исчезли.

Интересно, подумал Прокс, система безопасности работает на определенной дистанции или при пересечении определенной границы. Каких-то сигнальных нитей в магическом зрении он не видел. Алеш решил проверить свои выводы и сделал шаг вперед, на сканере сразу отобразились два красных маркера. Один слева, другой справа и стали приближаться к нему. Он снова отступил на шаг назад, маркеры исчезли. Не делая новых шагов, нагнулся вперед и заглянул в комнату. В углах неподвижно, сливаясь с тенью, стояли облаченные в доспехи воины, было их два, но сканер был глух и пуст. Он не показывал опасности. Прокс посмотрел магическим взглядом и увидел тонкие энергетические нити, идущие от саркофага к застывшим, словно статуи, воинам. Сам саркофаг представлял из себя, огромный заряженный амулет или накопитель. Прокс не мог точно разобрать его свойства.

Значит, сигнал тревоги выдает этот самый саркофаг, но может статься и тот, кто в нем лежит. Каким-то образом он чувствует чужака и приводит в действие бойцов. Алеш окинул взглядом комнату. На полу лежали разбросанные кости, черепа, ржавые мечи и части амуниции, по-видимому останки тех, кто хотел пройти дальше. Оценить силу и мощь бойцов он мог только по этим фрагментам, рисковать и вступать в схватку с неизвестными воинами он не хотел, поэтому положился на скорость и удачу. Путь был один, и он вел через этот склеп. Окинув помещение еще раз взглядом, Алеш рванулся к саркофагу и почти мгновенно проскочил расстояние до него. Времени рассматривать, кто там лежит у него не было, он просто перепрыгнул его, свернул налево, пронесся дальше и притормозил в небольшом тамбуре перед следующей комнатой. Он предполагал, что здесь должна быть безопасная зона. Упокоеный хозяин предыдущего склепа уже не мог действовать, а новый еще не действует, так как он вышел из одной зоны и не вошел еще в другую. Его выводы оказались верными. Следующая комната оказалась таким же местом захоронения существа с магическими нитями, протянувшимися от саркофага, к застывшим воинам в углах.

Раз первый опыт прохождения комнаты оказался верным, Алеш, решил проскочить эту гробницу так же. Он мысленно посчитал до трех и бросился вперед. Добежал до саркофага и, оттолкнувшись от пола, прыгнул. Но видно не рассчитал силу толчка, зацепился ногой за край саркофага и свалился в него. Проклиная свою неуклюжесть, попытался подняться. Но не смог. Крепкие сухие руки обхватили его за плечи и потянули на себя. Бросив быстрый взгляд на того, кто его схватил, он увидел что лежит лицом к лицу на хозяине каменного гроба, оттуда на него смотрела иссохшая мумия с красными разгорающимися огнями в пустых глазницах. Именно руки мумии схватили его и мешали ему подняться. У нее была рогатая голова, обтянутая желтоватой кожей и огромные клыки, торчащие из открытой, безгубой пасти. Этим клыками проснувшееся существо пыталось укусить Алеша. Напрягая все свои силы, Алеш приподнялся и разглядел ожившего покойника, он лежал на мумии, облаченной в красную мантию. Та обхватила его уже за пояс и пыталась удержать, клацая зубами. А Прокс, упершись в его грудь руками, старался отодвинутся.