Разрушитель божественных замыслов (СИ), стр. 103

Академия

Площадь перед академией была прилежно убрана от снега. Сам снег вывезен и на улицах не было сугробов. Как это бывало обычно на наших улицах. Снегоочистительные таратайки освобождали дорогу и вывалили снег на тротуар, дворники перекидали опять на проезжую часть, и так всю зиму шла борьба кто кого. Борта я отправил за водой из пруда, для Груты, а сам зашагал к воротам.

На проходной дремал Гронд собственной персоной, увидел меня и обрадовался. Вышел из своей будки, на его плечах висела накинутая меховая безрукавка и стал ждать меня с улыбкой доброго дедушки на сморщенном лице. — Господин барон, рад вашему возвращению, что расскажете? — он лучился добродушием и был каким-то домашним, в войлочных высоких сапогах и телогрейке.

Я осторожно оглянулся влево вправо и заговорщически спросил:

— У вас продается славянский шкаф, и подмигнул. Всем своим видом я показывал, что нарочито осторожен.

— Какой шкаф? — вылупился на меня дед. Я снова огляделся, чтобы посмотреть не подслушивает ли кто, и задал свой вопрос громким шепотом.

— У вас продается славянский шкаф? — и снова подмигнул.

— Какой шкаф, нехеец? Вы здоровы? — он отступил на шаг и стал на меня смотреть широко раскрытыми глазами, теперь его лицо выряжало крайнюю степень удивления.

— Ответ неверный. Вы не Гронд, сударь! — назовитесь и скажите где убиенный вами тайный стражник.

Тот еще отступил на шаг, и спросил:

— Тебя случаем по голове в степи не били? Странный ты какой-то вернулся.

— Вернулся я нормальным, мастер, только кто-то постарался засунуть меня в тюрьму и вытащил оттуда после заключения контракта о зачислении меня в тайные стражники. Причем, замечу, без выплаты жалования. Вот, я и подумал, что такой добрый и уважаемый человек, как мастер Гронд, на такое не способен. Значит, его подменили наши враги. На мой взгляд, — продолжал я, — мастер производил впечатление человека, который пока еще дорожил своей жизнью. Поэтому я назвал пароль, который забыл мне дать мой куратор.

— И какой ответ? — спросил заинтересовано старик, выслушав внимательно мой монолог.

— Шкаф продан, осталась только никелированная кровать с тумбочкой, — ответил я (пароль из фильма «Подвиг разведчика»).

— Он тоже забыл мне об этом сказать, — не смутившись ответил Гронд и повторил.

— Шкаф продан, осталась только никелированная кровать с тумбочкой. Инцидент исчерпан? — он посмотрел на меня. Я на него. Не так-то просто вывести мастера из равновесия. — Нет, — ответил я.

— Ах, понимаю, господин студент, Ваша лигирийская половина не может остаться без материального вознаграждения. Ведь так?

— Нет, не так, — парировал я грубые намеки на моего деда купца. — Закон справедливости требует оплаты службы, меня так учили в нехейских горах.

— А вы что уже служили? — он сделал удивленное лицо.

— Не делайте вид, что вам не известны мои подвиги, на службе Его Величеству, — я был непреклонен.

— Даже подвиги! — всплеснул он руками.

— Что значит, даже? — я сделал оскорбленный вид. — Меня будут награждать на балу у Его Величества.

— Наглец! — Покачал головой безопасник. — Ваша сохраненная жизнь и честь дворянина, это достаточная плата за подвиги? — он иронично смотрел на меня, скрестив руки на груди.

— Ну, если Его Величество обеднел, то я удовлетворюсь и этим, мастер. Вот, возьмите, — я протянул ему свиток.

— Что это? — Взяв его из моих рук, спросил он и повертел его с какой-то опаской во взгляде.

— Это отчет о моих подвигах на службе Его Величеству. Куратор просил написать и передать Вам, мастер.

— Понятно. Почитаем. — Он засунул свиток в сумку. — Еще раз скажу, рад Вашему возвращению, барон, идите отдыхайте. Набирайтесь сил.

Я вежливо откланялся и ушел. Чтобы не создавать ненужного ажиотажа у своих вассалов под скрытом прошел аллеи и телепортировался к себе. Мое жилище было тщательно убрано, нигде не было ни пылинки. Кровать была застелена свежим, чистым бельем, и я с удовольствием растянулся на мягких простынях. Все встречи я отложил на следующее утро.

Но на следующее утро я получил от Борта послание: — Босс, беда! Исчезла Вирона.