Разведенная жена или, Жили долго и счастливо! vol.2, стр. 5

Глядя на ее женское отчаянье, я не знала, что сказать. У меня был шок, я как и она заливалась слезами. Было так ее жалко, особенно с учетом того, что все эти годы я ее осуждала, что я винила ее в том, что она ушла от отца. Какая же я идиотка. Но почему мама не рассказала нам с сестрой? Мы же уже были довольно взрослыми. Быть может взыграли остатки гордости, которую она не хотела растерять перед своими дочерьми.

Мой мир перевернулся. Я повторю судьбу мамы, судьбу многих женщин, которых предали их мужья. Сначала Александр, но он-то не был любовью моей жизни. Теперь Сергей, который изменял мне долго и очень много. Неужели я настолько наивна, что думаю, он измениться. Ради меня, ради детей. Может его хватит на год, два или даже на пять лет, а потом тестостерон взыграет в его крови и он пустится во все тяжкие.

Когда малышам будет уже 10 или 15 лет, я уйду от него. Может найду другого мужчину, но любить-то буду его — своего предателя. Тупая женская черта!

- Мама, извини меня. Я не хотела тебя расстраивать. Я не знала, как все было на самом деле. Я тебя не осуждаю. Ты в любом случае приняла самое верное решение. Наверное, если бы ты подала на развод сразу, мне было бы тяжелее принять из-за своего детства. Или если бы ты подала на развод позже, то не думаю, что это было правильно, жить с тем, кто постоянно тебя предает, - выдохнула я. - Но в этой ситуации мне нужно ехать в Москву. Я спрошу тебя еще раз. Ты посидишь с детьми? Я полечу с бригадой медиков, мне, по сути, ничего не грозит. Но я должна быть там. Прошу тебя.

- Конечно, Маша, я посижу с детьми. Только оставь все контакты и держи меня в курсе.

- Естественно! - обняла я ее, вытирая слезы.

Медсестра принесла договор, я внимательно прочитала его, подписала и оплатила. К обязанностям моих сопровождающих входила перевозка бизнес-классом с медоборудованием и инвалидным креслом. За 50 штук доставка была только в одну сторону, какие хитрые англикосы, злилась я.

Перевозку уже назначили и через час за мной прибудет бригада скорой помощи, чтобы отвезти в аэропорт. Мама уже не пытается меня отговорить, ведь понимает причины моего желания быть в Москве, хотя я сама их до конца не могу понять.

Как верно сказала Лариса, между мной и Сергеем есть какая-то связь. Быть может она поможет ему выкарабкаться.

- Я встречу тебя в аэропорту, - сказала мне несостоявшаяся свекровь, когда я предупредила ее о своем намерении приехать.

Поцеловав своих еще совсем крошечных детей и маму, я уселась в кресло-каталку, на которой меня аккуратно довезли до машины скорой помощи. Наблюдай я со стороны за аналогичным поведением какой-нибудь подруги, тоже бы решила, что у нее не все дома. Но когда дело касается нас с Сергеем, такие действия для меня кажутся вполне адекватными.

Аэропорт, самолет, учтивые стюардессы, служба перевозки маломобильных пассажиров и вот через несколько часов я в Москве. Таможня и новая скорая помощь, на которой меня встретила Лариса. Мы почти не обменялись репликами с матерью моего мужчины девичьих грез и двинули в сторону больницы. До клиники, в которой оперируют Сергея, полтора часа пути.

На подъезде она все же заговорила со мной.

- Ему сделали операцию на печень, все с ней нормально. А вот с головой, - произнесла она и умолкла на несколько секунду. - В общем, пуля зацепила какую-то область в мозгу, вызывая гематому. Ему вскрыли череп, чтобы снять давление. Сейчас ведется операция лучшими нейрохирургами Москвы. На самом деле, если бы был выбор, мы бы повезли его в Израиль или в Германию, но времени на перевозку нет. Поэтому мы так рискуем, - вздохнула она. - Может я делаю глупость, но мне кажется, только ты способна поднять его, вырвать из небытия. Проблема в том, что шансы на его восстановление не выше десяти процентов. Так говорят врачи. Иностранные нейрохирурги дают такие же прогнозы. Он может перестать говорить после операции, - произнесла она и поток слез хлынул из ее глаз.

Я слушала Ларису без доли эмоции на лице, хотя внутри все горело.

- Он может перестать понимать нас и узнавать после операции, - сжимала она рот руками. - Я хватаюсь за соломинку, но я надеюсь, что ты сможешь ему морально помочь. Должно же произойти чудо! Любовь сама по себе чудо. А ваша любовь в особенности. Я понимаю, что ты не считаешь меня его матерью, - почерствел ее голос. - Да, я не биологическая мать Сергея, но я люблю его больше, чем любила родная! - сжала Лариса губы, пытаясь контролировать эмоции.

- Извините, если я вас обидела своей черствостью. Я люблю Сергея, жизни без него не представляю. Я сделаю все, чтобы он выкарабкался.

Лариса аккуратно взяла мою руку и поцеловала ее.

- Я так хочу, чтобы вы были счастливы вместе, дорогая Мария!